Подвиг разведчиков

Все,что связано со Второй Мировой войной и затрагивающее Инстербург

Модератор: Wandragor

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 10 авг 2005, 10:43

Важная, по своему содержания, правка в текст моей авторской статьи «ГЛУБИННАЯ РАЗВЕДКА В ХОДЕ БОЁВ ЛЕТА 1944-ВЕСНЫ 1945 гг. ЗА ВОСТОЧНУЮ ПРУССИЮ»:
«Однако реально на сегодняшний день в открытой печати удалось отыскать упоминания о существовании, как минимум, 77 специальных диверсионно-разведывательных формированиях советской военной разведки, но при этом кодовые названия известны лишь 69 из них. Итак:
- прямого подчинения Разведуправления Генштаба Красной Армии – спецотряд лейтенанта «Фёдорова»;
- Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта (всего – не менее десяти групп, но часть из них, вероятней всего, была прикомандирована сюда именно из состава ОООН НКГБ СССР, но какие конкретно - пока неизвестно): «Артур», «Атаман», «Мичиган», «Орион», «Тайфун» и «Харон»;
- Разведывательного управления 2-го Белорусского фронта: «Лось», «Матросов», «Невский», «Олег» и «Ясень». К ним плюс ещё три, кодовое название которых неизвестно: 1) гвардии капитана Черных, заброшенная в ноябре 1944 года в расположение Млавского укрепрайона и полностью погибшая 31 декабря того же года в ходе марш-броска из-под Пшасныша к Плоцку; 2) лейтенанта Мельникова, погибшая на территории Цеханувского округа почти в полном составе; 3) лейтенанта Ухова, заброшенная в район польского города Мышинец не позднее декабря 1944 года и в период 30 декабря 1944-14 января 1945 гг. действовавшая в данном районе плечом к плечу с разведгруппой «Матросов»;
- Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта (но часть из них, вероятней всего, была прикомандирована сюда именно из состава ОООН НКГБ СССР, но какие конкретно из нижеперечисленных пока неизвестно): «Аврора», «Бас», «Блондин, «Быстрый», «Висла», «Витинг», «Вол», «Восточный», «Восход», «Ганс», «Гафен», «Грач», «Гром», «Грейдер», «Гук», «Док», «Дятел», «Западный», «Заря», «Зигфрид», «Зубр», «Иво», «Искра», «Казбек», «Камень», «Кит», «Клык», «Кристалл», «Кросс», «Курт», «Леон», «Максим», «Мороз», «Неман», «Норд», «Отто», «Прогресс», «Ром», «Русь», «Свет», «Спарс», «Сокол», «Сталь», «Студент», «Урал», «Утёс», «Фриден», «Шлеминг», «Штык», «Эрих» и «Як». (При этом точно известно, что «Вол», «Гром», «Грейдер», «Док», «Дятел», «Зубр», «Кит», «Максим», «Урал» и «Штык» - из в/ч «Полевая почта 83462» 3-го отдела.);»
Юрий РЖЕВЦЕВ
Последний раз редактировалось sobkor 11 авг 2005, 20:10, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 11 авг 2005, 08:56

Нужна помощь экспертов. Речь идёт о необходимости идентифицировать по кодовым названиям нижеперечисленные разведгруппы Разведуправления 2-го Белорусского фронта, действовавшие в 1944-1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки противника (но на территории Польши).
Юрий РЖЕВЦЕВ

СПЕЦИАЛЬНАЯ ДИВЕРСИОННО-РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ ГРУППА ГВАРДИИ КАПИТАНА ЧЕРНЫХ (кодовое название неизвестно), подразделение глубинной разведки Разведывательного управления 2-го Белорусского фронта, действовавшие приблизительно в ноябре-декабре 1944 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника (но на территории Польши).
Состав на конец декабря 1944 года - восемь человек: командир – гвардии капитан Черных; радист – разведчик по имени Иван; бойцы – Ванькевич, Горцев Александр, Звенцов Виктор, Кузнецов, Филатов Михаил и Шабовский.
На 30 декабря 1944 года – девять: к основному составу плюс один – радистка сержант Морозова («Лебедь») Анна Афанасьевна, последняя из состава уничтоженной карателями 27 декабря 1944 года в Мышинецкой пуще специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек» 3-го Разведуправления Белорусского фронта.
Заброшена была в ноябре 1944 года в район приграничного к Восточной Пруссии польского города Млава.
В районе оперирования действовала в тесном взаимодействии с Мышинецким польским партизанским отрядом поручника Игнация Седлиха («Чёрный») численностью в 16 штыков.
30 декабря 1944 года радиокорреспондент № 2165 «Лебедь» (сержант А.А. Морозова) отимени гвардии капитана Черных передала в Центр три радиограммы. Первая: «Пятнадцать «тигров» и 67 других танков на рембазе. Бронетанковая часть в составе ста машин отправляется на платформах на Пшасныш. В Хожеле стоит часть из танкового корпуса «Великая Германия».
Вторая: «В Пшасныш прибыл полк фольксштурма и батальон Гитлерюгенда».
Третья - с дополнительными разведданными о гарнизоне гитлеровских войск в польском городе Млаве, что, к слову, позволило советской авиации нанести по данной цели очередной точный массированный бомбоштурмовой удар.
Ответ Центра: «Выношу благодарность за успешную разведку в Млаве. Прошу выяснить результаты бомбежки…». И в тот же вечер – с разрешением разведгруппе гвардии капитана Черных передислоцироваться из района города Пшасныш в окрестности Плоцка – на территорию Серпцкого повята (уезд), чтобы укрыться там в плавнях реки Вкра.
Во второй половине того же дня, 30 декабря, совместное советско-польское подразделение общей численностью в 24 штыка покинули Мышинецкую пущу.
С рассветом 31 декабря 1944 года после 14-часового марш-броска оно остановилось на отдых на расположенном в сорока километрах от Варшавы хуторе Нова Весь. Этим же утром данный хутор подвергся внезапному нападению эсэсовцев. В завязавшемся неравном бою вся разведгруппа гвардии капитана Черных в полном составе погибла смертью героя. Вот как об этом рассказано в известной повести О.А. Горчакова «Лебединая песня»: «…Караульный даёт длинную очередь из РПД, и тут же во дворе серией рвутся немецкие гранаты-«колотушки», очереди автоматов прошивают стены риги. Прислонившись к стене сидит капитан Черных. Кровь заливает остекленевшие глаза. Зажигательные пули зарываются в сене, и сено уже дымится… Аня [Морозова] вешает рацию на плечо, подхватывает сумку с батареями, выбегает из ворот риги прямо на огонь немецких МГ и «шмайссеров». Убиты Горцев, Филатов, Кузнецов…
Эсэсовцы и власовцы атакуют с запада и северо-запада, со стороны реки Вкра и острова Юранда. Десантники и партизаны на бегу огнём автоматов отгоняют их к ольшанику. Перед хутором остаются пять вражеских трупов. Аня кидается вслед за ребятами и проулок между ригой и хлевом, мельком видит сизо-голубые фигуры эсэсовцев… Низко сгибаясь, бежит она по заснеженному картофельному полю. Ребята впереди и сзади падают, отстреливаясь, один за другим… Пули настигают Звенцова, Ваньковича, Шабовского…
У самой опушки ничком падает радист Иван».
Что же касается сержанта Анны Афанасьевны Морозовой («Лебедь»), то она погибла несколько считанных часов спустя, подорвав себя и окруживших её карателей последней гранатой.

Специальная диверсионно-разведывательная группа лейтенанта Мельникова (кодовое название неизвестно)
СПЕЦИАЛЬНАЯ ДИВЕРСИОННО-РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ ГРУППА ЛЕЙТЕНАНТА МЕЛЬНИКОВА (кодовое название неизвестно), подразделение глубинной разведки Разведывательного управления 2-го Белорусского фронта, действовавшие приблизительно в конце 1944-начале 1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника (но на территории Польши).
Какую-либо информацию об этой разведгруппе в открытой печати отыскать не удалось, за исключением следующей строчки в военных мемуарах бывшего командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Матросов» Ф.С. Фазлиахметова: в Польше «почти целиком погибла группа лейтенанта Мельникова».

Специальная диверсионно-разведывательная группа лейтенанта Ухова (кодовое название неизвестно)
СПЕЦИАЛЬНАЯ ДИВЕРСИОННО-РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ ГРУППА ЛЕЙТЕНАНТА УХОВА (кодовое название неизвестно), подразделение глубинной разведки Разведывательного управления 2-го Белорусского фронта, действовавшие зимой 1944-1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника (но на территории Польши).
Состав (но на 30 декабря 1944 года - на момент встречи с разведгруппой «Матросов») – четыре человека: командир – лейтенант Ухов; бойцы - Жаров Владлен, Мосаковский Иван и Поплавский Тадек.
Заброшена была в район польского города Мышинец не позднее декабря 1944 года и в период 30 декабря 1944-14 января 1945 гг. действовала в данном районе плечом к плечу с разведгруппой «Матросов».
К концу декабря сорок четвёртого имела в районе оперирования широкую и активно работающую агентурную сеть из польских патриотов.
Утром 14 января 1945 года разведгруппа «Матросов» по рации получила из Центра приказ, касающейся, в том числе, и коллег из разведгруппы Ухова: «Перейти в район Вилленберга [ныне – польский Вельберк]. Установить контроль за воинскими перевозками и переброской войсковых частей. Особое внимание мотомехчасти. Группе Ухова уходить на юг на соединение с частями Красной Армии».
Имела безвозвратные потери в лице двоих разведчиков, но фамилии последних неизвестны.
В открытой печати сведения о данном подразделении глубинной разведки удалось отыскать только на страницах военных мемуаров бывшего командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Матросов» Ф.С. Фазлиахметова.

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 11 авг 2005, 08:59

Малоприятный факт, с которым столкнулся лично: как выясняется, местные общественные организации ветеранов военной разведки практически не информированы о своих бывших коллегах, кому на пенсию выпало уйти не из структур ГРУ, а из других ведомств. Причём здесь мало наслышаны даже о тех из них, кто в своё время стал живой легендой военной разведки. В связи с этим предлагаю своим читателям подборку биографических справок на бывших профессиональных военных разведчиков, которые в разное время проходили службу в органах правопорядка и госбезопасности Калининградской области.
Юрий РЖЕВЦЕВ

Профессиональные военные разведчики из числа фронтовиков, проходившие в разное время службу в органах правопорядка и госбезопасности Калининградской области

БОРОДИН Дмитрий Андреевич, ветеран уголовно-исполнительной системы региона, активист Калининградской областной организации ветеранов войны и военной службы, майор внутренней службы в отставке (2000).
Родился 24 мая 1923 года.
Образование: в 1950 – Калининградскую офицерскую школу МВД России (г. Багратионовск) по оперативно-пенитенциарному профилю.
В 1945 году – разведчик 43-й армии, сержант. Один из подлинных героев штурма города-крепости Кёнигсберг.
Биографическая справка пока не готова.

КАНДАУРОВ Иван Зотьевич (1912-1991), ветеран калининградской милиции и уголовно-исполнительной системы региона, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга, один из первых руководителей калининградской милиции, подполковник внутренней службы в отставке.
Родился в 1912 году селе Карасёво Карасёвского района Алтайского края.
Образование: в 1938 – полугодичную Томскую школу милиции НКВД СССР.
На службе в органах внутренних дел в 1938-1939 гг. (участковый уполномоченный) и в мае 1946-1961 гг.
В 1939-мае 1946 гг. - на военной службе. Участник Великой Отечественной войны: командир роты, начальник разведки полка и стрелковой бригады, командир батальона, начальник отделения штаба стрелковой дивизии, начальник разведки 1-го танкового корпуса, старший инспектор по руководству военными комендатурами на 3-м Белорусского фронте. Имел пять ранений и две контузии.
13 мая 1946 года подполковник И.З. Кандауров приказом Уполномоченного МВД-МГБ СССР по Восточной Пруссии был назначен заместителем начальника городского управления милиции Калининграда. Впоследствии - заместитель начальника хозяйственного отдела УМВД по Калининградской области и заместитель начальника тюрьмы № 1 Отдела мест заключения УМВД по Калининградской области.
С 1961 года – пенсионер органов внутренних дел. Долгие годы трудился на руководящих должностях в подразделениях военизированной охраны ряда калининградских заводов.
Кавалер многих государственных наград и, в частности, ордена Ленина (1941), двух орденов Красного Знамени (1943, 1944), двух орденов Отечественной войны 1-й степени (1944, 1985), ордена Кутузова 2-й и 3-й степени (1945), Красной Звезды (после 1945), медали «За оборону Москвы», «За взятие Кёнигсберга».
Скончался 16 февраля 1991 года. Похоронен в Калининграде.

КРУТАЛЕВИЧ Алексей Денисович, ветеран уголовно-исполнительной системы региона, подполковник внутренней службы в отставке (2000).
Родился 22 ноября 1924 года в Белоруссии.
Образование: в 1940 – школу ФЗО в городе Горловка Донецкой области; в 1943 – разведшколу; в 1948 – Вильнюсское военное училище.
В 1943-1944 гг. – боец одной из специальных диверсионно-разведывательных групп глубинной разведки, действовавших на оккупированной территории Белоруссии.
Биографическая справка пока не готова.

СЛОНЕЦКИЙ Анатолий Семёнович (1916-1989), ветеран системы отечественного МВД, уголовно-исполнительной системы и пограничных войск, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга, в 1953-1955 гг. – начальник Калининградской специальной средней школы милиции МВД СССР, генерал-майор милиции (1959) в отставке, Заслуженный работник МВД (1972), Заслуженный юрист Узбекской ССР (1967).
Родился 1 мая 1916 года на территории современной Украины – в селе Кривое Озеро Голосковской волости Первомайского уезда Одесской губернии (ныне – Первомайский район Николаевской области). Русский. Член КПСС с августа 1939 года.
Образование: в 1933 – горный техникум; в 1936 – Школу младшего начсостава при Отдельной мотомеханизированной дивизии особого назначения войск НКВД СССР имени Ф.Э. Дзержинского; в 1939 - Орджоникидзевское училище войск пограничной и внутренней охраны НКВД СССР; в 1941 – 4-й факультет (Скандинавское направление) Высшей специальной школы Красной Армии при Военной академии Генерального штаба; 4 августа 1952 – Отделение переподготовки руководящего состава Высшей школы МГБ СССР; 24 июня 1953 – годичную заочную среднюю школу Калининградского ОБЛОНО; в ноябре 1955 – факультет заочного обучения Высшей школы МВД СССР.
В 1935-1946 гг. – на военной службе в войсках НКВД-МВД СССР, в том числе до 1937 года военнослужащий Отдельной мотомеханизированной дивизии особого назначения войск НКВД СССР имени Ф.Э. Дзержинского (Московский военный гарнизон): красноармеец 3-го стрелкового полка и курсант Школы младшего начсостава, а в 1937-1939 гг. – курсант военного училища НКВД СССР.
После производства в офицеры (1939) – военнослужащий 9-го Псковского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД СССР Ленинградского округа: младший помощник начальника 5-го отделения управления отряда и заместитель коменданта пограничного участка по оперативной работе.
В 1940-1941 гг. – слушатель 4-го факультета (Скандинавское направление) Высшей специальной школы Красной Армии при Военной академии Генерального штаба.
Участник Великой Отечественной войны с первых её минут: помощник начальника 5-го (разведка) отделения управления 5-го Энсонского пограничного Краснознамённого отряда Управления пограничных войск НКВД СССР Ленинградского округа.
В 1941-1942 гг. – заместитель начальника оперативного пункта на Ленинградском фронте Разведывательного отдела УНКВД по Ленинградской области.
В 1942-весной 1946 гг. – военнослужащий 108-го пограничного полка войск НКВД СССР управлений войск НКВД СССР по охране тыла Ленинградского, 3-го Прибалтийского, 3-го и 2-го Белорусских фронтов: заместитель начальника разведки полка и (с 1944) заместитель командира полка по разведке. В данном качестве принимал участие в обороне Ленинграда, освобождении советской Прибалтики и Польши, боях за Восточную Пруссию, в том числе и в штурме города-крепости Кёнигсберг, и одновременно в 1944-1945 гг. - в борьбе с бандитизмом на территории Польши и Германии. Последнее звание на военной службе – майор (1945).
На службе в органах внутренних дел 1 мая 1946-19 июня 1980 гг., в том числе до конца августа 1958 года - в рядах калининградской милиции. Первая должность здесь - заместитель начальника Отдела по борьбе с бандитизмом Аппарата уполномоченного МВД-МГБ СССР по Восточной Пруссии.
С конца мая-начала июня 1946 года сотрудник аппарата УМВД по Кёнигсбергской (с 17 июля 1946 года – Калининградской) области: заместитель начальника Отдела по борьбе с бандитизмом; заместитель начальника (с 15 апреля 1947) Отдела по делам военнопленных и интернированных; заместитель начальника (с 1948) Отдела исправительно-трудовых колоний (ОИТК) по оперативной работе; начальник (с 1949) Отдела по борьбе с бандитизмом; заместитель начальника (с 16 февраля 1950) ОИТК.
Летом 1950 года неоднократно подавал по команде рапорты с просьбой о возвращении на оперативную работу в войска МВД-МГБ СССР с мотивацией: «Перевод в милицию переживаю морально и материально». В конечно итоге рапорты эти были удовлетворёны, но частично. Так, на основании совместного приказа калининградских областных УМВД-УМГБ № 00464/00392 от 21 июля 1950 года майор А.Н. Слонецкий был передан из УМВД по Калининградской области в УМГБ по Калининградской области, где, однако, был использован именно на… милицейской службе: на основании приказа МГБ СССР № 6887 от 9 декабря 1950 года принял должность заместителя начальника Управления милиции УМГБ по Калининградской области.
В 1951 году был произведён в подполковники милиции.
В сентябре 1951-4 августа 1952 гг., по-прежнему при этом состоя в должности начальника Калининградского областного управления милиции, находился на учёбе при Отделении переподготовки руководящего состава Высшей школы МГБ СССР.
5 ноября 1953 (приказ о назначении МВД СССР № 1940)-29 августа 1955 гг. – начальник только что недавно сформированной Калининградской специальной средней школы милиции МВД СССР.
29 августа 1955 года на основании изданного в этот день МВД СССР приказа № 1082 подполковник милиции А.С. Слонецкий был назначен начальником милиции-заместителем начальника УМВД по Калининградской области (но утверждён в данной должности решением ЦК КПСС был лишь двое суток спустя - 30 августа 1955 года).
12 декабря 1955 года удостоился специального звания «полковник милиции».
С 27 декабря 1956 гг. в связи с переименованием должности – заместитель начальника УВД Калининградского облисполкома.
Приказом МВДСССР № 827 от 25 августа 1958 года переведён на службу в аппарат МВД Узбекской ССР: до 8 июля 1967 года – начальник республиканского Управления милиции. На данном посту ярко отличился в ходе ликвидаций страшных последствий Ташкентского землетрясения (26 апреля 1966 года).
Генеральное звание – «комиссар милиции 3 ранга» - присвоено в 1959 году.
8 июля 1967 (приказ о назначении МВД СССР № 428)-19 июня 1980 гг. – начальник УВД Новосибирского облисполкома.
19 июня 1980 года на основании изданного в этот день МВД СССР приказа № 299л/с был уволен со службы «в запас Вооружённых Сил по статье 67 (по возрасту) с правом ношения установленной формы одежды» и с этого момента - пенсионер органов внутренних дел.
Выслуга генерал-майора милиции А.С. Слонецкого на день увольнения составила: общая – 44 года 06 месяцев 26 дней, а льготная – 50 лет 08 месяцев 22 дня.
Вскоре после увольнения на пенсию переехал с семьёй из Новосибирска в Подмосковье.
Кавалер более трёх десятков государственных, ведомственных и иностранных наград, в том числе:
- семи орденов – Октябрьской Революции (1977), двух Красного Знамени (1965 и 1971), двух Красной Звезды (1943 и 1951), Отечественной войны 1-й (1985) и 2-й (1945) степени;
- девятнадцати медалей СССР, включая «За отвагу» (1943), «За боевые заслуги» (1950), «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «За отличную службу по охране общественного порядка» (1963), «За спасение утопающих» (1966), «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Кёнигсберга», «За взятие Берлина», «Ветеран труда» (1980), «ХХХ лет Советской Армии и Флота», «50 лет советской милиции», «В память 250-летия Ленинграда»;
- четырёх медалей Монгольской Народной Республики (все в 1971) – «50 лет Монгольской народной революции», «50 лет Монгольской народной армии», «50 лет милиции МНР», и «20 лет победы над милитаристской Японией».
- ряда нагрудных знаков служебной доблести, включая «Отличник Гражданской обороны СССР».
Кроме того, за образцовое выполнение служебного долга был награждён золотыми часами (1963) и двумя Почётными грамотами Президиума Верховного Совета Узбекской ССР.
Скончался в 1989 году. Похоронен в Подмосковье.

СУРИКОВ Михаил Васильевич (1925-2004), полный кавалер ордена Славы из числа представителей органов военной контрразведки, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга, ветеран становления Калининградской области и органов госбезопасности, полковник в отставке (2000).
Родился 1 ноября 1925 года в деревне Талицы современной Нижегородской области в крестьянской семье. Русский.
Трудовую деятельность начал в 1940 году: сначала счетовод, а затем бухгалтер Талицкого сельпо.
Образование: в 1943 – неполный курс Арзамасского пулемётно-миномётного училища; приблизительно в 1950 – курсы военных контрразведчиков; в 1957 – ордена Ленина, Краснознамённый Военный институт КГБ при Совете Министров СССР.
На военной службе в январе 1943-декабре 1972 гг., в том числе с 1947 (по другим данным – 1949) года – в органах военной контрразведки МГБ-КГБ СССР.
Участник Великой Отечественной войны: в июне 1943 года в числе шестерых курсантов Арзамасского пулемётно-миномётного училища был отобран для службы в войсковой разведке и тогда же направлен в ряды разведывательной части, подчинённой 1-му (войсковая разведка) отделу Разведывательного управления Западного, а с апреля 1944 года - 3-го Белорусского фронтов.
Орденов Славы удостоен:
- 3-й степени летом 1944 года за участие в освобождении (26 июня) белорусского города Витебска.
- 2-й степени – в августе 1944 года за подрыв в тылу противника стратегически важного моста.
- 1-й степени – в апреле 1945 года посмертно (поскольку к тому времени числился погибшим) за подвиги, совершённые в ходе осады города-крепости Кёнигсберг. Так, в январе сорок пятого в течение двух недель в составе своего подразделения, переодетого в форму власовцев, находился с разведывательной миссией в расположении войск Кёнигсбергского гарнизона.
В официальные списки безвозвратных потерь был занесён как погибший 8 апреля 1945 года при штурме города-крепости Кёнигсберг: вместе с земляками-друзьями детства Сергей Прокофьев и Николай Сироткин входил в штурмовую группу старшим лейтенанта Петра Смирновского, которой предстояло атаковать здание современного Калининградского государственного технического университета. Ожидая сигнала к атаке, втроём лежали в неглубокой воронке. Вдруг вражеский артналёт. Разрыв одного из крупнокалиберных снарядов накрыл ту самую воронку. Выжил чудом. Как потом вспоминал сам: «…взрыв снаряда большой мощности, и нас всех засыпало. Ребята сразу погибли, их засыпало песком, а я попал между кирпичей. Был доступ воздуха, но всё же потерял сознание. А командиру доложили, что группа погибла».
Из-под земли был извлечён санитарами только сутки спустя. Месяц лечился в госпиталях. Выписавшись по выздоровлению, отыскал ту злоклятую воронку, извлёк из неё тела погибших боевых друзей и захоронил их в братской могиле, над которой впоследствии, к слову, командованием 11-й гвардейской армии был возведён знаменитый воинский мемориал «1200 воинам-гвардейцам».
О своём награждении «посмертно» орденом Славы 1-й степени узнал лишь в 1975 году, когда его в Калининграде разыскал полковник в отставке П. Смирновский – бывший фронтовой командир М.В. Сурикова. Последний приехал тогда в Калининград на празднование 30-летнего юбилея победоносного штурма города-крепости Кёнигсберг. Не обнаружив на могильных плитах мемориала «1200 воинам-гвардейцам» фамилии старшины М.В. Сурикова принялся через местные властные структуры выяснять, в чём причина…
Орден Славы 1-й степени к тому времени уже подполковнику запаса М.В. Сурикову вручили в том же 1975 году в Москве.
В послевоенный период продолжил военную службу, которую с 1949 года, проходил в органах военной контрразведки МГБ-КГБ СССР – на оперативно-чекистской работе в воинских частях и соединениях Прибалтийского военного округа (Калининградский военный гарнизон) и Группы советских войск в Германии. Последнее воинское звание в момент увольнения в запас по выслуге лет – майор. С 1975 года – подполковник запаса.
С 1972 года – пенсионер органов госбезопасности. Жил в Калининграде, где до 1997 года трудился на хозяйственной и административной работе. Одновременно принимал самое активное участие в общественной жизни ветеранской организации современного Управления ФСБ России по Балтийскому флоту и войскам в Калининградской области.
Участник ряда Парадов ветеранов Великой Отечественной войны на Красной Площади в Москве, в том числе парада 9 мая 2000 года - в составе сводной колонны ветеранов 3-го Белорусского фронта.
Кавалер большого числа государственных, ведомственных и иностранных наград и, в частности, ордена Славы всех трёх степеней (1-й – в 1945; 2-й и 3-й – в 1944), Отечественной войны 1-й (1985) и 2-й степени, трёх орденов Красной Звезды, а также многочисленных медалей и, в том числе, двух медалей «За отвагу» (обе в 1943), «За боевые заслуги» (1953) и «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».
Скончался 26 апреля 2004 года. Похоронен в Калининграде.

ФЁДОРОВ Василий Михайлович (1918-2000), ветеран Калининградского «Динамо» и уголовно-исполнительной системы региона, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга, основатель Калининградской школы волейбола, судья республиканкой категории по волейболу, подполковник в отставке (2000), Ветеран спорта РФ, Почётный член Центрального совета «Динамо».
Родился в 24 июня 1918 года деревне Ленино Юхновского района Калужской области, но детство и юность прошли в Москве.
Образование: в 1941 – первый курс Минского военного пехотного училища имени М.И. Калинина; в апреле 1942 – 2-е Ульяновское военное танковое училище; в декабре 1942 – Ленинградские бронетанковые курсы усовершенствования командного состава (г. Магнитогорск).
Со второй половины 1930-х – в большом спорте: член команды мастеров Москвы и сборной команды РСФСР по волейболу. Одновременно - на физкультурно-педагогической работе: в 1938-1939 гг. – инструктор физкультуры (с 1938) Московского клинического института и тренер по волейболу (с 1939) Московского добровольного спортивного общества «Медик».
На военной службе в январе 1940-октябре 1946 гг.: красноармеец 175-го мотострелкового полка 1-й Московской Краснознамённой мотострелковой дивизии войск Московского гарнизона, курсант (с июня 1940) ряда военных училищ, командир взвода (с апреля 1942) 2-го учебного танкового полка (г. Красноармейск).
На фронтах Великой Отечественной с декабря 1942 года – в составе 1-го танкового корпуса Западного, 1-го и 2-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов: последовательно - командир роты 203-го танкового батальона, офицер связи (с апреля 1944) и помощник начальника штаба по разведке (с сентября 1944) 89-й танковой бригады; командир (с января 1945) отдельного мотоциклетного батальона. Имел ранение, полученное в боевой обстановке, но от эвакуации в госпиталь отказался, изъявив желание остаться в строю.
В послевоенный период – в частях Калининградского военного гарнизона: командир батальона (с декабря 1945) 117-го танкового полка 1-го танкового корпуса Особого военного округа, командир танкового батальона (с июля 1946) 159-го танкового полка 1-й танковой дивизии 11-й гвардейской армии Прибалтийского военного округа.
На службе в органах внутренних дел в октябре 1946-августе 1948 гг. – в структурах уголовно-исполнительной системы Калининградской области: начальник хозяйственной части тюрьмы № 3 УМВД по Калининградской области (г. Гвардейск), заместитель начальника Лагерного отделения № 1 по режиму и охране (с 1947) Управления лагерями для военнопленных и интернированных МВД СССР № 533 (г. Багратионовск), заместитель начальника ИТК-9 (Калининград) Отдела исправительно-трудовых колоний УМВД по Калининградской области. Последнее воинское звание в период прохождения службы – майор.
В августе 1948 года был уволен в запас Вооружённых Сил по отрицательным мотивам, как виновник ДТП, имевшего смертельный исход. Однако с этого периода и до окончательного выхода на пенсию в 1982 году продолжал трудиться в структурах калининградской милиции на правах активиста динамовского спорта: директор стадиона «Динамо» (ныне – «Балтика»), ответственный секретарь (с 1949) и заместитель председателя (с 1965) Калининградского областного совета «Динамо». Одновременно в течение двадцати лет на общественных началах на правах председателя возглавлял Калининградскую областную федерацию волейбола и являлся тренером сборных (мужской и женской) команд Калининградской области по волейболу.
Кавалер большёго числа государственных и ведомственных наград, в частности, пяти орденов - Красного Знамени (1944), Отечественной войны 1-й (1985) и 2-й (1943) степени, Александра Невского (1945) и Красной Звезды (1943), - многочисленных медалей, включая, «За доблестный труд» (1970), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Кёнигсберга», а также нагрудного знака «За заслуги в развитии культуры и спорта в России» (1999).
Скончался в 2000 году. Похоронен в Калининграде.
Имя подполковника в отставке В.М.Фёдорова увековечено в названии Международного турнира по волейболу, ежегодно проводимого в Калининграде под эгидой и патронатом Калининградского областного «Динамо».

ХМАРИН Николай Петрович (1900-?), в сталинский период один из представителей высшего эшелона органов внутренних дел и госбезопасности, ветеран отечественной системы МВД и пограничных войск, в июне 1946-сентябре 1949 гг. - начальник ряда дислоцировавшихся в Кёнигсбергской-Калининградской области Управлений лагерями военнопленных и интернированных, член первого состава совета Калининградского «Динамо», полковник (1943 и 1945) в отставке.
Родился в 1900 году в селе Черниговка бывшей Приморской области. Русский. В КПСС состоял с 1927 года, но был исключён из списка её членов в 1960 году.
Образование: в феврале 1921 – годичную армейскую школу военкомов; в марте 1928 - Высшую пограничную школу ОГПУ.
На военной службе в мае 1918-феврале 1921 гг. – в качестве добровольца Красной Армии. С этого же времени участник Гражданской войны на Дальнем Востоке: рядовой боец (до июля 1918) Владивостокского красногвардейского отряда, командир конной разведки (в марте 1919-феврале 1920) партизанского отряда Сергея Лазо, военком (с марта 1920) бронепоезда «Коммунист».
На службе в системе ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-МВД СССР с февраля 1921 года. Начинал в органах госбезопасности: начальник информационно-регистрационной статчасти Приамурского губернского отдела ГПО, командир (с ноября 1921) конно-подрывного партизанского отряда РВС Приморья, заместитель начальника (с октября 1922) Никольско-Уссурийского уездного отдела ГПО.
В феврале 1923-ноябре 1932 гг. – профессиональный пограничник: начальник пограничных постов «Хунчун» и «Турий Рог» 7-го пограничного эскадрона (с 6 мая 1923 года – Отдельный Приморский эскадрон войск ОГПУ), комендант (в мае 1924-феврале 1927) пограничных участков «Гродеково» и «Казакевичи» 11-го отдельного пограничного эскадрона (с февраля 1925 года – Уссурийский кавалерийский пограничный отряд войск ОГПУ), слушатель (с марта 1927) Высшей пограничной школы ОГПУ, начальник (в апреле 1928-июне 1930) Охотского морского КПП пограничных войск ОГПУ, начальник (с июля 1930) 54-го Нерчинского пограничного отряда войск ОГПУ.
В декабре 1932-23 февраля 1935 гг. – на руководящей работе в органах военной контрразведки: начальник особого отдела (ОО) Красноярского оперативного сектора ОГПУ-НКВД СССР, начальник (с декабря 1934) отделения ОО Управления госбезопасности УНКВД по Красноярскому краю.
С 23 февраля 1935 года по апрель 1943 – на руководящей работе в органах внутренних дел Красноярского края: начальник УНКВД по Хакасской автономной области, помощник начальника (с 4 февраля 1938) краевого управления УНКВД по милиции – начальник Управления Рабоче-Крестьянской милиции Красноярского края; начальник (с августа 1939) мобилизационной инспекции, а затем - Экономического отдела всё того же УНКВД по Красноярскому краю.
С апреля 1943 года и до выхода в отставку – на ответственных руководящих должностях в уголовно-исполнительной системе: начальник отделения оперативного отдела Главного управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР, начальник (с сентября 1943) фильтрационно-проверочного полевого лагеря № 139 НКВД СССР, начальник (с ноября 1944) Отдела по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР штаба 1-го Украинского фронта.
Участник Великой Отечественной войны, как минимум, с сентября 1943 года.
В Кёнигсбергской-Калининградской области в июне 1946-сентябре 1949 гг.: начальник Управления лагерями военнопленных и интернированных № 533 (город Прейсиш-Эйлау, ныне – Багратионовск) и начальник (с сентября 1947) Управления лагерями военнопленных и интернированных № 445 (город Черняховск).
31 октября 1947 года был избран членом первого состава совета Калининградского «Динамо».
В сентябре 1949-марте 1951 гг. - заместитель начальника по охране и режиму 1-го отдела Управления Кунеевского исправительно-трудового лагеря (город Ставрополь Куйбышевской области, а ныне – Тольятти Самарской области) Куйбышевгидростоя МВД СССР.
18 апреля 1951-29 апреля 1953 гг. - заместитель (по лагерю) начальника и (с 1 апреля 1953) И.о начальника Управления Варнавинского исправительно-трудового лагеря (райцентр Варнавино бывшей Горьковской области) – пенитенциарной структуры, имевшей следующее подчинение: с 5 ноября 1949 года – Главному управлению лагерей строительства Волго-Донского соединительного канала (Гидроволгодострой) МВД СССР; с 3 июля 1952 года - Главному управлению лагерей строительства Волго-Балтийского водного пути (Главгидроволгобалтстрой) МВД СССР и, наконец, со 2 апреля 1953 года – ГУЛАГу Министерства юстиции СССР.
От данных должностей освобождён по сокращению штатов в связи с расформированием 29 апреля 1953 года Варнавинского ИТЛ. Предположительного с этого времени – пенсионер органов внутренних дел, однако где проживал после выхода в отставку и когда скончался неизвестно.
В период прохождения службы последовательно имел следующие персональные звания: специальные – «капитан госбезопасности» (с 25 декабря 1935 года; аналог воинского звания «полковник»), «майор госбезопасности» (с 7 апреля 1942 года; аналог воинского звания «комбриг») и «полковник госбезопасности» (с 14 февраля 1943 года в порядке общей переаттестации личного состава ГУГБ НКВД СССР на новые специальные звания); воинское – «полковник» (с июля 1945 года в порядке переаттестации со специального звания).
На момент выхода в отставку являлся кавалеров шести орденов - Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды и Знак Почёта, - а также пяти медалей.

Аватара пользователя
Nick
Участник
Сообщения: 426
Зарегистрирован: 01 авг 2005, 11:06
Откуда: Черняховск-Москва
Контактная информация:

Сообщение Nick » 11 авг 2005, 11:24

Интересная судьба у человека - героизм в тылу врага, а потом перековка "врагов народа" в лагерях ...

Конечно не очень хорошо, что ветаранские организации не обладают всей информацией о достойных людях, но это скорее не вина общественных организаций, а показатель уровня взаимодействия с военкоматами и силовыми ведоствами.

Аватара пользователя
Nick
Участник
Сообщения: 426
Зарегистрирован: 01 авг 2005, 11:06
Откуда: Черняховск-Москва
Контактная информация:

Сообщение Nick » 14 авг 2005, 23:29

Несколько дней назад получил из Калининграда план участка, выделенного для памятника военным разведчикам и некоторые материалы по концепции памятника, в том числе эскизы одного из вариантов. Место хорошее – около старого сборного пункта, но эскиз очень напоминает весьма известный памятник разведчику в Москве.

Согласился помочь в разработке проекта один из московских архитекторов, имеющий опыт создания памятников на военную тематику.
Будут готовиться две работы:
- памятник военным разведчикам, участвующим в Восточно-Прусской операции в 1944-1945 гг. (гор. Калининград);
- памятник Т.И. Васильевой (Черняховский район, пос. Красная Горка).

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 15 авг 2005, 14:13

Тема, которую предлагаю на сей раз для обсуждения, из разряда «белых пятен» Великой Отечественной. Это – «Иностранцы-антифашисты в составе специальных диверсионно-разведывательных формирований советской военной разведки» (но в данном случае - Разведывательного управления штаба 3-го Белорусского фронта).
Юрий Ржевцев.

Начиная с октября 1944 года, и, по крайне мере, силами Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта для заброски в тыл противника более активно начали использоваться иностранные антифашисты (преимущественно немцы) из числа военнопленных, перебежчиков и лиц, пострадавших от нацистского режима. Их подготовка велась в Каунасе.
За линию фронта, на территорию Восточной Пруссии, такие агенты забрасывались, как правило, в немецкой военной форме. При этом каждый из них в обязательном порядке был снабжён соответствующей легендой и отлично выполненными документами для легализации – установленного в вермахте и войсках СС образца солдатскими книжками, командировочными предписаниями, отпускными и проездными билетами и т.д., и т.п.
Всего, согласно архивным документам, в августе 1944-марте 1945 гг. Разведуправлением штаба 3-го Белорусского фронта было подготовлено и заброшено в тыл противника (но реально первые из них – в конце октября) восемнадцать разведгрупп, состоявших из иностранцев-антифашистов (но в четырёх случаях: командиры – русские): четырнадцать радиофицированных групп и четыре группы маршрутных агентов. Это – разведгруппы «Ганс», «Гук», «Висла», «Витинг», «Восточный», «Гафен», «Западный», «Зигфрид», «Иво», «Курт», «Леон», «Норд», «Отто», «Студент», «Фриден», «Шлеминг», «Эрих» и «Як». Их общая численность – 50 человек, из которых: немцев – 38; поляков – 7; русских - 4; французов – 1.
Правда, как следует из текста шифрограммы начальника Разведуправления 3-го Белорусского фронта генерал-майора Е.В. Алёшина начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии генерал-полковнику Ф.Ф. Кузнецову, датированной не ранее конца марта 1945 года, деятельность этих разведгрупп оказалась не достаточно эффективной, поскольку «с тремя группами не была установлена связь: одна группа погибла, вторая предана радистом, третья, очевидно, погибла, т.к. выброшена непосредственно в район активных боевых действий. Из оставшихся 11 групп 2 вышли на связь, но не работали. 9 работали от 8 дней до 3 месяцев... 4 группы маршагентов в срок не возвратились, судьба их неизвестна».
Сегодня историками отечественной военной разведки точно установлено, что из восемнадцати таких интернациональных групп свою разведмиссию в тылу врага реально выполняли только пять (в скобках: первая дата – дата приземления в тылу врага, а вторая – последнего радиосеанса связи с Центром):
– «Ганс» (четыре немца) - 29.10.1944 – 26.01.1945, т.е. три неполных месяца;
- «Гафен» (один русский и два поляка) – 19–22.03.1945, т.е. трое суток;
- «Курт» (три немца) - 30.10.1944 – 21.01.1945, т.е. три неполных месяца;
- «Леон» (два поляка, два немца и один француз) - 31.12.1944 - 21.01.1945, т.е. менее месяца;
- «Отто» (два немца) - 13–27.01.1945 года, т.е. две недели.
При этом все пять групп из числа вышеперечисленных сразу же после последнего выхода в эфир пропали без вести, причём в полном составе. Исключение – один из двух разведчиков-немцев из группы «Отто»: отсидевшись в укрытии, в марте 1945 года благополучно соединился с Красной Армией.
Три группы из восемнадцати вскоре после приземления оказались преданными своими радистами (два немца и один поляк), которые затем, начав сотрудничать с Абвером, принялись под своими позывными выдавать в эфир заведомую дезоинформацию: «Гук» (десантирована 31.10.1944 – поток «дезы» до 09.03.1945 включительно), «Иво» (16.12.1944 – приблизительно до 25.01.1945) и «Як» (24.12.1944 – до 05.03.1945 включительно).
Одна группа погибла ещё до прибытия в район десантирования – «Эрих» (три немца): в ночь с 30 на 31 октября 1944 года самолёт, на борту которого она находилась, был сбит над линией фронта…
Четыре группы пропали без вести сразу же после «слепого» прыжка с парашютом – «Восточный» (два немца), «Западный» (два немца), «Норд» (два немца) и «Фриден» (три немца).
Частично выжили в тылу врага, однако в радиоэфир после десантирования так ни разу и не вышли - пять групп: «Зигфрид» (русский и немец – выжил русский), «Висла» (два поляка – выжил только радист), «Витинг» (два немцы – оба затем соединились с Красной Армией), «Студент» (русский и два немца – выжил один немец) и «Шлеминг» (два немца – выжил один).
Общие безвозвратные потери в рядах этих восемнадцати интернациональных разведгрупп (но исключая трёх предателей – двух немцев и одного поляка) – 40 человек: немцев – 30; поляков – 6; русских - 3; французов – 1. Все они официально занесены в список без вести пропавших, однако фамилии их, за исключением двоих (русский и француз), неизвестны.
Плюс достоверно известно, что только в марте 1945 года Разведывательное управление 3-го Белорусского фронта забросило в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника 45 одиночных маршрутных агентов: немцев – 34; русских – 9; поляков – 2. Из них назад после выполнения боевого задания вернулись только трое разведчиков (все русские по национальности), остальные 42 – пропали без вести, но их фамилии неизвестны.
Авторство – полковника милиции Юрия РЖЕВЦЕВА.
Последний раз редактировалось sobkor 15 авг 2005, 14:18, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 15 авг 2005, 14:33

Прилагаю собранное мною досье на все 18 разведгрупп, сформированных летом 1944-весной 1945 гг. Разведуправлением штаба 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Юрий РЖЕВЦЕВ

1. «ГАНС», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в конце октября 1944-конце января 1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – четыре человека: немцы по национальности, но фамилии их неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 28 на 29 октября 1944 года на территорию Восточной Пруссии.
На радиосвязь с Центром выходила регулярно вплоть до 26 января 1945 года, после чего в полном составе пропала без вести.

2. «ГУК», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в конце октябре 1944-январе 1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – три человека: два поляка и один немец, но фамилии неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 30 на 31 октября 1944 года на территорию Восточной Пруссии.
Регулярно выходила на радиосвязь с Центром вплоть до 9 марта 1945 года – дня овладения данным районом Красной Армией, однако при этом информация поступала от неё явно сомнительного характера.
Как выяснилось позже, радист (национальность неизвестна) сразу после приземления добровольно сдался нацистским властям и начал впоследствии активно сотрудничать с их контрразведывательными органами.
Что же касается, двух остальных диверсантов-разведчиков, то те продержались в тылу врага не менее полутора месяцев и лишь в январе 1945 года были выслежены карателями и арестованы. Вероятней всего, что погибли в застенках гестапо.

3. «ВИСЛА», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в декабре 1944-феврале 1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – два человека: поляки по национальности, но фамилии обоих неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 24 на 24 февраля 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
29 декабря 1944 года командир группы пропал без вести. Оставшись в одиночестве, радист на связь с Центром больше не выходил. Прячась в укрытии до февраля 1945 года, он дождался прихода в этот район передовых частей победоносно наступающей Красной Армии, с которой тогда же благополучно и соединился.

4. «ВИТИНГ», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в марте 1945 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – два человека: немцы по национальности, но фамилии обоих неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 7 на 8 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
После приземления установить радиосвязь с Центром не сумели, в результате чего были вынуждены, спрятавшись в укрытии, пассивно дожидаться прихода в этот район передовых частей победоносно наступающей Красной Армии. С последней благополучно соединились в апреле 1945 года.

5. «ВОСТОЧНЫЙ», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, заброшенная в марте 1945 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника и тогда же здесь бесследно сгинувшая.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – два человека: немцы по национальности, но фамилии обоих неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 9 на 10 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
После приземления установить радиосвязь с Центром по каким-то неизвестным причинам не сумела. В тот же период времени все двое её диверсантов разведчиков пропали без вести.

6. «ГАФЕН», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая во второй половине марта 1945 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – три человека: один русский в лице командира группы Артамчука («Гафен») Андрея Григорьевича и двух немцев-антифашистов, фамилии которых неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 18 на 19 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
Радиосвязь с Центром поддерживала до 22 марта 1945 года, после чего в полном составе пропала без вести.

АРТАМЧУК («Гафен») Андрей Григорьевич (?-1945), командир специальной радиофицированной группы «Гафен» Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, сформированной из немцев-антифашистов и действовавшей во второй половине марта 1945 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание неизвестно.
Соцданные неизвестны.
В ночь с 18 на 19 марта 1945 года во главе двух подчинённых из числа немцев-антифашистов был десантирован с борта самолёта на территорию Восточной Пруссии.
Последняя по счёту радиограмма под подписью «Гафен» поступила в Центр 22 марта 1945 года. И с этого момента А.Г. Артамчук и двое его подчинённых-немцев по разведгруппе «Гафен» официально числятся пропавшими без вести. Судьба их неизвестна до сих пор.
Увековечен в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 257) как пропавший без вести в марте 1945 года в тылу врага.

7. «ЗАПАДНЫЙ», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, заброшенная в первой половине марта 1945 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника и тогда же здесь бесследно сгинувшая.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – два человека: командир и радист – оба немцы по национальности, но фамилии неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 12 на 13 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
После приземления на связь с Центром по рации не вышла. Тогда же пропала без вести в полном составе.

8 «ЗИГФРИД», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в марте-апреле 1945 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – два человека: командир и радист. Первый – русский, а второй – немец по национальности, но фамилии неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 13 на 14 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
После приземления найти друг друга не сумели. Оставшись один, радист на связь с Центром не выходил. Судьба его неизвестна, поэтому официально внесён в список без вести пропавших.
Что же касается командира, то он благополучно соединился с передовыми частями победоносно наступающей Красной Армии в апреле 1945 года.

9. «ИВО», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, заброшенная в декабре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – три человека: все – немцы по национальности, но фамилии неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 15 на 16 декабря 1944 года на территорию Восточной Пруссии.
Регулярно выходила на радиосвязь с Центром, однако при этом информация от неё поступала явно сомнительного характера.
Позже подозрения полностью подтвердились: радист действительно оказался предателем. Добровольно сдавшись нацистским властям, по заданиям Абвера выдавал в эфир дезинформацию.
Что же касается двух остальных диверсантов-разведчиков, то те, вероятней всего, погибли в застенках гестапо. По крайней мере, после 25 января 1945 года – дня овладения данного района Красной Армией, никто из них в Разведуправление 3-го Белорусского фронта не прибыл.

10. КУРТ», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в конце октября 1944-конце января 1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – три человека: немцы по национальности, но фамилии их неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 29 на 30 октября 1944 года на территорию Восточной Пруссии.
На радиосвязь с Центром выходила регулярно вплоть до 28 января 1945 года, после чего в полном составе пропала без вести.

11. «ЛЕОН», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в конце декабря 1944-конце января 1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – пять человек: два немца, два поляка (фамилии всех четверых неизвестны) и один француз по национальности, которым, вероятней всего, являлся, бывший боец-антифашист 121-го партизанского полка имени Героя Советского Союза О.М. Касаева Белорусского штаба партизанского движения Роже Дэкс.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 30 на 31 декабря 1944 года на территорию Восточной Пруссии.
На радиосвязь с Центром выходила регулярно вплоть до 21 января 1945 года, после чего в полном составе пропала без вести.
Согласно информации, которой обладают проживающие во Франции родственники Роже Дэкса, советский диверсант-разведчик Роже Дэкс и находившейся при нём радист в окрестностях некоего восточнопрусского населённого пункта Альтенбург угодили в засаду. Вдвоём сражались до последнего патрона и погибли как герои в неравной схватке…

ДЭКС Роже (?-1945), боец-антифашист, диверсант-разведчик из состава одной из восемнадцати радиофицированных групп (вероятней всего, «Леон»), заброшенных в августе 1944-марте1945 гг. Разведывательным управлением 3-го Белорусского фронт в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Соцданные неизвестны, но за исключением того факта, что родился в пригороде Парижа в семье муниципального служащего. Француз.
Образование: окончил среднюю школу в Париже.
Люто ненавидя германский фашизм и стремясь в связи с этим влиться в ряды воинских формирований патриотического движения генерала Шарля де Голля «Сражающаяся Франция», в паре с близким другом неоднократно предпринимал попытки нелегально покинуть страну, но, увы, всякий раз те оказывались безуспешными. Тогда решили пойти другим путём: в 1943 году записались в профашистский легион добровольцев. Вскоре подразделение, в котором служил рядовой Роже Дэкс, прибыло на территорию оккупированной Белоруссии, где, расквартировавшись в посёлке Белыничи – районном центре Могилёвской области, взяло под свою охрану автомагистраль Минск – Могилёв. В декабре 1943 года, в ходе одного из своих первых заступлений на патрульную службу, Роже Дэкс дезертирует и, укрывшись в лесах, расположенных вдоль берегов реки Друть, начинает упорно разыскивать партизан. Спустя какое-то время в окрестностях деревни Приборы ему посчастливилось набрести на дозоры 121-го партизанского полка лейтенанта О.М. Касаева.
Поскольку перебежчик не знал ни русского, ни немецкого языка, партизанам пришлось искать в своих рядах человека, владеющего французским. Такой отыскался в соседним партизанском отряде – младший лейтенант Ростислав Александрович Дмитриев (ныне – пенсионер, проживает в Минске).
Через переводчика Роже Дэкс твёрдо заявил: «Я желаю бороться против врагов моей родины». Как вспоминает сам Ростислав Александрович, «юноша говорил с такой убеждённостью, что нельзя было ему не поверить». (Здесь и далее цитаты даются по тексту публикации газеты «Вечерний Минск» от 2 октября 1998 года «Роже Дэкс – белорусский партизан», см. также на http://www.newsvm.com/print/1998/10/02/roze2.html.)
В результате лейтенант Осман Мусаевич Касаев решил принять француза-перебежчика в ряды партизан своего полка с зачислением в списки подразделения, которым командовал именно младший лейтенант Р.А. Дмитриев, - 10-й партизанской роты. В ней Роже Дэкс, в свою очередь, стал бойцом-партизаном 1-го взвода.
Опять же, как следует из воспоминаний Р.А. Дмитриева, «Роже в первой же стычке с гитлеровцами проявил настоящие бойцовские качества. Позже им заинтересовался разведотдел фронта».
В феврале 1944 года боец-антифашист Роже Дэкс спас жизнь своему командиру – младшему лейтенанту Р.А. Дмитриеву. Дело было в бою за деревню Заболотье. 10-й роте предстояло взять штурмом здание местной школы, в которой теперь размещался штаб эсэсовцев.
«Дмитриев первым взбежал на крыльцо...
- Руки вверх! Бросай оружие!..
Гитлеровцы подняли руки. Но один из них попытался бросить гранату. В это же мгновение раздался выстрел. Эсэсовец свалился, граната выскользнула на пол. И тут кто-то крепким ударом сбил Ростислава Дмитриева с ног. Раздался взрыв...
– Пардон, камарадэ Ростислав. Я, кажется, не очень вежливо с вами обошёлся...
– Спасибо за выручку, Роже, – крепко пожал ему руку младший лейтенант».
Впоследствии боец-антифашист Роже Дэкс, принимал также участие во многих других боевых операциях партизан-касаевцев, в том числе и связанных с диверсиями на железных дорогах. На свой лицевой счёт он, в частности, записал тогда сразу несколько пущенных под откос вражеских эшелонов.
За проявленные в боях против немецко-фашистских оккупантов мужество и высокое ратное мастерство отважный француз вскоре был удостоен боевой награды - медали «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.
Приблизительно с весны 1944 года Роже Дэкс – боец одной из специальных диверсионно-разведывательных групп Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта. По свидетельству очевидцев, на боевые задания он, как правило, убывал под личиной немецких военнослужащих. Так, например, младший лейтенант Р.А. Дмитриев как-то в штабе 121-го партизанского полка имени Героя Советского Союза О.М. Касаева случайно встретил его в мундире гитлеровского унтер-офицера.
Затем уже в освобождённом Могилёве, при их очередной, но такой же случайной встрече Роже Дэкс рассказал своему бывшему ротному, что ещё совсем недавно он «со своим напарником Полем совершали открытые вылазки в логово врага. Ходили по городу в форме эсэсовцев, «проверяли» документы у подгулявших офицеров...».
Как удалось выяснить в середине 1990-х годов членам поискового клуба «Нормандия–Неман» из города Орла, французский антифашист Роже Дэкс погиб на завершающем этапе Великой Отечественной войны. При выполнении очередной опасной разведмиссии в тылу врага. На территории Восточной Пруссии.
Согласно информации, которой обладают проживающие во Франции родственники Роже Дэкса, советский диверсант-разведчик Роже Дэкс и находившейся при нём радист в окрестностях некоего восточнопрусского населённого пункта Альтенбург угодили в засаду. Вдвоём сражались до последнего патрона и погибли как герои в неравной схватке…
Последнее обстоятельство даёт веские основания утверждать, что Роже Дэкс был заброшен в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника в составе одной из восемнадцати радиофицированных разведгрупп, сформированных Разведывательным управлением 3-го Белорусского фронта в августе 1944-марте 1945 гг. из числа иностранных антифашистов. Причём, наиболее вероятно, что – «Леон». Это единственная разведгруппа, в состав которой входил француз (но фамилия его неизвестна).
За линию фронта, на территорию Восточной Пруссии, такие агенты забрасывались, как правило, в немецкой военной форме. При этом каждый из них в обязательном порядке был снабжён соответствующей легендой и отлично выполненными документами для легализации – установленного в вермахте образца солдатскими книжками, командировочными предписаниями, отпускными билетами, проездными билетами и т.д. Большинство бойцов этих групп погибло или пропало без вети в тылу врага.
Место захоронения советского диверсанта-разведчика Роже Дэкса неизвестно.

12. «НОРД», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, заброшенная в первой половине марта 1945 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника и тогда же здесь бесследно сгинувшая.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – два человека: командир и радист – оба немцы по национальности, но фамилии неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 13 на 14 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
После приземления на связь с Центром по рации не вышла. Тогда же пропала без вести в полном составе.

13. «ОТТО», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в январе-марте 1945 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – два человека: командир и радист – оба немцы по национальности, но фамилии неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 12 на 13 января 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
Последний радиосеанс связи с Центром провела 27 января 1945 года.
В марте 1945 года с передовыми частями победно наступающей Красной Армии соединился один из двух диверсантов-разведчиков. Судьба же второго неизвестно, в связи с чем он официально внесён в списки без вести пропавших.

14. «СТУДЕНТ», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в первой половине марта 1945 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – три человека: один русский в лице командира группы Кравцевича («Студент») Ивана Ивановича и двух немцев-антифашистов, фамилии которых неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 7 на 8 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
После приземления собраться вместе не сумели. И с этого момента в результате до сих пор неизвестна судьба командира группы И.И. Кравцевича и одного из немцев-антифашистов. Ни разу не вышла в эфир и рация группы.
Второй разведчик-немец, оказавшись в одиночестве, двинулся в сторону линии фронта и 11 марта 1945 года благополучно вышел в расположение советских войск.

КРАВЦЕВИЧ («Студент») Иван Иванович (?-1945), командир специальной радиофицированной группы «Студент» Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, сформированной из немцев-антифашистов и действовавшей в первой половине марта 1945 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание неизвестно.
Соцданные неизвестны.
В ночь с 7 на 8 марта 1945 года во главе двух подчинённых из числа немцев-антифашистов был десантирован с борта самолёта на территорию Восточной Пруссии. Однако сразу же после «слепого» прыжка с парашютом пропал без вести. Судьба его неизвестна до сих пор.
Увековечен в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 261) как пропавший без вести в марте 1945 года в тылу врага.

15. «ФРИДЕН», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, заброшенная в марте 1945 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника и тогда же здесь бесследно сгинувшая.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – три человека: немцы по национальности, но фамилии неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 9 на 10 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
После приземления установить радиосвязь с Центром по каким-то неизвестным причинам не сумела. В тот же период времени все трое его диверсантов разведчиков пропали без вести.

16. «ШЛЕМИНГ», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, действовавшая в марте-апреле 1945 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – два человека: немцы по национальности, но фамилии обоих неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 8 на 9 марта 1945 года на территорию Восточной Пруссии.
После приземления собраться вместе не сумели. Ни разу не вышла в эфир и рация группы.
Командир группы, оказавшись в одиночестве, до апреля 1945 года, пока этим районом не овладела Красная Армия, скрывался во временных убежищах, после чего прибыл в Разведуправление 3-го Белорусского фронта. Судьба же его двух подчинённых, включая радиста, неизвестна до сих пор, в силу чего оба они официально учтены как без вести пропавшие.

17. «ЭРИХ», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, направленная в октябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – три человека: немцы по национальности, но фамилии неизвестны.
На боевое задание вылетели в ночь с 30 на 31 октября 1944 года, однако над линией фронта, самолёт, на борту которого находились диверсанты-разведчики, был сбит фашистами. С этого момента разведгруппа «Эрих» и экипаж данного самолёта в полном составе официально числятся пропавшими без вести.

18. «ЯК», специальная радиофицированная группа Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, заброшенная в декабре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Принадлежит к числу восемнадцати специальных диверсионно-разведывательных групп, сформированных в августе 1944-марте 1945 гг. руководством Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта из иностранцев-антифашистов.
Состав группы – четыре человека: один русский и три поляка, но фамилии неизвестны.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 23 на 24 декабря 1944 года на территорию Восточной Пруссии.
Регулярно вплоть до 5 марта 1945 года выходила на радиосвязь с Центром, однако при этом информация от неё поступала явно сомнительного характера.
Позже подозрения полностью подтвердились: радист был захвачен карателями, после чего дал согласие по заданиям Абвера выдавать в эфир дезинформацию.
Что же касается трёх остальных диверсантов-разведчиков, то их судьбе неизвестна, в силу чего они официально причислены к без вести пропавшим.

Аватара пользователя
Nick
Участник
Сообщения: 426
Зарегистрирован: 01 авг 2005, 11:06
Откуда: Черняховск-Москва
Контактная информация:

Сообщение Nick » 16 авг 2005, 10:04

А кто интернациональными разведгруппами руководил - русские или иностранные граждане?

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 16 авг 2005, 10:45

Русские (по одному человеку в каждой) значатся лишь в составе четырёх групп из восемнадцати. Как надо полагать, именно они и были там командирами. По-другому, наверное, и быть не могло.
Юрий РЖЕВЦЕВ

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 16 авг 2005, 10:46

Продолжаю публикацию на страницах данного форума досье на известные мне специальные диверсионно-разведывательные формирования советской военной разведки, действовавшие летом 1944-весной 1945 гг. в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Сегодня разговор пойдёт о разведгруппах Разведывательного управления штаба 1-го Прибалтийского фронта. Из не менее чем десяти существовавших, мне сегодня известно о шести.
Юрий РЖЕВЦЕВ

Специальные диверсионно-разведывательные группы
Разведывательного управления штаба
1-го Прибалтийского фронта
(всего – не менее 10, но часть из них, вероятней всего, была прикомандирована сюда именно из состава ОООН НКГБ СССР, но какие конкретно - пока неизвестно):
1. «Артур»;
2. «Атаман»;
3. «Мичиган»;
4 «Орион»;
5. «Тайфун»;
6. «Харон».

Специальная диверсионно-разведывательная группа «Артур»
«АРТУР», специальная диверсионно-разведывательная группа Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенная в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Ведомственная принадлежность (военная разведка или НКГБ СССР?) пока точно не установлена.
Состав группы неизвестен, а только список безвозвратных потерь – семеро без вести пропавших в тылу врага (воинские звания и оперативные псевдонимы неизвестны): заместитель командира Цейко Михаил Григорьевич; радист Смирнов Василий Егорович; переводчик Векслер Яков Самуилович; разведчики Бутримов Александр Григорьевич, Войницкий Леонид Леонидович, Крыженков Фёдор Семёнович и Морозов Павел Александрович.
Какие-либо иные сведения в открытой печати отыскать не удалось.

БУТРИМОВ Александр Григорьевич (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Артур» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 258), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ВЕКСЛЕР Яков Самуилович (?-1944), переводчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Артур» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 258), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ВОЙНИЦКИЙ Леонид Леонидович (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Артур» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 258), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

КРЫЖЕНКОВ Фёдор Семёнович (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Артур» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 261), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

МОРОЗОВ Павел Александрович (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Артур» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 262), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

СМИРНОВ Василий Егорович (?-1944), радист специальной диверсионно-разведывательной группы «Артур» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 264), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ЦЕЙКО Михаил Григорьевич (?-1944), заместитель командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Артур» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 266), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

Вербовочно-разведывательная группа «Атаман»
«АТАМАН», вербовочно-разведывательная группа Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенная в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Ведомственная принадлежность (военная разведка или НКГБ СССР?) пока точно не установлена.
Состав группы – девять человек (воинское звание и оперативный псевдоним большинства неизвестны): командир - капитан Конник («Атаман») Фёдор Филимонович; заместитель командира – младший лейтенант Ларин Николай Александрович; радисты - старшина Киселёв Михаил Николаевич и сержант Розанов Игорь Николаевич; разведчики – лейтенант Шварц Вильгельм, Батраков Илья Евгеньевич, Папенко Богдан Дмитриевич, Поляков Тимофей Михайлович и Тимофеев Михаил Петрович.
Десантирована была с борта самолёта в ночь с 21 на 22 сентября 1944 года в районе восточнопрусского населённого пункта Минхенвальде (ныне – посёлок Зеленово Полесского района).
Имела боевые потери в лице не менее чем четырёх своих бойцов - обоих радистов (старшина М.Н. Киселёв и сержант И.Н. Розанов) и двух разведчиков – Б.Д. Папенко и М.П. Тимофеева.
Другие подробности боевой деятельности в тылу врага в открытой печати отыскать не удалось.

КИСЕЛЁВ Михаил Николаевич (?-1944), радист вербовочно-разведывательной группы «Атаман» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, старшина.
Соцданные неизвестны.
В ночь 22 сентября 1944 года в составе разведгруппы «Атаман»был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Минхельвальде (ныне – посёлок Зеленово Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 260), официально числится погибшим в сентябре 1944 года в тылу врага. Однако обстоятельства гибели и место захоронения неизвестны.

ПАПЕНКО Богдан Дмитриевич (?-1944), разведчик вербовочно-разведывательной группы «Атаман» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
В ночь 22 сентября 1944 года в составе разведгруппы «Атаман» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Минхельвальде (ныне – посёлок Зеленово Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 263), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

РОЗАНОВ Игорь Николаевич (1923-1944), радист вербовочно-разведывательной группы «Атаман» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, сержант.
Родился в 1993 году в городе Твери. Другие соцданные неизвестны.
В армию был призван в 1941 году Центральным РВК города Калинина (ныне – Тверь).
В ночь 22 сентября 1944 года в составе разведгруппы «Атаман» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Минхельвальде (ныне – посёлок Зеленово Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 264), официально числится погибшим в сентябре 1944 года в тылу врага, однако согласно Интернет-версии Книги Памяти Тверской области (http://history.tver.ru/book/tom11/Razdel1/tver11_1.htm), - пропал без вести в октябре 1944 года как рядовой-разведчик.

ТИМОФЕЕВ Михаил Петрович (?-1944), разведчик вербовочно-разведывательной группы «Атаман» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
В ночь 22 сентября 1944 года в составе разведгруппы «Атаман» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Минхельвальде (ныне – посёлок Зеленово Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 265), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

Специальная диверсионно-разведывательная группа «Мичиган»
«МИЧИГАН», специальная диверсионно-разведывательная группа Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенная в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Ведомственная принадлежность (военная разведка или НКГБ СССР?) пока точно не установлена.
Состав группы неизвестен, а только список безвозвратных потерь – пятеро погибших и пропавших без вести в сентябре 1944 года в тылу врага (воинские звания и оперативные псевдонимы неизвестны): заместитель командира группы Пугечев Георгий Александрович; помощник командира Перепечь Иван Михайлович; радист Гусев Николай Сергеевич; разведчики Рутковский Иван Казимирович и Шмидт Генрих Генрихович.
Какие-либо иные сведения в открытой печати отыскать не удалось.

ГУСЕВ Николай Сергеевич (?-1944), радист специальной диверсионно-разведывательной группы «Мичиган» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 259), официально числится погибшим в сентябре 1944 года в тылу врага. Однако обстоятельства гибели и место захоронения неизвестны.

ПЕРЕПЕЧЬ Иван Михайлович (?-1944), помощник командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Мичиган» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 263), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ПУГЕЧЕВ Георгий Александрович (?-1944), заместитель командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Мичиган» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 263), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

РУТКОВСКИЙ Иван Казимирович (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Мичиган» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 264), официально числится погибшим в сентябре 1944 года в тылу врага. Однако обстоятельства гибели и место захоронения неизвестны.

ШМИДТ Генрих Генрихович (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Мичиган» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 266), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

Специальная диверсионно-разведывательная группа «Орион»
«ОРИОН», специальная диверсионно-разведывательная группа Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенная в конце августа 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Ведомственная принадлежность (военная разведка или НКГБ СССР?) пока точно не установлена.
Состав группы – десять человек (воинское звание и оперативный псевдоним большинства неизвестны): командир – капитан Денисов («Орион») Владимир; помощники командира - старший лейтенант Арбузов Алексей Игнатьевич и лейтенант Александровичус («Володя») Ромуальдас Антонович; радисты - Ерохин Анатолий Семёнович и Ефимченко Борис Николаевич; переводчик – Зальцман («Доктор») Исаак Соломонович; разведчики – старший сержант Троицкий Василий Васильевич, Ковалевич Иосиф Никанорович, Карпей («Рыжий») Иван Михайлович и красноармеец Матвеев Василий Николаевич.
Десантирована была в ночь с 26 на 27 августа 1944 года с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Несмотря на яростное противодействие контрразведывательных органов и подразделений противника, а также безвозвратные потери в собственных рядах (погибли семеро из десятерых диверсантов-разведчиков), успешно выполнила полученное боевое задание, после чего оставшиеся в живых её бойцы – капитан В. Денисов, старший сержант Б.Н. Ефимченко и красноармеец В.Н. Матвеев - соединилась с победоносно наступающими советскими войсками.
В отдельных публикациях о специальной диверсионно-разведывательной группе «Джек», указывает, что в сентябре 1944 года в районе восточнопрусского посёлка Минхенвальде (ныне - посёлок Зеленово Полесского района) джековцы случайно встретились и имели непродолжительный контакт с коллегами из специальной диверсионно-разведывательной группой глубинной разведки, возглавляемой капитаном В. Денисовым. Вероятней всего, речь в данном случае идёт именно о разведгруппе «Орион».

АЛЕКСАНДРОВИЧУС («Володя») Ромуальдас Антонович (?-1944), помощник командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в конце августа 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, лейтенант.
Соцданные неизвестны.
Как следует из письменных воспоминаний бывшего разведчика данной разведгруппы В.Н. Матвеева, адресованных работающему при Гастелловской средней школе Славского района самодеятельному Музею разведчиков, лейтенант Р.А. Алексадровичус прибыл в распоряжение Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта из запасного полка.
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе разведгруппы «Орион» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 257), официально числится пропавшим без вести в августе 1944 года в тылу врага.

АРБУЗОВ Алексей Игнатьевич (?-1944), помощник командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в конце августа 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, старший лейтенант.
Соцданные неизвестны.
Как следует из письменных воспоминаний бывшего разведчика данной разведгруппы В.Н. Матвеева, адресованных работающему при Гастелловской средней школе Славского района самодеятельному Музею разведчиков, старший лейтенант А.И. Арбузов прибыл в распоряжение Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта из запасного полка.
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе разведгруппы «Орион» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 257), официально числится погибшим в августе 1944 года в тылу врага. Однако обстоятельства гибели и место захоронения неизвестны.

ДЕНИСОВ Владимир, ветеран подразделений глубинной разведки, участник боёв за Восточную Пруссию, офицер (на 1944 год – капитан).
Соцданные неизвестны.
Профессиональный военный разведчик. В частности, до освобождения Белоруссии являлся командиром диверсионно-разведывательной группы глубинной разведки, действовавшей в Полоцко-Лепельском партизанском крае.
С августа 1944 года капитан В. Денисов – командир специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, которой предстояло действовать в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника. Оперативный псевдоним – «Орион».
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года во главе девяти подчинённых был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Благодаря боевому мастерству капитана В. Денисова как командира, разведгруппа «Орион», несмотря на яростное противодействие контрразведывательных подразделений противника, успешно выполнила свою ответственную разведмиссию. По неофициальным данным, был в числе трёх уцелевших в ходе боевого задания разведчиков, но дальнейшая судьба неизвестна.
Судя по фронтовому снимку, помещённому на сайте http://muzeyrazvedki.narod.ru, на этот период времени являлся кавалером не менее чем трёх боевых наград – ордена Красного Знамени, Отечественной войны и Красной Звезды.

ЕРОХИН Анатолий Семёнович (?-1944), радист специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в конце августа 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Как указано сайта http://muzeyrazvedki.narod.ru, до середины лета 1944 года сражался в рядах белорусских партизан.
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе разведгруппы «Орион» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Как следует из письменных воспоминаний бывшего разведчика данной разведгруппы В.Н. Матвеева, адресованных работающему при Гастелловской средней школе Славского района самодеятельному Музею разведчиков, радист А.С. Ерохин погиб в одном из лесных массивов, примыкавших к городу Инстербургу (ныне - Черняховск), при прорыве советских диверсантов-разведчиков через плотное кольцо вражеской облавы. Место захоронения неизвестно.
Увековечен в Книге Памяти «Калининградской области «Вспомним поименно» (т. 10, стр. 259), но почему-то как пропавший без вести в августе 1944 года.

ЕФИМЧЕНКО Борис Николаевич, ветеран подразделений глубинной разведки, участник боёв за Восточную Пруссию.
Соцданные неизвестны.
В конце 1941-конце 1944 гг. – разведчик-радист спецчастей глубинной разведки.
В первый раз был заброшен в тыл врага в январе 1942 года: в составе специальной диверсионно-разведывательной группы, действовашей на территории бывшей Виленской области Белоруссии при Партизанской бригаде имени М.И. Кутузова, в том числе в течение года, пока не попал в поле зрения местного гестапо, – в качестве разведчика-нелегала в оккупированном городе Лепели Минской области.
Приблизительно в конце мая-начале июня 1944 года в одном из боёв партизан с карателями был ранен и контужен.
Как пишет в своих воспоминаниях, которые теперь хранятся в фондах самодеятельного Музея разведчиков, работающем при Гастелловской средней школе Славского района, на Большую землю «возвратился после выполнения задания в конце июня 1944 года, подраненный и контуженный. Лечили меня на квартире у хозяйки (для конспирации), после лечения предложили лететь в Восточную Пруссию, конечно, я отказывался, просил, чтобы отправили на фронт, потому, что был уверен, что вряд ли останусь в живых, но не в этом дело, меня беспокоила неизвестность, где я погибну и как я погибну. Конечно, это дело было строго добровольное, можно было и отказаться.
Но меня всё-таки убедили, что с моим большим опытом радиста в тылу врага группу не подведу. И ещё мне объяснили, что разведчик, выброшенный в глубокий тыл противника, не считается без вести пропавшим. Короче, пришлось дать согласие, группа была подобрана из опытных бывалых разведчиков».
С августа 1944 года старший сержант Б.Н. Ефимченко - радист специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, которой предстояло действовать в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе данной разведгруппы был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Старшему сержанту Б.Н. Ефимченко посчастливилось оказаться в числе трёх уцелевших в ходе этого боевого задания диверсантов-разведчиков.
После возвращения к своим был откомандирован для дальнейшего прохождения службы в одну из гвардейских частей Красной Армии, откуда впоследствии и демобилизовался.
Судя по фронтовому снимку, помещённому на сайте http://muzeyrazvedki.narod.ru, на 1944-1945 гг. являлся кавалером не менее чем четырёх боевых наград, в том числе одного ордена – Красной Звезды.
В послевоенный период как ветеран разведгруппы «Орион» состоял в многолетней переписке с руководителями работающего при Гастелловской средней школе Славского района самодеятельного Музея разведчиков.

ЗАЛЬЦМАН («Доктор») Исаак Соломонович (?-1944), переводчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в конце августа 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
В своих воспоминаниях, адресованных работающему при Гастелловской средней школе Славского района Музею разведчиков, бывший разведчик данной разведгруппы В.Н. Матвеев отзывается о переводчике И.С. Зальцмане так: «Неизвестный мне – звали его «Доктор». Прибыл перед самой выброской, знал несколько языков, но слишком нежный».
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе разведгруппы «Орион» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 260), официально числится пропавшим без вести в августе 1944 года в тылу врага.

КАРПЕЙ («Рыжий») Иван Михайлович (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в конце августа 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
В своих воспоминаниях, адресованных работающему при Гастелловской средней школе Славского района Музею разведчиков, бывший разведчик данной разведгруппы В.Н. Матвеев отзывается о разведчике И.М. Карпее так: «Иван «Рыжий» - так звали его из-за рыжей бороды – прибыл из запасного полка».
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе разведгруппы «Орион» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 260), официально числится погибшим в августе 1944 года в тылу врага. Однако обстоятельства гибели и место захоронения неизвестны.

КОВАЛЕВИЧ Иосиф Никанорович (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в конце августа 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, старший сержант.
Уроженец Докшицкого района Витебской области Белоруссии, другие Соцданные неизвестны.
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе разведгруппы «Орион» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 260), официально числится погибшим в августе 1944 года в тылу врага. Однако обстоятельства гибели и место захоронения неизвестны.

МАТВЕЕВ Василий Николаевич, ветеран подразделений глубинной разведки, участник боёв за Восточную Пруссию.
Соцданные неизвестны.
Образование: высшее – в послевоенный период закончил вуз.
С лета 1944 года красноармеец В.Н. Матвеев - разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, которой предстояло действовать в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе данной разведгруппы был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Красноармеец В.Н. Матвеев оказался в числе трёх уцелевших в ходе этого боевого задания диверсантов-разведчиков. После возвращения к своим был откомандирован для дальнейшего прохождения службы в одну из гвардейских частей Красной Армии, откуда впоследствии и демобилизовался.
Судя по послевоенному снимку, помещённому на сайте http://muzeyrazvedki.narod.ru, является кавалером не менее четырёх фронтовых наград и, в том числе, ордена Красной Звезды, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За взятие Кёнигсберга».
В послевоенный период как ветеран разведгруппы «Орион» состоял в многолетней переписке с руководителями работающего при Гастелловской средней школе Славского района самодеятельного Музея разведчиков.

ТРОИЦКИЙ Василий Васильевич (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Орион» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в конце августа 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, старший сержант.
Соцданные неизвестны.
Как следует из письменных воспоминаний бывшего разведчика данной разведгруппы В.Н. Матвеева, адресованных работающему при Гастелловской средней школе Славского района самодеятельному Музею разведчиков, старший сержант В.В. Троицкий прибыл в распоряжение Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта из запасного полка.
В ночь с 26 на 27 августа 1944 года в составе разведгруппы «Орион» был десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусского населённого пункта Меляукен (ныне – посёлок Залесье Полесского района).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 265), официально числится погибшим в августе 1944 года в тылу врага. Однако обстоятельства гибели и место захоронения неизвестны.

Специальная диверсионно-разведывательная группа «Тайфун»
«ТАЙФУН», специальная диверсионно-разведывательная группа Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенная в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Ведомственная принадлежность (военная разведка или НКГБ СССР?) пока точно не установлена.
Состав группы неизвестен, а только список безвозвратных потерь – шестеро пропавших без вести в сентябре 1944 года в тылу врага (воинское звание и оперативный псевдоним большинства неизвестны): командир Лавриненко («Тайфун») Николай Тимофеевич; заместитель командира Солонин Василий Андреевич; помощник командира Петров Фёдор Петрович; радист Луканов Алексей Владимирович; разведчики Атращёнок Семён Емельянович и Лапко Василий Николаевич.
Какие-либо иные сведения в открытой печати отыскать не удалось.

АТРАЩЁНОК Семён Емельянович (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Тайфун» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 257), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ЛАВРИНЕНКО («Тайфун») Николай Тимофеевич (?-1944), командир специальной диверсионно-разведывательной группы «Тайфун» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание неизвестно.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 261), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ЛАПКО Василий Николаевич (?-1944), разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Тайфун» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 262), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ЛУКАНОВ Алексей Владимирович (?-1944), радист специальной диверсионно-разведывательной группы «Тайфун» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 262), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ПЕТРОВ Фёдор Петрович (?-1944), помощник командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Тайфун» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 263), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

СОЛОНИН Василий Андреевич (?-1944), заместитель командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Тайфун» Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Соцданные неизвестны.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 264), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

Специальная радиофицированная разведывательная группа «Харон»
«ХАРОН», специальная радиофицированная разведывательная группа Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенная в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника.
Ведомственная принадлежность (военная разведка или НКГБ СССР?) пока точно не установлена.
Состав группы – одиннадцать человек врага (воинское звание и оперативный псевдоним большинства неизвестны): командир – старшина Ширяев («Харон») Матвей Тихонович; заместитель командира - Шиманский Владимир Васильевич; радисты – сержанты Горбун Николай Дмитриевич и Филиппов Михаил Сергеевич; разведчики – старшины Зайцев Анатолий Артемьевич, Лебедев Спартак Нестерович и Акжултаев Кали, старшие сержанты Ведерников Николай Яковлевич и Лопатин Тимофей Егорович, красноармейцы Венднер Иозеф Иоганович и Криштенис Юрий Карлович.
Десантирована была в ночь с 15 на 16 сентября 1944 года с борта самолёта в район, расположенный к северо–востоку от восточнопрусского города Инстербурга (ныне - Черняховск).
Имела безвозвратные потери в лице троих разведчиков – К. Акжултаева, А.А. Зайцева и Т.Е. Лопатина.
Какие-либо иные сведения в открытой печати отыскать не удалось.

АКЖУЛТАЕВ Кали (?-1944), разведчик специальной радиофицированной разведывательной группы "Харон" Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, старшина.
Соцданные неизвестны.
В ночь с 15 на 16 сентября 1944 года в составе разведгруппы «Харон» был десантирован с борта самолёта в район, расположенный к северо–востоку от восточнопрусского города Инстербурга (ныне - Черняховск).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 257), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ЗАЙЦЕВ Анатолий Артемьевич (?-1944), разведчик специальной радиофицированной разведывательной группы "Харон" Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, старшина.
Соцданные неизвестны.
В ночь с 15 на 16 сентября 1944 года в составе разведгруппы «Харон» был десантирован с борта самолёта в район, расположенный к северо–востоку от восточнопрусского города Инстербурга (ныне - Черняховск).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 260), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.

ЛОПАТИН Тимофей Егорович (?-1944), разведчик специальной радиофицированной разведывательной группы "Харон" Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта, заброшенной в сентябре 1944 года в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, старшина.
Соцданные неизвестны.
В ночь с 15 на 16 сентября 1944 года в составе разведгруппы «Харон» был десантирован с борта самолёта в район, расположенный к северо–востоку от восточнопрусского города Инстербурга (ныне - Черняховск).
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 10, стр. 262), официально числится пропавшим без вести в сентябре 1944 года в тылу врага.
Последний раз редактировалось sobkor 17 авг 2005, 08:17, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 17 авг 2005, 08:15

Очень надеюсь на то, что среди посетителей данного форума отыщется квалифицированный эксперт, который поможет распутать клубок информационной «неизвестности» относительно нижеперечисленных разведформирований.
Юрий РЖЕВЦЕВ

Разведформирования, фронтовая подчинённость которых пока не установлена

1. «Гроза»;
4. «Прибалтийцы» (но, возможно, что под ней калининградскими краеведами подразумевается именно специальная диверсионно-разведывательная группа «Орион» Разведуправления 1-го Прибалтийского фронта, поскольку, по их же утверждениям, сделанным на страницах региональной прессы, во главе разведгруппы «Прибалтийцы» стоял ни кто-нибудь, а капитан В. Денисов, то есть командир разведгруппы «Орион»);
5. «ТОПО».
7. Спецотряд лейтенанта "Фёдорова".

Разведывательно–диверсионная группа «Гроза»
«ГРОЗА», специальная диверсионно-разведывательная группа, действовавшая летом 1944 года в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Ведомственная принадлежность (военная разведка или НКГБ СССР?), а также фронтовая подчинённость – разведуправления 1-го Прибалтийского или же 3-го Белорусского фронтов? - пока точно не установлено.
Состав группы – тринадцать человек (воинское звание и псевдонимы большинства неизвестны): командир - старшина Коротков («Гроза») Василий Семёнович; помощник командира – лейтенант Груздев Николай Дмитриевич; радисты – Архипова Татьяна Исаевна и Моисеенко Мария Андреевна; переводчик - Кондуралов Григорий Аркадьевич; разведчики – младший сержант Белоусов Илья Иванович, красноармейцы Бельский Игнатий Кузьмич, Богданов Борис Михайлович, Бутрин Дмитрий Антонович, Дикович Савелий Дмитриевич, Пулатов Тимервай Тимерваевич, Селявин Иван Кириллович и Ясковец Николай Васильевич.
Десантирована была в ночь с 24 на 25 июля 1944 года с борта самолёта в районе города Шиббена Мемельской области Восточной Пруссии (ныне - территория Литовской Республики).
Какие-либо иные сведения в открытой печати отыскать не удалось.

Специальная партизанско-диверсионная группа «ТОПО»
«ТОПО», специальная партизанско-диверсионная группа (спецотряд - ?), принимавшая участие в разгроме Восточно-Прусской группировки войск противника.
Ведомственная принадлежность (военная разведка или НКГБ СССР?), а также фронтовая подчинённость – разведуправления 1-го Прибалтийского или же 3-го Белорусского фронтов? - пока точно не установлено.
Судя по всему, имела батальонную организацию (но в таком случае, это уже не группа, а спецотряд?).
Единственное упоминание в открытой печати – на странице 166 6-го тома Книги Памяти Калининградской области «Назовём поименно», где учтён погибший 9 апреля 1945 года в боях за Восточную Пруссию лейтенант Иван Гаврилович Петраков, военнослужащий 1-го батальона специальной партизанско-диверсионной группы «ТОПО» (похоронен – в братской воинской могиле посёлка Переславское Зеленоградского района).

ПЕТРАКОВ Иван Гаврилович (1918-1945), военнослужащий 1-го батальона специальной партизанско-диверсионной группы «ТОПО» (подчинённость – военная разведка или же НКГБ СССР? - неизвестна), участник боёв за Восточную Пруссию, лейтенант.
Родился в 1918 году. В армию был призван Смоленским облвоенкоматом.
Согласно Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» (т. 6, стр. 166), погиб в бою 9 апреля 1945 года. Похоронен был в восточнопрусском посёлке Другенен (ныне – Переславское Зеленоградского района).

Спецотряд лейтенанта «Фёдорова»
СПЕЦОТРЯД ЛЕЙТЕНАНТА «ФЁДОРОВА» (кодовое название неизвестно), специальное диверсионно-разведывательное подразделение Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии, приблизительно в сентябре 1944-январе 1945 гг. выполнявшее боевое задание в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника.
Сформирован был в апреле 1944 года в количестве тридцати двух человек личного состава, каждый из которых получил документы на другую фамилию (в частности, 18-летний разведчик А.Е. Герасимчук стал «Максимовым»).
Командир – лейтенант, имевший оперативный псевдоним «Фёдоров».
Первоначальная боевая задача - в треугольнике польских городов Калиш – Ченетохов – Краков осуществлять негласный контроль за передвижением войск противника, а также выявлять места расположения здесь его укрепрайонов, штабов, аэродромов, арсеналов и других стратегически важных объектов, о чём посредством радиосвязи оперативно и подробно информировать Центр.
3 мая 1944 года была десантирована с борта самолёта на оккупированную территорию Польши - в Белгорайские (Яновские) леса, что южнее Люблина.
Уже к июлю сорок четвёртого в районе базирования путём вербовки местного польского населения создала собственную агентурную сеть.
В середине июля 1944 года спецотряд лейтенанта «Фёдорова» принял непосредственное участие в спасении (с последующей эвакуацией из оккупированной Польши в Москву) руководителя Варшавского восстания, будущего главнокомандующего Народным Войском Польским генерала Михаила Роля-Жимерского, а также сопровождавших того польских офицеров общим числом в более чем в сто двадцать человек. В частности, собственными силами разведчики оборудовали тогда в чаще Белгорайских лесов посадочную площадку для советского Ли-2.
В конце лета сорок четвёртого спецотряд лейтенанта «Фёдорова» по заданию Центра совершил скрытный бросок на территорию Восточной Пруссии, где приступил к выполнению боевой задачи по выявлению и изучению расположенных здесь секретных укрепрайонов.
Спецотряд неоднократно подвергался преследованию со стороны контрразведывательных органов противника, в результате чего нёс безвозвратные потери и, в частности, в ходе одной из схваток погиб его командир – лейтенант «Фёдоров». Однако, тем не менее, диверсанты-разведчики, благодаря своей высокой профессиональной подготовленности и завидной физической закалке, сумели избежать разгрома и уже тем более полного истребления. Так, например, 7 ноября 1944 года, уходя от очередной погони, они укрылись в труднопроходимом болоте, где, погрузившись ледяную жижу по горло, неподвижно провели больше суток – пока не миновала опасность.
К концу 1944 года в спецотряде в живых из тридцати двух бойцов оставалось всего на всего шесть. Лишь только после этого Центр разрешил уцелевшим диверсантам-разведчикам идти на соединение с регулярными частями Красной Армии.
Линию фронта оставшиеся в живых, в том числе и разведчик Алексей Емельянович. Герасимчук («Максимов»), благополучно перешли 16 января 1945 года на Сандомирском плацдарме.

ГЕРАСИМЧУК Алексей Емельянович, ветеран специальных диверсионно-разведывательных формирований отечественной военной разведки, участник боёв за Восточную Пруссию.
Родился в 1926 году на Украине - в посёлке Сахновщина Харьковской области в крестьянской семье.
Образование: в 1941 - неполный курс Харьковского медицинского техникума; в апреле 1944 – разведшколу.
Осенью 1941-январе 1943 гг. вместе с родителями проживал на оккупированной территории.
На военной службе в январе 1943-1952 гг. Первая должность в Красной Армии – курсант запасного полка, но уже через несколько недель - наводчик противотанкового ружья в одной из стрелковых частей Воронежского фронта и в данном качестве принял участие в Харьковской наступательной операции февраля 1943 года. Тогда же, в боях по освобождению родного для себя Харькова был ранен и эвакуирован в тыловые госпитали.
По излечению – курсант учебной части, дислоцировавшейся Гороховецких военных лагерях (Московский военный округ) и производившей подготовку командиров расчётов 82-мм миномётов.
С июля 1943 года и в течение последующих десяти месяцев – курсант одной из школ военной разведки.
По окончанию курса обучения получил документы на фамилию «Максимов» и под ней был назначен на должность разведчика в спецотряд Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии, во главе которого стоял лейтенант, имевший оперативный псевдоним «Фёдоров», и который насчитывала тридцать два человека личного состава.
3 мая 1944 года в составе данного спецподразделения глубинной разведки был десантирован с борта самолёта на оккупированную территорию Польши - в Белгорайские (Яновские) леса, что южнее Люблина. Задача, которую получили разведчики: в треугольнике польских городов Калиш – Ченетохов – Краков осуществлять негласный контроль за передвижением войск противника, а также выявлять места расположения здесь его укрепрайонов, штабов, аэродромов, арсеналов и других стратегически важных объектов, о чём посредством радиосвязи оперативно и подробно информировать Центр.
В середине июля 1944 года спецотряд лейтенанта «Фёдорова» принял непосредственное участие в спасении (с последующей эвакуацией из оккупированной Польши в Москву) руководителя Варшавского восстания, будущего главнокомандующего Народным Войском Польским генерала Михаила Роля-Жимерского, а также сопровождавших того польских офицеров общим числом в более чем в сто двадцать человек. В частности, собственными силами диверсанты-разведчики оборудовали тогда в чаще Белгорайских лесов посадочную площадку для советского Ли-2.
В конце лета сорок четвёртого спецотряд лейтенанта «Фёдорова» по заданию Центра совершил скрытный бросок на территорию Восточной Пруссии, где приступил к выполнению боевой задачи по выявлению и изучению расположенных здесь секретных укрепрайонов.
Спецотряд неоднократно подвергался преследованию со стороны контрразведывательных органов противника, в результате чего нёс безвозвратные потери и, в частности, в ходе одной из схваток погиб его командир – лейтенант «Фёдоров». Однако, тем не менее, диверсанты-разведчики, благодаря своей высокой профессиональной подготовленности и завидной физической закалке, сумели избежать разгрома и уже тем более полного истребления. Так, например, 7 ноября 1944 года, уходя от очередной погони, они укрылись в труднопроходимом болоте, где, погрузившись ледяную жижу по горло, неподвижно провели больше суток – пока не миновала опасность.
В ходе прорыва через очередное кольцо блокады разведчик А.Е. Герасимчук был ранен в плечо, но, даже истекая кровью, от своих не отстал.
К концу 1944 года в спецотряде в живых из тридцати двух бойцов оставалось всего на всего шесть. Лишь только после этого Центр разрешил уцелевшим диверсантам-разведчикам идти на соединение с регулярными частями Красной Армии.
Линию фронта оставшиеся в живых, в том числе и разведчик Алексей Емельянович. Герасимчук («Максимов»), благополучно перешли 16 января 1945 года на Сандомирском плацдарме.
После процедуры спецпроверки – военнослужащий запасного полка, дислоцировавшегося в украинском городе Львове. В данном качестве принимал участие в схватках с бандами бандеровцев.
С весны сорок пятого – вновь в действующей армии: автоматчик 20-й стрелковой Барановичской дважды Краснознамённой дивизии 20-го стрелкового корпуса 28-й армии 3-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов – в ходе Восточно-Прусской, Берлинской и Пражской стратегических наступательных операций.
В послевоенный период и вплоть до демобилизации - военнослужащий срочной службы 615-го полка реактивной артиллерии, дислоцировавшегося в белорусском городе Слониме. В 1947 году здесь его разыскали представители Главного разведывательного управления Генштаба Вооружённых Сил СССР и вручили две награды, которых он, оказывается, был удостоен за боевые действия в тылу противника, когда сражался в составе спецотряда лейтенанта «Фёдорова», - орден Красной Звезды и медаль «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.
После демобилизации поселился в городе Волковыске – районном центре Гродненской области Белоруссии, где, по информации почёрпнутой из белорусской прессы, проживал и по состоянию на июль 2004 года.
Кавалер многих государственных и иностранных наград, в том числе ордена Отечественной войны 1-й степени (1985), Красной Звезды (1944), медали «За отвагу» (1945), «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (1944), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина». Что же касается трёх польских наград, то они, по данным на 2004 год, ему ещё вручены не были.
В 1989 году А.Е.Герасимчук по приглашению, поступившем из Министерства обороны СССР, был приглашён в Москву, где принял участие встрече ветеранов ГРУ из числа фронтовиков.
Линию фронта оставшиеся в живых, в том числе А.Е. Герасимчук, перешли 16 января 1945 года на Сандомирском плацдарме.
После процедуры спецпроверки – военнослужащий запасного полка, дислоцировавшегося во Львове. В данном качестве принимал участие в схватках с бандами бандеровцев.
С весны сорок пятого – вновь в действующей армии: автоматчик 20-й стрелковой Барановичской дважды Краснознамённой дивизии 20-го стрелкового корпуса 28-й армии 3-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов – в ходе Восточно-Прусской, Берлинской и Пражской стратегических наступательных операций.
В послевоенный период и вплоть до демобилизации - военнослужащий срочной службы 615-го полка реактивной артиллерии, дислоцировавшегося в белорусском городе Слониме. В 1947 году здесь его разыскали представители ГРУ Генштаба и вручили две награды, которых он был удостоен за боевые действия в тылу противника в составе разведподразделения лейтенанта «Фёдорова», - орден Красной Звезды и медаль «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.
После демобилизации поселился в городе Волковыске – районном центре Гродненской области Белоруссии, где, по информации почёрпнутой из белорусской прессы, проживал и по состоянию на июль 2004 года.
Кавалер многих государственных и иностранных наград, в том числе ордена Отечественной войны 1-й степени (1985), Красной Звезды (1944), медали «За отвагу» (1945), «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (1944), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина». Что же касается трёх польских наград, то они, по данным на 2004 год, ему ещё вручены не были.
В 1989 году А.Е. Герасимчук по приглашению, поступившему к нему из Министерства обороны СССР, принял участие в встрече фронтовиков-ветеранов ГРУ, которая состоялась в Москве.
Последний раз редактировалось sobkor 17 авг 2005, 10:15, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Nick
Участник
Сообщения: 426
Зарегистрирован: 01 авг 2005, 11:06
Откуда: Черняховск-Москва
Контактная информация:

Сообщение Nick » 20 авг 2005, 06:23

А акая разница меду определением "погиб" и "пропал без вести", в том числе и для родственников военнослужащего?
Как вознаграждался государством ратный труд военных разведчиков, был ли "социальный пакет" для их семей? На, что они могли рассчитывать после завершения задания, увольнения в запас?

Меня, например, поразил пример Алексея Емельяновича Герасимчука (Максимова) - в течении многих месяцев выполнять задачи в тылу врага, получить бесценный опыт, выжить, а потом попасть рядовым или сержантом в линейные части!
Последний раз редактировалось Nick 20 авг 2005, 06:37, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 20 авг 2005, 11:40

Николай, здравствуй!
На твои вопросы поясняю.
«Погиб» и «Пропал без вести» - термины юридического свойства. Ими у нас принято обозначать безвозвратные потери, при этом «пропавшие без вести» – неучтённые потери, то есть военнослужащие, погибшие без свидетелей, а также в ряде случаев и попавшие в плен.
В социальном плане семьи тех и других законом защищены практически одинаково, однако у родственников погибших всё же имеется «преимущество» в моральном отношении: они хотя бы имеют возможность поклониться памяти дорогого для себя человека на его могиле. Ну, а если такой официально не существует, то, по меньшей мере, на месте (или же в районе) его гибели - на ближайшем расположенном в той округе воинском мемориале. Без вести пропавшие же подобных посмертных почестей чаще всего лишены, ибо в отношении них неизвестны ни реальная дата смерти, ни её обстоятельства, ни место самой гибели и ни место погребения. Как показывают результаты работы поисковых отрядов, реальная дата гибели может разниться от даты, от которой солдат официально числится пропавшим без вести, не только месяцами, но и годами, причём по времени - в обе стороны.
Вот этой самой неизвестностью термин «Пропал без вести» и страшней, чем «Погиб». Именно эта неизвестность и не даёт нам ни юридического, ни морального права ставить знак равенства между «погиб» и «пропал», по крайней мере до тех пор, пока мы методами поисково-исследовательской работы не установим судьбу конкретного воина, который пропал без вести в боях с фашизмом.
Теперь о диверсантах-разведчиках. Действительно, не находится никакого логического объяснения, а только лишь большевистско-идеологического плана, той абсолютно абсурдной практике, которая на завершающем этапе Великой Отечественной войны по отношению к ним применялась высшим армейским командованием: успешно выполнил задачу в тылу врага, благополучно соединился со своими и вскоре, образно, получил «чёрную метку» - предписание об откомандировании из рядов глубинной разведки в… запасной полк. При этом в качестве типичной выступала следующая формулировка – «За невозможностью дальнейшего использования в спец. частях». Говоря по-другому, вернувшимся из тыла врага диверсантам-профи армейское командование, как правило, отказывало в дальнейшем использовании по их столь дефицитной на войне воинской специальности. Кому-то, как Ф.С. Фазлиахметову, будущему командиру легендарной разведгруппы «Матросов», даже приходилась напрашиваться, чтобы продолжить воевать в качестве диверсанта-разведчика. Вот строки из послевоенных мемуаров Фарида Салиховича. Повествование, напомню, начинается с того момента, как летом 1944 года спецотряд «Москва» Разведуправления штаба 2-го Белорусского фронта, в рядах которого младший лейтенант Ф.С. Фазлиахметов с 1942 года был заместителем командира, прибыл в освобождённый Минск: «Но вот и Минск. Остановились на окраине в частных домах - центр города был почти полностью разрушен. Через некоторое время поступил приказ о расформировании отряда.
Валя и Рая одними из первых уехали в Москву. Подполковник Шарый был направлен в запасной офицерский полк. Остальные товарищи, кроме Чеклуева, который остался в части, и Максимука (он был направлен работать в Осиповичи), получили месячный отпуск с предписанием: после его окончания явиться в военкоматы по месту жительства…
…И вот я снова в столице. В кармане гимнастерки лежит боевая характеристика с рекомендацией направить меня на учебу в Военно-воздушную академию имени Н.Е. Жуковского. В самые тяжелые для Родины дни, с первых месяцев войны, я находился в действующей армии и, наверное, заслужил право сменить землянку на учебные аудитории. Но я поступил иначе. Война пока не закончилась, и хотя победа наша была уже предрешена, впереди нас еще ждали нелегкие бои. Я не мог оставаться в тылу, я должен был выполнить свою клятву, которую дал на могиле Саши Стенина.
Приняв такое решение, я уже не мог поехать к своим родным, хотя времени для этого оставалось вполне достаточно. Не видели они меня три года, и мне казалось, случись что со мной в дальнейшем, им легче будет так справиться со своим горем. А повидать отца, мать, братишку мне хотелось до боли в сердце.
Мои товарищи по отряду москвичи Арлетинов, Никольский, Корзилов тоже стояли на перепутье. Я предложил им ехать снова в свою часть, и друзья с радостью согласились. Они тоже не хотели прятаться за спиной тех, кто сражался на фронте. С нами пошел и Николай Гришин, опытный, испытанный радист, самый старший из нас по возрасту, уже семейный человек. Другой на его месте десять раз подумал бы, прежде чем принять такое решение, а Николай согласился на мое предложение сразу, не колеблясь.
Единственное, что нам хотелось, - это быть вместе. А раз так, то надо попросить направить нас снова в распоряжение штаба 2-го Белорусского фронта, тогда на очередное задание мы сможем выйти в составе одной группы. Мы хорошо знали друг друга - достоинства, недостатки, сильные и слабые стороны каждого, были уверены один в другом. А такая уверенность особенно нужна для опасной, хотя и привычной работы за линией фронта.
Я сказал - «опасной работы». Это, конечно, так. Но вот что интересно. Со временем у всех нас, разведчиков, выработалась своеобразная потребность в риске, риске во вражеском тылу, там, где опасность подстерегает тебя на каждом шагу. Вот где ты можешь проявить себя! Здесь нужны и смелость, и осторожность, и хитрость, и трезвый расчет, большое мужество и терпение. Иначе ничего не сумеешь сделать и пропадешь ни за грош. Но зато разве можно с чем-либо сравнить то чувство гордости и радости, когда тебе удается перехитрить врага и выполнить поставленную задачу?
Еще одно обстоятельство было притягательным в нашей службе - самостоятельность. Приказы, распоряжения командования, то есть то, что надо сделать, - это закон, ты их принимаешь к исполнению, но ты волен в том, как это сделать, то есть в методах и способах выполнения задания. Если с умом, то и дело сделаешь, и уцелеешь, а нет - пеняй только на себя.
Получив в Генштабе направление, на другой же день с Белорусского вокзала мы отправились в свою часть. Придется теперь лететь в Польшу или даже в Германию, это очевидно. Фронт стремительно откатывается на запад
Прощай, столица, прощай, Москва! Повезет, и мы снова вернемся к тебе, снова услышим бой Кремлевских курантов и ранним утром на восходе солнца с Большого Каменного моста увидим золоченые маковки кремлевских церквей, разноцветное сияние куполов собора Василия Блаженного.
В начале сентября 1944 года мы прибыли в Щучин - небольшой городок на западе Белоруссии. Майор Медведовский встретил нас очень приветливо. Вскоре боевая группа была сформирована. Я был назначен командиром, Николай Макаревич моим заместителем и радистом, Николай Гришин радистом, Лемар Корзилов, Лева Никольский, Костя Арлетинов и Миша Козич стали бойцами группы…».
А вот в Отдельном отряде особого назначения НКГБ СССР к своим штатным бойцам, судя по всему, настолько расточительно не относились. По крайней мере, после соединения с Красной Армией предписания об откомандировании в запасные полки получали преимущественно лишь бойцы-партизаны, то есть те, кто в силу ряда случайных обстоятельств присоединился к этому чекистскому спецформированию уже входе его боевой работы в тылу врага. Да и то такие партизаны чаще всего в дальнейшем использовались с учётом их боевого опыта – в рядах в/ч войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии. Одно из доказательств тому – судьба калининградца И.Д. Мосола, биографическую справку на которого прилагаю.
«МОСОЛ Илья Дмитриевич (1923-2001), ветеран внутренних войск и калининградской милиции, участник боёв за Восточную Пруссию, младший сержант милиции в отставке.
Родился 23 марта 1923 года в Литёхи Красногорского района Брянской области в крестьянской семье.
Образование – неполное среднее.
В годы немецко-фашистской оккупации был угнан в рабство. Содержался в концлагере, находившемся в деревне Бытча Минской области, откуда в начале сентября 1944 года сумел бежать.
18 сентября 1943-июле 1944 гг. – рядовой боец-партизан чекистского спецотряда будущего (с 15 августа 1994 года) Героя Советского Союза капитана П.Г. Лопатина – действовавшей в Минской области Партизанской бригады «Дядя Коля». Как указано в справке, выданной ему штабом данного партизанского спецсоединения после освобождения Белоруссии, участвовал в следующих боевых операциях:
- в четырёх засадах, в результате нападения из которых было сожжено пять вражеских автомобилей, убито и ранено 73 гитлеровца;
- в уничтожении 3,4 км проводной связи на стратегически важных для вермахта направлениях;
- в двух затяжных боях с крупными экспедиционными силами карателей, в ходе которых подчинённым офицера-чекиста П.Г. Лопатина удалось уничтожить до трёхсот человек живой силы противника.
Участник легендарного партизанского парада 16 июля 1944 года в Минске.
В конце июля-сентябре 1944 года – по партийно-комсомольской мобилизации комбайнёр одного из колхозов Борисовского района Минской области.
На военной службе в сентябре 1944-марте 1949 гг. Призван на неё был Борисовским РВК Белорусской ССР и как бывший партизан спецчастей Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР направлен был в ряды внутренних войск. Первая должность здесь - курсант Отдельного учебного полка войск НКВД СССР.
С января 1945 года станковый пулемётчик пулемётной роты 562-го отдельного стрелкового батальона внутренних войск НКВД СССР Управления войск НКВД СССР по охране тыла 3-го Белорусского фронта. В данном качестве принимал участие в боях за Восточную Пруссию, в том числе в овладении восточнопрусским городом Тильзит (ныне – Советск).
Победу встретил в рядах однополчан в южных провинциях Восточной Пруссии, отошедших позже к Польше.
С декабря 1945 года – в Кёнигсберге, где в составе однополчан по 562-му отдельному стрелковому батальону внутренних войск НКВД (с 15 марта 1946 – МВД, а с 21 января 1947 года – МГБ) СССР нёс гарнизонную службу по обеспечению в городе общественного порядка, а также привлекался к участию в чекистско-войсковых операций, проводившихся на территории соседней Литвы против орудовавших там бандформирований.
С ноября 1948 года рядовой И.А. Мосол - станковый пулемётчик пулемётного взвода 10-й отдельной роты МВД СССР (Калининградский военный гарнизон).
На службе в органах внутренних дел в марте 1949-декабре 1950 гг. – сотрудник водной милиции Калининградской области: сержант Отдела охраны МГБ Калининградского морского бассейна. Уволен был в связи с вскрывшемся фактом, что является сыном расстрелянного в 1937 году «врага народа».
Впоследствии до начала 1990-х годов – бригадир на ЦБК-1 Калининграда. С 2000 года являлся активистом ветеранской организации Западного УВДТ.
Кавалер многих государственных наград, в том числе ордена Отечественной войны 2-й степени (1985) и медали «Партизану Отечественной войны» 2-й степени (1944).
Скончался 30 августа 2001 года. Похоронен в Калининграде.»
Жму руку,
Юрий РЖЕВЦЕВ
Последний раз редактировалось sobkor 20 авг 2005, 12:25, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Nick
Участник
Сообщения: 426
Зарегистрирован: 01 авг 2005, 11:06
Откуда: Черняховск-Москва
Контактная информация:

Сообщение Nick » 20 авг 2005, 14:11

А как оплачивался труд военных разведчиков во время войны?

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7191
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 20 авг 2005, 15:28

Вряд ли чтобы в Красной Армии в отношении кадровых диверсантов-разведчиков существовали бы какие-то особые нормы денежного довольствия, ибо представители глубинной разведки имели точно такой же статус военнослужащих как, скажем, просто пехотинцы или артиллеристы. Правда, нельзя исключать, что у них чуть выше были оклады по должности да плюс, вероятней всего, полагались специальные денежные надбавки за прыжки с парашютом и т.д.
В материальном отношении выгодней, конечно, было быть военнослужащим НКВД или НКГБ СССР. Здесь существовали специальные денежные надбавки и дополнительные льготы. Даже парадный солдатский и милицейский мундиры образца 1943 года «возвеличивали» их обладателей фактически до уровня генерала РККА, поскольку они, те самые мундиры, имели точно такой же покрой как и генеральский мундир в Красной Армии – двубортные «с запахом».
Бойцы-партизаны же спецформирований глубинной разведки, судя по всему, на довольствие в Красной Армии вообще не стояли.
Юрий РЖЕВЦЕВ

Ответить