Подвиг разведчиков

Все,что связано со Второй Мировой войной и затрагивающее Инстербург

Модератор: Wandragor

Shvets
Посетитель
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 09 июл 2014, 17:08

Сообщение Shvets » 13 июл 2014, 21:27

sobkor писал(а):Цитата(sobkor 4 13.07.2014, 21:17) Вдогонку: вот тут, кстати, тема, целиком посвящённая Спецшколе подрывников/Учебному центру подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов УНКВД по г. Москве и Московской области, – http://voenspez.ru/index.php?board=1790.0
Швец Владимир Миронов по документам родился 4 ноября 1923 года, фактически родился в 1924. Год добавил себе чтобы попасть в разведшколу. Родился в Умани, жил в последствии с семьей в Щелково (Моск. Обл)перед войной обучался в Одессе в мореходном училище. По боевому пути информация скудная, организация партизанской движения под Москвой, подготовка прорыва Ленинградской блокады. По подготовке прорыва: прорыв готовила группа из 13 человек, но информацию об этом найти сложно, она вроде как-то сих пор закрыта. Как-то отец вспоминал гауляйтера Коха, которого выкрали и доставляли через линию фронта, причем своим ходом. Вместе с 4-мя мешками со штабной немецкой документации.

Shvets
Посетитель
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 09 июл 2014, 17:08

Сообщение Shvets » 14 июл 2014, 14:14

sobkor писал(а):Цитата(sobkor 4 14.07.2014, 14:08) Вот что вырисовывается на текущий момент:
ШВЕЦ Владимир Миронович (1923-1996), ветеран спецчастей оперативной разведки НКВД СССР и Генерального штаба Красной Армии.
Родился 4 ноября 1924 года на Украине – в районном городе Умань Черкасской области, но детство и юность прошли в городе Щёлково Московской области.
В 1943 году, приписав себе год (и с этого момента официально якобы 1923 года рождения!), добровольцем вступил в ряды курсантов дислоцировавшейся в городе Покров современной Владимирской области Спецшколы подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области
По состоянию на 21 августа 1943 года – боец спецроты «88-го истребительного батальона НКВД СССР» – Учебного центра подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов УНКВД по г. Москве и Московской области с местом дислокации в подмосковной исторической усадьбе Быково.
Предположительно, с осени 1943 года – боец спецотряда «Мека» под командованием В.М. Ушацкого и в данном качестве в составе всего спецотряда «Мека» с борта самолёта десантирован за линию фронта в ряды ленинградских партизан.
Кавалер многочисленных государственных наград, в том числе 6 ноября 1985 года как здравствующий ветеран-фронтовик был удостоен ордена Отечественной войны 1-й степени.
Скончался в 1996 году.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Юрий Петрович, спасибо. Мои сыновья должны знать кем был их дед, Старший (23 года) очень им гордится. Младший еще слишком мал, но потихоньку начинаем давать ему информацию.

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7337
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 05 ноя 2014, 09:45

Всех кровно причастных – с Днём военного разведчика!
Изображение
Последний раз редактировалось sobkor 05 ноя 2014, 09:45, всего редактировалось 1 раз.

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7337
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 05 ноя 2014, 10:15

А это мой свежий вклад к нынешнему празднику как историка спецслужб: http://i57.tinypic.com/15xpgs6.jpg
Изображение
Последний раз редактировалось sobkor 05 ноя 2014, 10:15, всего редактировалось 1 раз.

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7337
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 25 ноя 2014, 12:33

Вчера, 24 ноября 2014 года, сумел выбраться в посёлок Заозёрное Озёрского района Калининградской области, чтобы сфотографировать памятный обелиск, воздвигнутый здесь и при моём участии в ознаменование 100-летия со дня начала 1-й Мировой войны в память о ратном подвиге создателя современного ГРУ Генштаба Вооружённых Сил РФ полковника в отставке С.И. Аралова.
Изображение
Последний раз редактировалось sobkor 25 ноя 2014, 12:33, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
mad_bug
Посетитель
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 27 мар 2013, 21:11

Сообщение mad_bug » 02 дек 2014, 11:06

sobkor писал(а):Цитата(sobkor 4 5.11.2014, 11:15) А это мой свежий вклад к нынешнему празднику как историка спецслужб: http://i57.tinypic.com/15xpgs6.jpg
Изображение
Осенью общался с ветераном ОМСБОНА Горожанином К.И.
Он участвовал в рейде по Карелии. Группа называлась "Спортсмены". Не попадалось вам что-нибудь подобное?

Аватара пользователя
mad_bug
Посетитель
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 27 мар 2013, 21:11

Сообщение mad_bug » 02 дек 2014, 15:07

sobkor писал(а):Цитата(sobkor 4 17.08.2005, 9:15) Очень надеюсь на то, что среди посетителей данного форума отыщется квалифицированный эксперт, который поможет распутать клубок информационной «неизвестности» относительно нижеперечисленных разведформирований.
Юрий РЖЕВЦЕВ


ГЕРАСИМЧУК («Максимов») Алексей Емельянович, ветеран специальных диверсионно-разведывательных формирований отечественной военной разведки, участник боёв за Восточную Пруссию.
Родился в 1926 году на Украине - в посёлке Сахновщина Харьковской области в крестьянской семье.
.....
В 1989 году А.Е. Герасимчук по приглашению, поступившему к нему из Министерства обороны СССР, принял участие в встрече фронтовиков-ветеранов ГРУ, которая состоялась в Москве.
Очень мне хотелось раскрутить клубок по спецотряду Федорова, но...
То одно, то другое. Появилось время и я нашел Герасимчука АЕ, но опять же поздно. Он скончался в марте 2013 года в Волковыске, так и не узнав, что командир его группы не погиб в 44-м, а вышел к своим под Сандомиром.
Прикладываю фото Герасимчука-Максимова:
Изображение
И собственно мои изыскания по спецотряду:
Из публикаций открытой прессы стало известно, что в тылу Восточно-Прусской (со слов Герасимчука А.Е.) группировки войск противника приблизительно с июля 1944 по январь 1945 года действовал спецотряд лейтенанта «Фёдорова» (кодовое название отряда неизвестно). Со слов Мамонова А.И. - радистка Родина Софья сообщила, что фамилия командира отряда – Бегма(?), поэтому условно даётся по оперативному псевдониму его командира, подлинная фамилия которого тоже пока неизвестна. Судя по косвенным данным, он находился в прямом подчинении Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии.
Основная боевая задача:
Версия №1 (со слов ветерана ВОВ - ГЕРАСИМЧУКа Алексея Емельяновича. – 1926 г.р.) - в треугольнике польских городов Калиш – Ченстохов – Краков осуществлять негласный контроль за передвижением войск противника, а также выявлять места расположения здесь его укрепрайонов, штабов, аэродромов, арсеналов и других стратегически важных объектов, о чём посредством радиосвязи оперативно и подробно информировать Центр.
Версия №2 (со слов ветерана ВОВ – Мамонова Алексея Ивановича. – 1922 г. р.) – разведка укреплений по рекам Варта, Пилица.
3 мая 1944 года ядро группы было десантировано с борта самолёта на оккупированную территорию Польши - в Белгорайские (Яновские) леса, что южнее Люблина. (со слов Герасимчука А.Е.. Косвенно подтверждается и Мамоновым АИ. Он принимал десантировавшуюся группу. Один из приземлявшихся парашютистов погиб. Руководитель группы осмотрел труп в поиске документов. За что был отстранен от командования!)
На базе партизанского обьеденения «Галицкого» (Галицкий - Пелих В. П. — в РККА с 1937 г., в органах разведки с 1941 г. После окончания Центральной школы подготовки командиров служил в разведотделе штаба Закавказского фронта по март 1943 г., затем — в разведотделе штаба Центрального фронта. С мая по сентябрь 1944 г. выполнял специальное задание РУ ГШ КА в тылу немецко-фашистских войск на территории Польши в качестве начальника оперативного разведцентра, базируясь главным образом в районе Яновских лесов.) был сформирован спецотряд в количестве приблизительно 32 человек (со слов Мамонова А.И. и Герасимчука А.Е.). Командиром был назначен офицер Смерша (?) Мамонов видел в объединении Пелиха, как тот несколько раз лично застрелил приговоренных к расстрелу.
Спецотряд пересек линию фронта переправившись через р. Вислу в районе г. Люблин (со слов Мамонова А.И.) приблизительно в середине лета 1944 года.
Версия событий Герасимчука А.Е. - Спецотряд неоднократно подвергался преследованию со стороны контрразведывательных органов противника, в результате чего нёс безвозвратные потери, в частности, в ходе одной из схваток погиб его командир – лейтенант «Фёдоров». К концу 1944 года в спецотряде в живых из тридцати двух бойцов оставалось шесть. Лишь только после этого Центр разрешил уцелевшим диверсантам-разведчикам идти на соединение с регулярными частями Красной Армии.
Линию фронта оставшиеся в живых, в том числе и разведчик Алексей Емельянович. Герасимчук («Максимов»), благополучно перешли 16 января 1945 года на Сандомирском плацдарме.
Версия событий Мамонова А.И. – 7 ноября 1944 года группа получила сообщение, что ей присвоено звание гвардейской. В ноябре (по жалобе радистки на пьянство командира Федорова) в отряд приходили проверяющие в составе 10 человек под командованием майора (?) Шевченко (И.О. неизв., ведомственная принадлежность - СМЕРШ), у которого Мамонов А.И. потом был ординарцем в ЗАПе. Осенью 1944 три человека из первоначального состава спецотряда были отправлены на один из хуторов за продовольствием, где попали в засаду и погибли. Известен один из этих троих – Эглит Николай (из письма Харитоновой Анны И. к Мамонову А.И., и из воспоминаний Мамонова А.И.).
В середине ноября группа была окружена и приняла бой, в котором погиб боец Тепленков (И.О. неизв.) - 2-й номер в пулеметном расчете Мамонова А.И. (Согласно дневнику Родиной С.С. 22 ноября под Коториным. Потери - 30 человек. "...насчитали 30 трупов товарищей...") Часть группы под командованием Панова (И.О. неизв.) погибла полностью.
Вторая часть группы в составе: Мамонова А.И., Родиной Софьи Сергеевны – 1926 г.р., командира лейтенанта «Федорова» (Бегма?) и прочих, присоединилась к другому спецотряду, название которого неизвестно. Объеденная группа была разгромлена 31 декабря 1944 года. Мамонов А.И. вместе с Кондратьевым Василием Егоровичем – 1918 г.р. вышел в районе г. Сандомир к частям СА. В фильтрационном лагере Мамонов А.И. встретил других выживших участников рейда: Горитько Петр (ранен), Митаков Виктор Иванович, Ташкенов Алексей Григорьевич, Родина Софья Сергеевна. Родина сообщила, что вышла вместе с командиром спецотряда «Федоровым-Бегма».
Предполагаемый состав спецотряда «Федорова» и неизвестного отряда (данные из блокнота Мамонова, из письма Антиповой А.И. к Мамонову):
1. Лейтенант «Федоров». (со слов Родиной С.С. – Бегма, был в ЗАПе, после войны на руководящих постах)
2. Панов (и.о. – неизв., погиб)
3. Мл. лейтенант Филаткин Владимир Никитович – 1923 г.р., погиб 1 октября 1944 года в Радзеховицах вместе с Проселковым Н.Ф в боестолкновении с жандармами. , возм. он же "Эглит Николай". В дневнике Родина С.С. упоминает о своих чувствах к Филаткину.
4. Военфельдшер Вагин Анатолий Ильич – 1920 г.р., погиб 22 ноября 1944 года. Прим. Дата стыкуется с упоминанием о крупной облаве 22 ноября в дневнике Родиной С.С.
5. Боец Тепленков (и.о. – неизв., погиб)
6. Эглит Николай (отч. – неизв., погиб) Прим.- скорее всего это псевдоним Филаткина В. Н. Со слов Мамонова Родина была влюблена в Эглита.
9. Дядя Семён (и.о. – неизв., (в письме Антиповой к Мамонову упоминается как погибший))
10. Андрей (и.о. – неизв., погиб)
11. Степан-украинец (и.о. – неизв., погиб)
12. Яша-большой (и.о. – неизв., погиб)
13. Мартынов Николай Лукьянович (Воронежская обл., хут. Никольский, судьба неизвестна)
14. Рудченко Иван Федорович (Краснодарский край, г. Тихорецк, ул. Энгельса, д. 114) Прим. - Упоминается Родиной С.С. о гибели Ивана 25 декабря. Привел раненого Тиму Кобца. Судьба неизвестна)
15. Степанов Владимир Николаевич (Москва, Кузнецкий мост, Теплый пер. 10, кВ.3, судьба неизв.)
16. Харитонов Ал.Ал. (Аз.ССР, г. Баку, пос. Ханлар, попал в плен)
17. Антипова Анна Игоревна (Великолукская обл. Бежаницкий район, с. Гора, попала в плен. После войны проверялась органами)
18. Бурмистров Константин (отч. – неизв., г. Горький, ул. Жданова, дом 12, сдьба неизв.)
19. Лаврюшко Максим Алексеевич (г. Майкоп, ул. Некрасова 130, судьба неизв.)
20. Хучуа Владимир Алексеевич (ГССР, г. Хашури, ул. Просвещения, д. 94, судьба неизв.)
Встречены в ЗАПе:
21. Кондратьев Василий Федорович, год рождения – 1918, место рождения: Коми АССР, Койгородский р-н, с. Ужга
22. Горитько Петр
23. Митаков Виктор Иванович
24. Ташкенов Алексей Григорьевич
25. Родина Софья Сергеевна (ветеран разведки. На 1989 год числилась в списках живых на сайте Победители)
Данные из дневника Родиной С.С. ист. "Ахиллесова пята разведки", Болтунов М.
26. Просёлков Николай Фёдорович, год рождения - 1921, погиб 1 октября 1944 года. Согласно дневнику Родиной был ранен в живот в бою с жандармами в Радзеховицах.
27. Тима Кобец (отч. - неизв. убит приблизительно 25 декабря 1944 года)
28. Николай Иванов (отч. - неизв. погиб 1 октября 1944 года вместе с Проселковым и Филаткиным в Радзеховицах. Согласно дневнику не вернулись Коля (Проселков), Володя (Филаткин) и Николай Иванов)
29. Мортышков Иван (в письме Антиповой к Мамонову упоминается как погибший)
30. Лещенко Василий (в письме Антиповой к Мамонову упоминается как погибший)

Примечание: Мамонов Алексей Иванович Герасимчука А.Е не помнит. Во время чтения вслух мною дневника Родиной сначала заявил, что это другая группа и другая Софья, но потом вдруг расплакался и вспомнил многие детали. Посредством сопоставления фактов, мы пришли к выводу, что это именно та группа. Привожу полностью дневник Родиной С.С.
Полет на задание
18 мая 1944 года.
Мы с Верой сидели на взлетной полосе и не могли встать, потому что наши «Сидоры» повесили нам на грудь, а на спину водрузили тяжелые парашюты. На левом боку была радиостанция «Север», а на правом — радиопитание к ней: каждая батарея — размером и весом равнялась хорошему кирпичу, а их было штук восемь. Все хорошо привязано, чтобы при прыжке не оторвалось и не потерялось.
Двери у самолета СИ-47 расположены низко. Нас кое-как затолкнули в темное чрево самолета, и мы с трудом приткнулись на скамью.
Летим двумя самолетами в Польшу в Яновские леса, на базу группы Василенко. В нашей группе летят шесть радистов, старший — Игорь Козырев.
Наш самолет слегка покачивало, за бортом темнота… Вдруг яркие всполохи, словно праздничный фейерверк, озарили темное небо. Это взрывы зенитных снарядов, самолет обстреливался зенитками при пересечении линии фронта. Затем постепенно все стихло, мы сидим молча в глубоком раздумье. Кажется, что-то долго летим… Но вот раздается команда: «Парашюты пристегнуть к тросу». Правая рука на кольце.
Дверь самолета открылась, и я вывалилась в темную бездну вслед за Игорем, толкнув его рукой… Мягкий рывок, и надо мной появился огромный купол парашюта. Показалось, что долго лечу. Достаю из кармана телогрейки фонарик. Верхушки деревьев, затем… шлеп, не устояла на ногах, упала, брюки мокрые, в сапогах вода. Барахтаюсь в канале с водой. Господи! Ведь подумают, что я от страха…
Я ничего не боялась, прыгала с парашютом уже не раз: и с крыла самолета У-2, а в Монино из люка, из дверей. Мне долго пришлось ожидать вылета на задание, так я пристраивалась прыгать с парашютом к любой группе, ехала на тренировку.
…Села на краю канавы и думаю, пусть найдут меня здесь. Огляделась, рядом лес. Вижу поле, костры…
Боже мой, а рация! Где она? Я совсем забыла о ней. А вдруг она намокла? Тогда осталось только застрелиться! Щупаю — мокрая. Скорее к костру сушиться. А ноги не слушаются, заплетаются. Кричу ребятам, но никто не реагирует.
Гляжу, все оживленно говорят по-польски, наших нет. Пристально вглядываются в небо. Я объясняю, что мы уже прилетели и надо искать грузовые мешки, а они смеются, помогают мне снять вещи, усаживают у костра.
Что за чертовщина? Куда мы попали? Наконец вижу своих. Пришли Игорь Козырев, Миша Калошин. Пояснили мне, что кругом поляки, они получили груз из Лондона. Парашюты у них зеленого цвета, а нам показалось — черного. Все стали гасить костры и собирать грузовые мешки.
Наши товарищи приземлились все хорошо, за исключением Веры, которая зависла между двумя деревьями. Летчик не ошибся, выбросил нас правильно на обусловленные костры.
Через два дня мы были уже на месте. Меня определили радисткой в польский отряд, командиром которого был Анатолий. Он свободно говорил по-русски. На сумке моей радиостанции был нашит красный крест. Ведь по версии я медсестра.
… Вскоре мы направились на север вдоль реки Висла под Демблин. По пути вели разведку противника. И вот Анатолий приносит мне первое, довольно-таки пространственное сообщение обо всех укреплениях и объектах противника, встреченных по пути. Зашифровала информацию, но передать радиограмму не смогла, так как связи с оперативным центром (Пелиха) пока не было. Моя рация была в мертвой зоне (расстояние 80–90 км).
Завхоз Владек — весельчак, любимец всего отряда, обеспечивал нас питанием, размещал на стоянку в деревнях в хороших домах. Меня опекал и даже ухаживал, «строил» глазки и сыпал комплименты. Он хорошо говорил по-русски.
Однажды Анатолий принес мне важные сведения об укреплениях по р. Висле и просил связаться с Центром. Сведения зашифровала и передала Пелиху. Радиосвязь с узлом у меня в это время была надежная. Со мной работал мощный передатчик, и слышала я его на девять баллов. В одной из радиограмм, полученных из Центра, говорилось: «В вашем отряде находится Владислав Ющик — агент гестапо. Немедленно арестовать, допросить и доставить в штаб». Передала радиограмму Анатолию и спрашиваю, кто это такой.
Командир молчал, лицо его бледнело и, не сказав ни слова, ушел. А через несколько дней Владек был арестован.
…Мы по-прежнему в пути. Во время остановок в деревнях занимали подворье с большим сараем, в котором хранилась солома. Для проведения сеанса связи ребята обычно помогали мне развернуть радиостанцию, главное, подвесить повыше антенну и правильно расположить противовес (это делалось по компасу).
Мной была принята радиограмма за подписью Маланина, в которой сказано о том, что Яновские леса были блокированы, шли бои. Ющика необходимо допросить и расстрелять.
Только в кино все просто
Июнь 1944 года.
Трудно представить себе работу радиста разведгруппы в тылу врага, если самому не пришлось выполнять такую задачу.
В кино, поди, как все просто. Вдумайтесь только… со мной работала мощная радиостанция типа РАФ, а у меня небольшая рация «Север», мощностью всего-то 2,5 ватта. Антенна длиной 12 метров должна подвешиваться на высоту 10–15 метров, а противовес натянут над землей и сориентирован точно по компасу на радиоузел (Киев).
А что такое радиограмма? Это не просто морзянка. Это важное разведывательное донесение, которое должно быть подготовлено для передачи в эфир кратким телеграфным языком, кроме того, оно должно быть закрыто — зашифровано. Это делала я. Шифр сложный… Каждое слово перед работой надо было превратить в алфавит из цифр. Смысловой текст радиограммы преобразовать в цифровое изображение, разбить на группы по 5 цифр в каждой и подвести, суммировать со строчками шифрованных цифр. И это только часть работы, которая должна быть представлена до того, как возьмешься за развертывание радиостанции и подвеску антенны.
Иногда радиостанцию развернешь в таком месте, что трудно связаться с Центром. Тебя не слышат… Принимаешь меры. Наконец, тебя услышали на два балла, а я их на девять. Из-за слабой слышимости моей станции часто приходилось повторять текст радиограммы. Центр, к примеру, давал: повторите с 16-й группы до 30, с 52 до 60, с 65 до 80 и т. п… И повторяешь им, повторяешь, а батарейное питание рации от длительной работы все садится и садится… надо прерываться (сберечь питание) до следующего сеанса связи.
Часто по причине опасности мы не могли долго оставаться на одном месте, нашу рацию могли запеленговать. И это действительно было так. Это вам не в кино…
Бывало и так, что времени не было развернуть радиостанцию. Иногда в ночь преодолевали до тридцати километров, а порой и шесть километров не могли одолеть. Так было, например, в Южной и Юго-Западной Польше, где в основном пески, покрытые голубоватым мхом, где можно ехать на велосипеде с деревянным ободом колес. По такой местности налегке-то идти не просто, а тут на тебе еще столько навешано: радиостанция, бумага, компас, часы, пистолет и 500 патронов к нему, бельишко кое-какое. Пистолет должен быть на животе, чтобы в мгновение его можно привести в действие… Бывало, наступаешь на такую почву, и нога по щиколотку уходит в землю.
Отряд наш — большой, разведгрупп много, донесений в Центр хватало… Одним словом, работа, работа, без сна и просвета. Днем ребята спали, а я работала… а вечером снова марш.
Кое-кто говорил, что я стирала и чинила белье и одежду бойцам. Это же смех… У меня не было времени этим заниматься, мне даже поесть было некогда! Больше того, Ване Кулешову приходилось стирать мое девичье белье, голову мыть мне, если удавалось где раздобыть теплую воду.
Мне было так трудно, что и передать невозможно!
Тяжелые будни и лирические размышления
22 сентября 1944 года.
Вчера выдался хороший вечер, я была почти счастлива и забыла о многом. Не думала, что вот следующая облава нас все-таки поцарапает. Эта прошла стороною, каратели не дошли до нас с полкилометра.
…Зажгли фонарь, забылись, замечтались так, что пропустили последние известия!
— Мечты… Какие милые и необузданные!
Мечтать в такой обстановке, говорить о будущем, когда вокруг все напоминает о суровой действительности, даже любить — все равно, что в двенадцатилетнем возрасте, сидя в теплой уютной комнатке в Москве, говорить об открытии необитаемых островов.
И все-таки, дрожа от холода, накрывшись с головою плащ-палаткой, думать о будущем после войны, когда не надо нащупывать на поясе пистолет, который мешает хорошо лежать, еле слышным шепотом разговаривать об учебе, мечтать о работе на севере, где-нибудь на земле Франца-Иосифа, доставляет много удовольствия. Помогает забыть, что ты партизан, сидишь в лесу на польской земле, и переносишься на Большую землю, мысленно, конечно!
Отрадно думать о России, России-матушке! Мечтаю, что скоро, может быть, к зиме, будем в Москве; очутимся в подземных дворцах метро! Вот когда ходишь по Москве, ежедневно проезжаешь по ней много километров, то не ценишь этого, не замечаешь красоты, глаз привыкает. Но, очутившись за тысячу километров от, нее, чувствуешь потребность видеть вновь, ощущать тротуары своими ногами!
Но мы все здесь стали немножко националистами. Как никогда чувствуешь гордость за то, что ты русский. Мы с Володей представляли себя в квартирке на тихой улочке в Москве. Оба работаем, чтобы иметь возможность учиться. Я работаю по специальности, и у меня больше свободного времени, вечерами я встречаю его утомленного, но сияющего. Как сладки эти мечты!!!
22 ноября 1944 года.
22 ноября под Коториным (Польша) против нас была проведена карательная операция с применением бронетранспортеров и легких танков. Наша группа бойцов численностью в 25 человек скрывалась в молодняке (в кустарнике в человеческий рост), растянувшемся примерно на 500 метров. Когда танки с трех сторон начали «утюжить» этот кустарник, мы стали прорываться через наступавшие цепи пехотинцев. Мы не просто бежали как зайцы, а пробивались к опушке леса с боем, ведя автоматный огонь, и забрасывали врага гранатами. Может быть, по причине нашей малочисленности каратели не стали нас преследовать.
К вечеру нас собралось 7 человек, зашли на хутор Которин, фашистов там уже не было. Обогрелись и подкрепились немного, а утром пошли на место вчерашнего боя… Пришли туда и местные крестьяне с подводами. Подобрали тридцать трупов наших товарищей. Власовцы-каратели раненых наших бойцов не оставляли в живых, они добивали их разрывными пулями. Крестьяне-поляки обещали похоронить убитых, а мы отправились на поиски наших бойцов, отбившихся от группы.
7 декабря 1944 года.
Прошло уже много времени, когда последний раз я оторвала карандаш от этой страницы!
Много воды утекло с тех пор, и из веселой, резвой хохотушки стала скучная, даже угрюмая Софка, уж не срывается с ее уст тот беззаботный задорный смех, а проскальзывает лишь утомленная улыбка. Что такое случилось, что перевернуло в ней душу?
Первая октября — первая утрата в жизни!
30 сентября мы возвращались в Бродово. Это день моих именин. Мы, конечно, справили их, хоть и в дороге. Наутро мы были в лагере. Все ждали возвращения Проселкова, который должен вернуться ночью. Шел страшный дождь. Все промокли до нитки. Я с адъютантами и двумя больными сушилась.
Зашли два поручника от Павла, сообщили: наша группа была в Радзеховицах, была стычка с жандармами и есть раненый. Я не спрашивала о Володе, но по описанию Эдика поняла, что не он. Всю ночь не сомкнула глаз.
Утром еще затемно пришел Рудченко с раненым Кобцом. Доложил подробно о стычке с жандармами. Была рукопашная между Кобцом и жандармами. Тима уложил двух из автомата, потом оторвались от погони и ждали Колю с Володей и Николаем Ивановым. Те не вернулись…
…У меня перехватило дыхание, эта фраза сверлила мне мозг, я больше ничего не слышала, я повторяла ее, но казалось, не понимаю, что это, значит, и продолжала твердить: «Не вернулись…» Я шла в лагерь, надеясь, что еще протяну навстречу Володе руки, что, как раньше он поцелует мои пальцы, ладошки, хотела прикоснуться губами к его мягким, белокурым волосам.
…Подаю руку Анатольке, Тиме, пацанам, ищу глазами Володю… а его нет. Один Ванюшка понял меня. Он знал, как крепко любила я того гордого политрука.
Было много, много работы, я весь день не вставала с места, дождь все не переставал.
Я верила в то, что вернутся не сегодня, то завтра.
…Но нет, они уже не вернутся. Их окружили двести жандармов в семь часов вечера в доме. Коля был ранен в живот еще в комнате, двоих наших положили во дворе. Погибнув сами, они убили семь врагов и двоих ранили.
Два дня лежали у дороги два белокурых и один черноволосый красавец — цвет нашего отряда. За них жандармы расстреляли 13 поляков в Патшикуве и Патшекуве Пасеки.
Их зарыли в лесу. На могиле мне не удалось побывать.
12 декабря 1944 года.
Начались морозы, нужно переходить на зимние квартиры, в лесу уже не усидеть. Самолета все не давали, был же обещан в первой половине октября, а шла вторая. Пишут оправдательные радиограммы о постоянном тумане и т. д.
Обстановка все усложнялась. Из-за границы возвращались разбитые группы, поговаривали о движении «народцев» в наш район, о крупной облаве.
25 декабря 1944 года.
…Мы шли, как всегда, по одному, гуськом. Впереди пара проводников, группа Панова, наша штабная, саратовского, хозяйственники и поляки — около ста человек. Мы проходили по этой дороге два часа назад и вернулись. Нам сообщили о предстоящей облаве, о том, что назначенное для дневки место окружено и мы в мешке. Я шла, дремала, как никогда хотелось спать. Вдруг отчетливо из темноты слышим крик: «Стой, кто идет?» Залегли по обе стороны дороги, и мгновенно по нам открыли пулеметный огонь. Мы беспорядочно отвечали. Шепотом передаем команду отходить. Быстро ползем и перебегаем по дороге, по нам беспрерывно бьют из пулеметов и карабинов, и, кажется, из автоматов.
Отошли метров двести от леса, но огонь не прекращается. Никто ничего не знает. Впереди меня шел Павел — капитан, слышу его приказ — через дорогу направо. Передаю команду. Все, кто слышал, собрались направо в лесу. Зовут Сергея, зовут Павла, ждем команды. Сзади огонь сплошной линией, бьют разрывными. Кто-то сказал: «Сзади преследуют» и…все понеслись по лесу, по кочкам, по колено в воде. Не было слышно никакой команды. Впереди широкий ручей и за ним поле. Ждут, что скажут командиры. Павла не оказалось, один Сергей. Кроме наших, несколько поляков и Ванда. Она нас ведет в хороший лес. Тихо продвигаемся, нас около сорока человек.
Дошли до густого кустарника, здесь решили переждать день. До рассвета часа два с половиной. Мокрые по колено, морозит. Легли немного отдохнуть. Утром распределились по группам и решили: каратели не зайдут в этот кустарник, такой он был густой. Тихо лежали, не шевелясь. Вокруг во всех направлениях были слышны выстрелы, гул машин. Невдалеке слышны крики. Скоро должно стемнеть, был третий час по-польски.
Крик, говор все приближались, был уже слышен топот ног, шорох по кустам и разговор по-русски: «Здесь, должно быть, есть». В эту минуту сзади дали огонь из автоматов, немцы шарахнулись от кустов, и на пару минут все затихло.
Потом заговорили пулеметы, карабины и автоматы. Били с трех сторон по нашему кустарнику. Столпились несколько человек и все спрашивали: «Где Сергей? Где командир?» Снова стрельба, и снова шарахаемся в разные стороны. На нашем конце кустарника, откуда шли немцы и украинцы, скопилось около двадцати пяти человек. Свист пуль заставил нас лечь в канаву, послышался стон и голос Саши: «Пристрелите меня, братцы». Я поняла, что Саша ранен. Гриша не вернулся, он прямо бежал между двух огней. Ураганный огонь был направлен и сосредоточен на нем. По нашему краю бил только один пулемет. Рядом хрипел Саша, он остался лежать в канаве перед кустарником. Возле него на карточках прощался Михаил. Саша, бледный, увидел меня, слабо кивнул головой и улыбнулся: «Ноги, кажется», — прошептал он и снова захрипел.
Минут через десять мы с Вандой выбежали первыми. По нам вели ураганный огонь. Мы то и дело попадали и вновь бежали. Слева метра на три впереди бежала Ванда. Вдруг она, как сноп, ничком упала, и не поднимала головы, я пробежала вперед, оглянулась — она недвижимо лежала в том же положении.
Через минуту мы перебежали дорогу, еще кусты, еще дорогу. Прислушались. В направлении оставшихся ребят били все так же. Прибавился рев танкового мотора. Решили ждать темноты, которая наступила через полтора часа.
Нас оказалось восемь, но Ванды среди нас не было.
Мы дошли до деревни Котфин. Ночь переспали в деревне, на день ушли в лес. Под вечер ходили на место боя, где увидели все своими глазами. Стоит ли говорить, насколько тяжело было смотреть на своих товарищей, Сашу и Тиму пристрелили. Видимо, они еще были живы. Анатолька был убит одной пулей под лопатку, которая осталась в сердце. Ивану разрывной вырвало грудь. Мы смотрели на это с поникшими головами!!!
30 декабря 1944 года.
Вечером к нам приходит… Кого я не ожидала видеть… — Володя Фетисов! С ним около трех месяцев я жила на Соколе в Москве, на одной служебной квартире. Коллега по работе.
Оказывается, он был вместе с Костей за границей Польши. Рассказал подробности о том, как их атаковали жандармы в селе, как ранили Костю в ноги автоматной очередью, как потом гнались за ними по пятам два километра. Командир был ранен в живот, его несли, но вынуждены были оставить одного умирать. Костя, видимо, застрелился или попал живым в руки немцев. О судьбе оставшихся раненых никто не знает и никто, вероятно, не будет знать. Ведь никто так далеко из наших групп не ходил и уже не пойдет, так как наступила зима. В этом бою из нашей группы в 21 человек вернулись только девять. Мы знаем о восьми разбитых русских группах, а скольких не знаем.
1 января 1945 года.
Пришел долгожданный Новый год!
Никаких изменений. Наступления нет, выпал снег — партизанам скоро придет копец! Настоящая зима берет свои права! Даже в Мадриде, где не было снега около ста лет, сегодня лежит снег. В Риме также.
Когда? Когда придет сюда наша освободительница?! Мы все тут накроемся, если не освободит нас Красная Армия!!! Может быть, некоторых уже постигла эта судьба здесь, никто не знает о судьбе сорока шести, лучших ребят
Последний раз редактировалось mad_bug 02 дек 2014, 20:17, всего редактировалось 1 раз.

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7337
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 13 дек 2014, 12:19

Изображение

Рад сообщить, что 11 декабря 2014 года из типографии поступил весь отпечатанный тираж (всего – 1000 экз.) моей с С.А. Лагодским новой книги – «Московские «ястребки» без грифа секретности». Стоимость, по которой будет реализовываться, пока не определена, но, по предварительным данным, сумма за экземрляр явно превысит отметку в 500 рублей. В продажу книга поступит в самые ближайшие дни. Приобрести можно будет через Отдел маркетинга и распространения Объединённой редакции МВД России.
В книге рассказано и о фронтовой доблести многих из тех бывших диверсантов НКВД СССР, которые в 1944-1945 гг. как диверсанты-разведчики РККА были заброшены в тыл Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск.
Для заинтересованных лиц – контактные телефоны Отдела маркетинга и распространения Объединённой редакции МВД России: 8-499-977-03-66, 8-499-976-86-48, 8-499-977-31-16...
Последний раз редактировалось sobkor 03 янв 2015, 11:03, всего редактировалось 1 раз.

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7337
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 16 фев 2015, 18:07

БОРИСА Губертас Иокубович (Якубович) (1920-1944), Герой Советского Союза (1958, посмертно) из числа военнослужащих спецчастей оперативной разведки НКВД-НКГБ СССР, командир специальной диверсионно-разведывательной группы «Стас» Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР, член Каунасского подпольного городского комитета комсомола Литвы.
Родился 27 августа 1920 года в Литве – в посёлке Жадавайняй Утенского района Литовской Республики. Литовец. Из крестьян. Член ВЛКСМ.
Образование: начальную школу на родине; в 1940 – неполный курс политехнической школы в литовском городе Ковно (ныне – Каунас).
В 1940-1941 гг. – сначала некоторое время комсорг на общественных началах политехнической школы в литовском городе Ковно (ныне – Каунас), а затем – секретарь Утенского уездного комитета комсомола Литвы.
С началом Великой Отечественной войны в эвакуации в городе Пензе.
Предположительно с осени 1941 года – военнослужащий Отдельной мотострелковой бригады особого назначения войск НКВД СССР, а с октября 1943 года – Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР и в данном качестве – участник битвы под Москвой.
В мае 1942 года во главе чекистской ДРГ «Стас» заброшен на оккупированную гитлеровцами территорию Литвы.
Вскоре после десантирования Г.И. Бориса и его подчинённые сумели успешно легализоваться в городе Каунасе, где и развернули свою подрывную деятельность.
Как сказано в двухтомнике о Героях Советского Союза (стр. 189), Г.И. Бориса, «являясь руководителем группы партизан [правильно – диверсантов-разведчиков чекистского ведомства] и членом Каунас. подпольного горкома комсомола, организовал разведку и вёл боевые действия, в результате которых были выведены из строя 22 паровоза и несколько десятков вагонов». Кроме того, как указывается в ряде источников, участвовал в работе по выпуску подпольной газеты «Комсомолец».
По официальной версии, Г.И. Бориса в начале 1944 года получил задание подпольного Каунасского горкома партии пробраться в штаб националистических банд и собрать сведения об их составе и оперативных планах. 31 марта 1944 года в ходе выполнения данной миссии попал в засаду, был ранен и пленён.
27 апреля 1944 года принял мученическую смерть в гестаповских застенках.
Место захоронения неизвестно.
Звания Героя Советского Союза удостоен посмертно на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1958 года. Формулировка: «За мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками».
Помимо этого, Г.И. Бориса – кавалер ордена Ленина (1959 год) и одной медали, но какой именно – неизвестно, но, вероятней всего, речь идёт о медали «За оборону Москвы».
В послевоенный период имя Г.И. Бориса увековили в названии улицы в современном литовском уездном городе Утена, а в литовском уездном городе Каунасе ему установили памятную мемориальную доску. Приблизительно в тот же период в стенах Каунасского политехнического техникума был создан уголок памяти Героя.
Увековечен в:
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 63;
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» – т. 22, сс. 8, 116 и 117.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Вложения
_________________________.jpg
Последний раз редактировалось sobkor 17 фев 2015, 16:30, всего редактировалось 1 раз.

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7337
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 17 фев 2015, 16:29

АНТОНОВ Виктор Павлович (1922-1944), инструктор группы парашютно-десантной службы 1-го парашютно-десантного батальона минёров Отдельного отряда особого назначения (ОООН) НКГБ СССР, старший сержант.
Родился в 1922 году в городе городе Самары. Член ВЛКСМ.
На военной службе в спецчастях 4-го (диверсионного) управления НКВД (с октября 1943 года – НКГБ) СССР со второй половины 1941 года. Сюда поступил добровольцем. И к весне 1942 года – боец 1-го мотострелкового полка Отдельной мотострелковой бригады особого назначения войск (ОМСБОН) НКВД СССР, при этом с конца марта по конец июля 1942 года – в зафронтовой командировке в рядах личного состава спецотряда «Новатор» капитана (впоследствии – майор) Г.М. Хвостова. Данный спецотряд, согласно архивным документам, действовал «с 29.03 по 25.07.42... на участке жел. дороги и шоссе Смоленск – Витебск между ст. Лелеквинская – Плоская». В этот период получил два ранения в голову.
В конце лета 1942 года в числе тринадцати других сослуживцев оказался отобранным в кадровый состав парашютно-десантной службы ОМСБОН воск НКВД СССР. После курса подготовки, которую с новичками проводил заслуженный мастер парашютного спорта СССР А.М. Фотеев, всем этим четырнадцати курсантам, в том числе и красноармейцу В.П. Антонову, приказом по ВВС Красной Армии было присвоено звание «инструктор парашютной подготовки».
К осени 1942 года – инструктор группы парашютно-десантной службы ОМСБОН войск НКВД СССР (при этом ко второй половине апреля 1943 года – уже сержант по воинскому званию), а с октября 1943 года – инструктор группы парашютно-десантной службы 1-го парашютно-десантного батальона минёров ОООН НКГБ СССР, при этом к осени 1944 года уже старший сержант по воинскому званию.
23 апреля 1943 года начальником парашютно-десантной службы ОМСБОН воск НКВД СССР старшим лейтенантом Р.М. Парнас представлен к награждению медалью «За отвагу»: «Инструктор парашютно-десантной службы бригады АНТОНОВ В.Д. совершил 10 боевых вылетов в глубокий тыл противника по сопровождению спецотрдов и спецгрузов на выполнение боевых заданий.
Им подготовлено около 200 человек парашютистов-десантников. Имеет 26 парашютных прыжков.
С октября 1942 года обслуживает 4 Управление по парашютной подготовке спец. отрядов.
До работы в группе ПДС т. АНТОНОВ был на выполнении спец. задания в тылу противника в составе отряда майора Хвостова. В бою с немецкими захватчиками получил два ранения в голову». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686044, д. 1309, л. 179.
Данное представление получило реализацию в строках приказа командира ОМСБОН войск НКВД СССР за № 241 от 3 июня 1943 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686044, д. 1309, лл. 156 и 56об.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (РГВА: ф. 38725, оп. 1, д. 1, л. 57), пропал без вести 15 ноября 1944 года при выполнении очередного боевого задания, связанного с доставкой в Восточную Пруссию по воздуху грузов для действовавших здесь, в тылу Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск, советских разведывательно-диверсионных групп оперативной разведки.
О боевых заслугах В.П. Антонова рассказано в книге А.И. Зевелева, Ф.Л. Курлата и А.С. Казицкого «Ненависть, спрессованная в тол» (М.: Мысль, 1991. – 331 с. Тираж 100 000 экз. ISBN 5-244-00523-5), являющейся своеобразной исторической летописью ОМСБОН ВОЙСК НКВД-ОООН НКГБ СССР (http://militera.lib.ru/h/zevelev_ai/02.html): «Но с середины 1942 г. всё большее, а впоследствии - основное значение приобрёл выброс отрядов на парашютах. Для обучения бойцов парашютному делу использовались аэродромы во Внукове, Долгопрудном, Монине. Постепенно ОМСБОН, по определению командира бригады М.Ф. Орлова, приобрёл характер парашютно-десантного соединения. В бригаде был объявлен «парашютный всеобуч». Парашютно-десантную службу в бригаде возглавлял старший лейтенант Р.М. Парнас. В группу инструкторов входили: чемпионка мира по парашютному спорту А. Шишмарёва, В. Антонов, И. Литвин, А. Обухов, В. Пабауский, В. Петрухов, П. Шапиро, К. Егоров.
Совместными усилиями они подготовили свыше 3 тыс. воинов-парашютистов. Около ста раз перелетал линию фронта сержант В. Петрухов, сопровождая десантников и грузовые сбросы для спецотрядов. Столько же вылетал в тыл врага инструктор парашютного дела В. Антонов. Осенью 1944 г. при выполнении боевого задания по сбросу грузов в Восточную Пруссию отважный воин погиб».
А эти строки – из воспоминаний близкого товарища В.П. Антонова по службе в роте парашютно-десантной службы ОБСБОН войск НКВД-ОООН НКГБ СССР Владимира Оскаровича Пабаутского, которые были опубликованы на страницах 161-166 сборника «Динамовцы в боях за Родину» (Составитель А. Андреев, М.: Издательско-полиграфическое предприятие МГС «Динамо» и Изд-во «Физкультура и спорт», 1975. – 242 с., ил.): «Осенью 1944 года не вернулся с задания наш лучший инструктор Виктор Павлович Антонов – комсомолец из Куйбышева, имевший к тому времени на своём счету более ста боевых вылетов. Антонов слыл среди нас везучим. Он любил Художественный театр, любил слушать своего товарища-омсбоновца поэта Семёна Гудзенко, который иногда читал нам свои стихи…».
Увековечен в:
- Книге Памяти Самарской области – т. 1, стр. 83, но почему-то без указания ведомственной принадлежности этого младшего командира к войскам правопорядка и безопасности и как якобы погибший, а не пропавший без вести 15 ноября 1944 года;
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 23, но почему-то как якобы санинструктор, а не инструктор группы парашютно-десантной службы;
- Книге Памяти Калининградской области – дважды: т. 20 стр. 358 и т. 22 сс. 10 и 97.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7337
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 22 фев 2015, 11:21

Отсюда: http://www.angrapa.ru/forum/topic23s975.html
На снимке во 2-м ряду сверху 1-й справа мой отец Владимир Миронович Швец.Такой-же снимок хранится у меня дома (копия с оригинала). Пытаюсь найти информацию о Мечеславе Витольдовиче Ушацком (псевдоним "Мека"), командире группы в составе которой действовал мой отец, или родственников Мечеслава Витольдовича.[/quote]
http://i60.tinypic.com/33c0r4g.jpg
Изображение

http://oi60.tinypic.com/o0qzpw.jpg
Изображение

ШВЕЦ Владимир Миронович (1923-1996), ветеран спецчастей оперативной разведки НКВД СССР и Генерального штаба Красной Армии.
Родился 4 ноября 1924 года на Украине – в районном городе Умань Черкасской области, но детство и юность прошли в городе Щелково Московской области.
По состоянию на январь 1942 года – боец 4-го отделения 2-го взвода роты Партизанской базы 4-го (зафронтовой работы – разведка, диверсии в тылу врага) отдела УНКВД по г. Москве и Московской области.
С 1 февраля 1942 года приказом по Истребительному мотострелковому полку УНКВД по г. Москве и Московской области за № 29 от 4 февраля 1942 года в составе всей озвученной выше роты Партизанской базы зачислен в ряды личного состава диверсионной роты (она же – спецрота) данной ополченческой диверсионной в/ч. В тексте приказа он под № 69. Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 73; ф. 38706, оп. 1, д. 21, л. 3об.
Начиная с 15 февраля 1942 года, неоднократно с диверсионной миссией в составе оперативных групп забрасывался за линию фронта в тыл противника.
С 1942 года и по осень 1943 года – боец спецроты «88-го истребительного батальона НКВД СССР» (данная в/ч в действительности – сначала Спецшкола подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области, а, предположительно, с весны 1943 года – Учебный центр подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов УНКВД по г. Москве и Московской области с местом дислокации в подмосковной исторической усадьбе Быково).
Предположительно, с осени 1943 года – боец спецотряда «Мека» под командованием В.М. Ушацкого и в данном качестве в составе всего спецотряда «Мека» с борта самолета десантирован за линию фронта в ряды ленинградских партизан.
Кавалер многочисленных государственных наград, в том числе 6 ноября 1985 года как здравствующий ветеран-фронтовик был удостоен ордена Отечественной войны 1-й степени.
Скончался в 1996 году.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, лл. 72 и 73. Боец В.М. Швец под № 69:
http://i61.tinypic.com/o589cz.jpg
http://i60.tinypic.com/20iuhjd.jpg
Изображение
Изображение

Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 110. Из приказа по Истребительному мотострелковому полку УНКВД по г. Москве и Московской области за № 37 от 17 февраля 1942 года: «Числить в оперативной командировке» (боец В.М. Швец под № 28): http://i59.tinypic.com/34zipw1.jpg
Изображение

Слева направо: Валентин Охотников, Мечеслав Ушацкий, Владимир Швец:
Изображение

ДРГ «Мека»:
Изображение
Последний раз редактировалось sobkor 22 фев 2015, 11:24, всего редактировалось 1 раз.

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7337
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor » 03 май 2015, 16:04

Инна, здравствуйте!
Спасибо за Ваше сообщение-отклик. Хотелось бы получить от Вас максимально полную биографию Вашего героического дедушки и сканы с его военных фото...

Mika
Посетитель
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 08 май 2015, 21:33

Сообщение Mika » 08 май 2015, 21:48

sobkor писал(а):Цитата(sobkor 4 28.06.2007, 8:22) ЗЯББАРОВА Раиса Константиновна, ветеран спецчастей оперативной разведки Генерального штаба Красной Армии, участница боёв за Восточную Пруссию, по состоянию на январь 1945 года – старший сержант.
Родилась 22 апреля 1923 года в селе Екатериновка Мелекесского района Ульяновской области. Татарка. По состоянию на весну 1945 года была не замужем.
Образование: восемь классов общеобразовательной школы; в начале 1942 – не полный курс педагогического училища; в мае 1942 – Курсы нивелировщиков; в декабре 1942 – Спецшколу радистов в городе Москве.
Трудовую деятельность начала в мае 1942 года в качестве техника-геодезиста. В этот период проживала в селе Муллово на тот момент бывшей Куйбышевской, а ныне современной Ульяновской области.
На военной службе с июля 1942 года, в том числе до 1 марта 1945 года – в спецчастях оперативной разведки Генштаба Красной Армии и, в частности, в июле-декабре 1942 года - курсант Спецшколы радистов в городе Москве.
Присвоенный тогда оперативный псевдоним – «Заря».
Трижды забрасывалась в тыл врага. Так, первая зафронтовая командировка - 20 мая-20 сентября 1943 года: радист в составе специальной диверсионно-разведывательной группы капитана Романова, активно действовавшей на оккупированной территории от Западного штаба партизанского движения.
С 21 января 1944 года – военнослужащая в/ч Полевая почта 83462» 3-го (диверсионного) отдела Разведывательного управления штаба последовательно Западного и (с 24 апреля 1944 года) 3-го Белорусского фронтов.
Вторая зафронтовая командировка – 2 апреля-26 июня 1944 года: радист в составе ДРГ капитана Вацлавского, активно действовавшей на оккупированной территории Шкловского района Могилёвской области Белорусской ССР. За мужество, проявленное тогда, была удостоена ордена Отечественной войны 2-й степени. К этому времени – уже старший сержант по воинскому званию.
Дата начала третьей зафронтовой командировки - ночь с 19 на 20 сентября 1944 года: по воздуху при двух рациях была заброшена в состав специальной диверсионно-разведывательной группы «Вол» в/ч «Полевая почта 83462» 3-го (диверсионного) отдела Разведывательного управления штаба 3-го Белорусского фронта, которой предстояло действовать в окрестностях литовского уездного городу Таураге у линию границы (1940 года) Литовской ССР с Мемельской областью Восточной Пруссии нацистской Германии. Наряду с красноармейцем В.Г. Калининым приняла здесь должность радиста.
9 октября 1944 года в составе ДРГ «Вол» благополучно соединилась с передовыми частями победоносно наступающей на запад регулярной Красной Армии.
До 21 ноября 1944 года – на отдыхе, в том числе и с выездом в месячный отпуск на родину.
С момента возвращения в часть и до первых чисел декабря 1944 года – вновь в составе ДРГ «Вол», но затем была переведена в резерв 3-го (диверсионного) отдела Разведывательного управления штаба 3-го Белорусского фронта.
1 марта 1945 года откомандирована к новому месту службы - в 202-й армейский запасной стрелковый полк 11-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта.
Дальнейшая судьба неизвестна.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Здравствуйте! Хочу выразить благодарность за память! Зяббарова Раиса Константиновна моя бабушка. Точно не знаю в каком году но она после войны приехала в Таджикистан город Турсунзаде (ранее Регар), была почетным гражданином нашего городка.к сожалению я ее не помню совсем, бабушка умерла в 1976 году, мне тогда год исполнился. Но храню ее фото и военные и после военные

Ответить