Подвиг разведчиков

Все,что связано со Второй Мировой войной и затрагивающее Инстербург

Модератор: Wandragor

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

Мой ответ в адрес родственицы бойца ДРГ "Сталь":
- Повторяю: у диверсантов-разведчиков не бывает могил. Это редчайший случай, когда такая могила имеется. Многие разведгруппы исчезли бесследно сразу после совершения "слепого" прыжка или после первого же выхода в радиоэфир.
Теперь что касается встречи ветеранов оперативной разведки. Я - один из организаторов данного мероприятия. Приглашены здравствующие ветераны ДРГ «Вол», «Восход», «Джек» и «Кросс». Всего - четыре человека (два москвича, житель Брянска и минчанин), но приедут два-три. Плюс местные ветераны ГРУ, но из последних никто в боях за Восточную Пруссию не участвовал.
Сержанта Б. Картамышева могут помнить лишь ветераны ДРГ «Сталь». Наверняка, кто-то из них ещё здравствует, но вот незадача: поисковая работа по их розыску красными следопытами Калининградской области в советский период не велась, а теперь и сам термин «красные следопыты» уже давно как анахронизм. Свой каталог разведформирований я в середине 2000-х начинал практически с нуля...
Последний раз редактировалось sobkor 21 июл 2008, 15:42, всего редактировалось 1 раз.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

Совершенно забытая (причём незаслуженно!) личность в летописи российской Прибалтики:

АРАЛОВ Семён Иванович (1880-1969), советский военный и государственный деятель, революционер, создатель и первый руководитель советской военной разведки как спецслужбы, участник боёв за Восточную Пруссию в ходе 1-й и 2-й Мировых войн, полковник в отставке.
Родился 30 декабря 1880 года в городе Москве в вскоре разорившейся «средней купеческой замоскворецкой семье». Партийность: в 1917 году – меньшевик-интернационалист, а с 1918 года член РКП(б)-ВКП(б)-КПСС.
Образование: на рубеже ХIХ-ХХ веков - неполный курс Московского коммерческого училища и Московское частное реальное училище Карла Мазинга; к 1910 году - по вечерней форме обучения Московский коммерческий институт.
В 1902-1903 гг. – на военной службе в Русской императорской армии: вольноопределяющейся 3-го гренадерского Перновского Короля Фридриха-Вильгельма IV полка 1-й гренадёрской дивизии Гренадёрского корпуса. Место дислокации полка – Хамовнические казармы (современный адрес: город Москва, Комсомольский проспект, 18-24).
К революционному движению примкнул в 1902 году вскоре после поступления на военную службу: находясь под влиянием молодёжных социал-демократических лидеров Шнеерсона (партийная кличка «Сергей»), Розалии Землячки и Топоркова, занимался в рабочих кружках, изучал, хранил и распространял нелегальную литературу.
В 1903-весной 1905 гг. – на нелегальной партийной работе в Москве: технический сотрудник, а впоследствии – организатор и пропагандист при Московском комитете РСДРП.
С осени 1904 года и до весны 1905 года, будучи военнообязанным, временно избежал мобилизации по болезни. Однако с весны и по самый конец 1905 года – вновь на военной службе, но уже в качестве офицера: последовательно - прапорщик во 2-м гренадёрском Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка 1-й гренадёрской дивизии Гренадёрского корпуса (город Москва), а затем – в одной из частей (но какой конкретно – неизвестно) действующей армии русско-японской войны (город Харбин, Манчжурия).
В конце 1905 года в связи с начавшемся в Москве вооружённым восстанием принялся активно выступать в солдатской среде с призывами повернуть оружие против законных властей. Однако вскоре во избежание ареста дезертировал и скрывался в небольших городах и деревнях. Заочно был приговорён Военным трибуналом к смертной казни.
Предположительно в первой половине 1906 года нелегально вернулся в Москву, где сразу же включился в работу военной организации Московского комитета РСДРП, однако в 1907 году после разгрома последней утерял связь с партийными кругами, но, тем не менее, продолжал выполнять в массах миссию пропагандиста.
С 1906 года – студент по вечерней форме обучения Московского коммерческого института.
В 1907-августе 1914 гг. – на педагогической ниве, которую в первые годы, пока не получил диплом о высшем образовании, сочетал с учёбой в вузе: наставник в стенах Рукавишниковского исправительного приюта для малолетних преступников, сотрудник банка, преподаватель Пречистенских вечерних курсов для рабочих и одновременно по возможности подрабатывал репетиторством. В этом же период женился.
Во второй половине июля 1914 года в связи с объявленной в стране мобилизацией - прапорщик сначала в 7-м гренадёрском Самогитском генерал-адъютанта графа Тотлебена полку 2-й гренадёрской дивизии Гренадёрского корпуса, а через несколько дней - 215. В последнем случае - командир роты по должности.
Боевое крещение принял в конце августа 1914 года под восточнопрусском городом Даркеменом (ныне – Озёрск): командир роты 215-го пехотного Сухаревского полка 54-й пехотной дивизии 1-й армии.
После разгрома 1-й армии русских войск в Восточной Пруссии – прапорщик в 114-м пехотном Новоторжском полку 1-й пехотной бригады 29-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 1-й армии Северо-Западного фронта.
В ходе 1-й Мировой войны участвовал в двадцати сражениях и, в том числе, в боях Восточно-Прусской наступательной операции 4 (17) августа-2 (15) сентября 1914 года. На территории Восточной Пруссии оказался в окружении, но сумел благополучно перейти линию фронта.
В целом воевал доблестно, о чём, в частности, свидетельствует количество наград – пять боевых орденов Российской Империи. И первым из них стал орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, которого удостоился 9 мая (по старому стилю) 1915 года. А последнее награждение – в декабре 1916 года. Но полный перечень наград неизвестен.
С 14 февраля (по старому стилю) 1917 года – адъютант старший штаба 174-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 3-й армии, уже штабс-капитан по военному чину.
В ходе Февральской революции ненадолго – «всего 2-3 месяца» - примкнул к меньшевикам по причине, как сам потом признавался, «обнаруживая симпатии к интернационалист. течению в РСДРП». Ярко проявил себя в роли агитатора от демократических войсковых организаций.
В мае-июне 1917 года - на выборной основе председатель Комитета 174-й пехотной дивизии.
В июне-октябре 1917 года – так же на выборной основе председатель меньшевистской фракции в Комитете 3-й армии и в данном качестве избирался делегатом: в августе - Государственного совета, а в октябре – Предпарламента, где в свою очередь был избран членом ЦИК второго созыва. Но как потом вспоминал, «вскоре, однако, разочаровался в бесплодной работе демократических совещаний, оставил их и вернулся вновь в полк».
Осенью 1917-январе 1918 гг. – помощник командира 114-го пехотного Новоторжского полка, в том числе и в ходе дислокации данной части в городе Гельсингфорсе (ныне – столица Финляндии город Хельсинки).
Демобилизован из армии был в январе 1918 года как старослужащий и учитель по основной гражданской специальности с откомандированием в распоряжение Московского уездного воинского начальника. В данный период имел планы вернуться к педагогической деятельности, но уже по прибытию в Москву как военспец с революционным прошлым был рекомендован своим бывшим соратником по подполью, а теперь уже комиссаром Московского военного округа Е.М. Ярославским (он же – М.И. Губельман) на пост начальника Фронтового (оперативный) отдела Московского областного военного комиссариата с задачей осуществлять непосредственное руководство процессом формирования отрядов Красной Гвардии.
В апреле 1918 года Фронтовой (оперативный) отдел Московского областного военного комиссариата был реорганизован в Оперативный отдел Народного Комиссариата по военным делам (Оперод Наркомвоена) – орган, призванный объединить всю войсковую и агентурную молодой Советской Республики. Бывший штабс-капитан С.И. Аралов с этого момента начальник данного отдела. Строки из воспоминаний самого Семёна Иванович: «Я в то время заведовал оперативным отделом Наркомвоенаю В сферу моей деятельности входили разведывательная работа, организация особых групп для переотправки за рубеж, собирание сведений о состоянии враждебных нам сил, организация подрывных отрядов и проч.».
С мая 1918 года Оперод Наркомвоена непосредственно участвует в процессе планирования и проведения операций на фронтах начавшейся Гражданской войны.
С 8 октября 1918 года С.И. Аралов - член Революционного Военного Совета Республики (РВСР) – коллегиального органа высшей военной власти в Советской Республики в годы Гражданской войны. 9 (по другим данным – 14) октября 1918 года по совместительству избран членом Военно-Революционного Трибунала при РВСР. А с 24 октября 1918 года вдобавок – военный комиссар Полевого штаба (ПШ) РВСР.
С 30 ноября 1918 года – один из двух наряду с главкомом И.И. Вацетисом членов Бюро РВСР (председатель – Л.Д. Троцкий).
С 5 ноября 1918 года (но также по совместительству) – начальник вновь образованного Регистрационного управления Полевого штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РУПШКА, оно же Региструп) – разведывательного органа, образованного секретным приказом РВСР № 197/27 от 5 ноября 1918 года и ставшего с момента своего рождения предшественником современного Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооружённых Сил России. В качестве справки: на основании приказа министра обороны РФ № 490 от 12 октября 2000 года дата создания РУПШКА теперь ежегодно празднуемый в России 5 октября День военного разведчика.
Однако поскольку С.И. Аралов одновременно состоял ещё в вышестоящих должностях члена РВСР и комиссара Полевого штаба последнего, то де-факто практически всё время находился не в Москве, а в городе Смоленске, где дислоцировалась ставка РВСР. В связи с этим в РУПШКА на основании параграф 6 приказа ПШ РВСР № 47 от 8 ноября 1918 года была введена внештатная должность постоянного заместителя начальника Регистрационного управления.
Из-за загруженности работой на фронтах Гражданской войны С.И. Аралов с апреля 1919 года уже не подписывал даже приказов по РУПШКА, в связи с чем Л.Д. Троцкий как председатель РВСР вынужден был начать искать ему замену. Так, 22 мая 1919 года последний телеграфировал из Харькова: «…Не думаю, чтобы Лашевич [Михаил Михайлович; на тот момент времени командующий 3-й армией] был твёрже Аралова. У него только другой уклон мягкости. Скорее уже для Полевого Штаба подходит Гусев [Сергей Иванович; на тот момент член РВС Восточного фронта]…».
5 июня 1919 года Л.Д. Троцкий телеграммой из Харькова передал в ЦК РКП(б) ряд кадровых предложений в связи с необходимостью реорганизации Украинского фронта. В ней, в частности, С.И. Аралов рекомендовался на пост члена Реввоенсовета 12-й армии.
Данное назначение состоялось спустя две недели, но сама сдача должностей по РВСР и его Полевому штабу произошла только в первых числах июля 1919 года.
На момент прибытия С.И. Аралова в управление 12-й армии данное воинское объединение существовало преимущественно лишь на бумаге. Его ещё только предстояло создавать из частей 1-й и 2-й Украинских советских дивизии, некогда сформированных в свою очередь из партизанских отрядов.
«В муках и тяжёлых боях родилась эта армия, - вспоминал потом Семён Иванович.- С первых дней её существования я был свидетелем того, как она мужала, росла и закалялась, приумножая свои ратные дела».
С этого момента непосредственный участник боёв Гражданской войны на Украине.
Начиная где-то с начала 1990-х, на основании всего лишь ничем не подтверждённых предположений, а посему совершенно голословно обвиняется со страниц ряда научно-исторических публикаций как якобы организатор убийства Н.А. Щорса - начдива 44-й стрелковой дивизии, легендарного полководца Гражданской войны.
В октябре 1920 года – председатель делегации Главного командования армиями РСФСР на переговорах в Бердичеве с поляками по вопросу установления демаркационной линии. Во многом благодаря дипломатическим способностям С.И. Аралова тогда удалось несколько отодвинуть на запад линию границы с панской Польшей и вынудить белополяков без боя оставить часть сопредельной к Польше территории советской Украины.
С 1 декабря 1920 года - член Реввоенсовета Юго-Западного фронта. В данной должности, в частности, участвовал в работе комиссии по созданию Киевского военного округа. Однако уже со второй половины того же декабря – член Реввоенсовета и одновременно – помощник по политической части командующего войсками Киевского военного округа.
18 января 1921 года получил телеграмму об откомандировании в Москву в распоряжение Народного комиссариата по иностранным делам РСФСР, однако, не желая ухолить с военной службы, через М.В. Фрунзе как командующего войсками Украины и Крыма добился отмены вызова.
И всё же Москва впоследствии на своём настояла: с апреля 1921 года и вплоть до октября 1927 года – на дипломатической работе:
- в апреле-ноябре 1921 года – Полномочный представитель РСФСР в Литве;
- в декабре 1921-апреле 1923 гг. - Полномочный представитель сначала РСФСР, а затем и СССР в Турции. На данном посту – первый в статусе полпреда советский дипломат в этом государстве;
- в мае 1923-апреле 1925 гг. - Полномочный представитель СССР в Латвии;
- с мая 1925 года – в Москве, член Коллегии НКИД СССР;
- в декабре 1926-октябре 1927 гг. – Полномочный представитель СССР при правительстве Китая.
В конце 1927-1938 гг. – на ответственных хозяйственных постах: последовательно – член президиума Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), председатель акционерного общества «Экспортлес», а затем в Наркомфине – член коллегии сектора культуры и начальник Главного управления государственного страхования.
По неофициальным данным, во второй половине 1930-х годов арестовывался, при этом в ходе допросов подвергался даже так называемым «мерам физического воздействия», но документальных подтверждений данному факту в открытой печати отыскать не удалось.
В 1938-1941 гг. - заместитель директора Государственного Литературного музея (директор - В.Д. Бонч-Бруевича).
В июле 1941 года в качестве добровольца вступил в ряды 21-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения (с 26 сентября 1941 года – 173-я стрелковая дивизия Красной Армии 2-го формирования): сначала рядовой боец, а затем помощник начальника оперативного отделения штаба дивизии. В данном качестве участник боёв с немецко-фашистскими захватчиками с 30 июля 1941 года: в горниле Смоленского сражения и битвы под Москвой в полосе боевых действий 33-й армии Резервного (1-го формирования) и Западного фронтов.
С декабря 1941 года и до сентября 1945 года – начальник трофейного отдела управления тыла 33-й армии. Вскоре после перевода в штаб армии был произведён в полковники.
Как офицер Полевого управления 33-й армии 3-го Белорусского фронта в августе 1944 года на заключительном этапе Белорусской стратегической наступательной операции принимал участие в боях за Восточную Пруссию.
Победу встретил в центральной Германии.
С сентября 1945 года и на протяжении последующих нескольких месяцев – командир 23-й отдельной бригады по сбору трофейного имущества.
Демобилизован был или в самом конце 1945 года или в самом начале 1946 года, после чего вернулся в Москву.
В 1946-1957 гг. – на партийной работе, но послужной список данного периода времени неизвестен.
С 1957 года – пенсионер с местом постоянного проживания в городе Москве.
Автор нескольких мемуарных книг и рукописей, а также многочисленных публикаций в советской прессе. Известные сочинения С.И. Аралова:
- Аралов С.И. Ленин вел нас к победе. 2-е изд. М., 1989;
- Аралов С.И. Воспоминания советского дипломата 1922-1923. 1960;
- Майский, И.М.; Аралов, С.И.; Сонкин, М.Е. и др.: Долг и отвага. Рассказы о дипкурьерах, 1989 г.; М.: Политическая литература;
- Аралов С.И. Рукопись «На Украине 40 лет назад (1919)».
Кавалер пяти орденов Российской Империи и многочисленных советских государственных наград и, в частности, шести орденов – Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й и 2-й степени и «Знак Почёта», - а также нескольких медалей. Среди иностранных наград – ордена и медали Польской Народной Республики.
Скончался 22 мая 1969 года.
Похоронен в городе Москве - на Новодевичьем кладбище.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Вложения
________._..jpg
Последний раз редактировалось sobkor 20 июл 2008, 17:57, всего редактировалось 1 раз.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

ПРЕСС-РЕЛИЗ
от Союза работников правоохранительных органов

24-28 июля с.г. силами Союза работников правоохранительных органов (исполнитель – Ассоциация поисковых отрядов «Память»), но под эгидой правительства Калининградской области будет проводиться традиционная встреча ветеранов оперативной разведки Красной Армии и НКВД-НКГБ СССР.
Из числа участников боёв за Восточную Пруссию в данном мероприятии принимают следующие ветераны-разведчики:
- БОРОДИН Дмитрий Андреевич из города Калининграда, майор внутренней службы в отставке, ветеран подразделений войсковой разведки 43-й армии;
- ЛЯВДАНСКАЯ (в девичестве - Усанова) Екатерина Никитична из города Москвы, старшина в отставке, бывшая радистка ДРГ «Колос» (2-го формирования) и ДРГ «Кросс»;
- ПАНАСЕНКО Константин Иванович из города Брянска, капитан-лейтенант в отставке, бывший радист ДРГ «Восход» и 1-й отдельной моторизованной разведроты при Разведотделе штаба 3-го Белорусского фронта, оперативный псевдоним - «Ратмир»;
- ЮШКЕВИЧ Геннадий Владимирович из города Минска, подполковник милиции в отставке, бывший разведчик ДРГ «Джек», оперативный псевдоним - «Трунь» (в переводе с белорусского – «Заяц»).
Полноправные участники со стороны организаторов: Объединённая редакция МВД России, Западное УВДТ МВД России, УФСИН России по Калининградской области, Пограничное управление ФСБ России по Калининградской области, калининградская в/ч ВВ МВД России, руководство Калининградской епархии Русской Православной Церкви, ЗАО имени Суворова Озёрского района, Союз ветеранов военной разведки, Ассоциация ветеранов подразделений специального назначения органов правопорядка и безопасности «Резерв».
Основные мероприятия встречи пройдут в пятницу 25 июля и субботу 26 июля.

Пятница 25 июля:
- к 11.00 – сбор участников и всех заинтересованных лиц, включая представителей масс-медиа, на Мемориале 1200-м воинам-гвардейцам.
11.00-11.45 - возложение венков и цветов к мемориалу 1200-м воинам-гвардейцам и закладному камню на месте будущего мемориала военным разведчикам. По окончанию садимся все вместе в автобусы для движения по маршруту.
12.15-12.45 - возложение цветов к мемориальной доске к дому по улице Чернышевского, 32, в котором жил М.В. Суриков - прославленный боец подразделений войсковой разведки Красной Армии, ветеран органов госбезопасности, полный кавалер ордена Славы, полковник в отставке;
13.15-13.45 - возложение цветов к мемориальной доске всемерно известному калининградскому писателю Юрию Иванову, установленной на здании Областной детской библиотеки имени А.П. Гайдара, как автору книг о фронтовом подвиге представителей советской оперативной разведки;
13.45-14.45 – посещение работающих при ОДБ имени А.П. Гайдара Музея гайдаровских героев (его экспозиция тесно увязана с доблестной историей отечественного спецназа) и Правого центра;
15.15-15.45 - возложение цветов к мемориальной доске бойцу в/ч 9903 Разведотдела Западного фронта, Героя Советского Союза (посмертно) красноармейца З.А Космодемьянской - на улице, носящей имя этой легендарной диверсантки-разведчицы;
16.00-17.00 - проведения молебна и поминальной службы в память о погибших в боях за Восточную Пруссию советских диверсантов-разведчиков в храме Покрова Пресвятой Богородицы, что в Московском районе города Калининграда, а по окончанию – участию ветеранов-разведчиков в церемонии посадки у стен данного православного храма молодого деревца в память о своём посещении Калининграда.

Суббота 26 июля:
9.00-9.30 – сбор участников мероприятия, включая представителей масс-медиа на автостоянке, что рядом с Драмтеатром со стороны улицы Грекова;
В 9.30 – отъезд автобусами по маршруту Калининград – Черняховск – посёлок Заозёрное Озёрского района – Калининград;
11.30-12.00 - возложение в городе Черняховск венков и цветов к памятнику генерала-фельдмаршала М.Б. Берклая-де-Толи как родоначальнику отечественной военной разведки;
- начиная с 13.30 – мероприятия в посёлке Заозёрное у воинского мемориала, возведённого Союзом работников правоохранительных органов в честь фронтового подвига силовых правоохранительных структур: митинг, молебен, реконструкция униформистами прорыва разведгруппы из кольца облавы карателей, концерт, неформальное общение у солдатской полевой кухни.

К настоящему моменту СРПО и работающей при нём АПО «Память» уже получено нескольких приветственных телеграмм из «большой» России. Вот, в частности, одна из них, пришедшая из города Брянска: «Героям-разведчикам и бойцам невидимого фронта, воевавшим в Восточной Пруссии, - вечная слава!
Моя благодарность активистам АПО «Память» за то, что они делают, организуя встречи разведчиков и собирая материалы об их смертельно опасной работе в логове фашизма.
Иван ЛЫСЕНКО, Герой Советского Союза, старший сержант, бывший помощник командира взвода разведки, боец, который первым в составе группы лейтенанта Сорокина водрузил Красное Знамя над рейхстагом 30 апреля 1945 года».
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

sobkor писал(а):Цитата(sobkor 4 23.07.2008, 14:39) ПРЕСС-РЕЛИЗ
от Союза работников правоохранительных органов

24-28 июля с.г. силами Союза работников правоохранительных органов (исполнитель – Ассоциация поисковых отрядов «Память»), но под эгидой правительства Калининградской области будет проводиться традиционная встреча ветеранов оперативной разведки Красной Армии и НКВД-НКГБ СССР.
Из числа участников боёв за Восточную Пруссию в данном мероприятии принимают следующие ветераны-разведчики:
- БОРОДИН Дмитрий Андреевич из города Калининграда, майор внутренней службы в отставке, ветеран подразделений войсковой разведки 43-й армии;
- ЛЯВДАНСКАЯ (в девичестве - Усанова) Екатерина Никитична из города Москвы, старшина в отставке, бывшая радистка ДРГ «Колос» (2-го формирования) и ДРГ «Кросс»;
- ПАНАСЕНКО Константин Иванович из города Брянска, капитан-лейтенант в отставке, бывший радист ДРГ «Восход» и 1-й отдельной моторизованной разведроты при Разведотделе штаба 3-го Белорусского фронта, оперативный псевдоним - «Ратмир»;
- ЮШКЕВИЧ Геннадий Владимирович из города Минска, подполковник милиции в отставке, бывший разведчик ДРГ «Джек», оперативный псевдоним - «Трунь» (в переводе с белорусского – «Заяц»).
Полноправные участники со стороны организаторов: Объединённая редакция МВД России, Западное УВДТ МВД России, УФСИН России по Калининградской области, Пограничное управление ФСБ России по Калининградской области, калининградская в/ч ВВ МВД России, руководство Калининградской епархии Русской Православной Церкви, ЗАО имени Суворова Озёрского района, Союз ветеранов военной разведки, Ассоциация ветеранов подразделений специального назначения органов правопорядка и безопасности «Резерв».
Основные мероприятия встречи пройдут в пятницу 25 июля и субботу 26 июля.

Пятница 25 июля:
- к 11.00 – сбор участников и всех заинтересованных лиц, включая представителей масс-медиа, на Мемориале 1200-м воинам-гвардейцам.
11.00-11.45 - возложение венков и цветов к мемориалу 1200-м воинам-гвардейцам и закладному камню на месте будущего мемориала военным разведчикам. По окончанию садимся все вместе в автобусы для движения по маршруту.
12.15-12.45 - возложение цветов к мемориальной доске к дому по улице Чернышевского, 32, в котором жил М.В. Суриков - прославленный боец подразделений войсковой разведки Красной Армии, ветеран органов госбезопасности, полный кавалер ордена Славы, полковник в отставке;
13.15-13.45 - возложение цветов к мемориальной доске всемерно известному калининградскому писателю Юрию Иванову, установленной на здании Областной детской библиотеки имени А.П. Гайдара, как автору книг о фронтовом подвиге представителей советской оперативной разведки;
13.45-14.45 – посещение работающих при ОДБ имени А.П. Гайдара Музея гайдаровских героев (его экспозиция тесно увязана с доблестной историей отечественного спецназа) и Правого центра;
15.15-15.45 - возложение цветов к мемориальной доске бойцу в/ч 9903 Разведотдела Западного фронта, Героя Советского Союза (посмертно) красноармейца З.А Космодемьянской - на улице, носящей имя этой легендарной диверсантки-разведчицы;
16.00-17.00 - проведения молебна и поминальной службы в память о погибших в боях за Восточную Пруссию советских диверсантов-разведчиков в храме Покрова Пресвятой Богородицы, что в Московском районе города Калининграда, а по окончанию – участию ветеранов-разведчиков в церемонии посадки у стен данного православного храма молодого деревца в память о своём посещении Калининграда.

Суббота 26 июля:
9.00-9.30 – сбор участников мероприятия, включая представителей масс-медиа на автостоянке, что рядом с Драмтеатром со стороны улицы Грекова;
В 9.30 – отъезд автобусами по маршруту Калининград – Черняховск – посёлок Заозёрное Озёрского района – Калининград;
11.30-12.00 - возложение в городе Черняховск венков и цветов к памятнику генерала-фельдмаршала М.Б. Берклая-де-Толи как родоначальнику отечественной военной разведки;
- начиная с 13.30 – мероприятия в посёлке Заозёрное у воинского мемориала, возведённого Союзом работников правоохранительных органов в честь фронтового подвига силовых правоохранительных структур: митинг, молебен, реконструкция униформистами прорыва разведгруппы из кольца облавы карателей, концерт, неформальное общение у солдатской полевой кухни.

К настоящему моменту СРПО и работающей при нём АПО «Память» уже получено нескольких приветственных телеграмм из «большой» России. Вот, в частности, одна из них, пришедшая из города Брянска: «Героям-разведчикам и бойцам невидимого фронта, воевавшим в Восточной Пруссии, - вечная слава!
Моя благодарность активистам АПО «Память» за то, что они делают, организуя встречи разведчиков и собирая материалы об их смертельно опасной работе в логове фашизма.
Иван ЛЫСЕНКО, Герой Советского Союза, старший сержант, бывший помощник командира взвода разведки, боец, который первым в составе группы лейтенанта Сорокина водрузил Красное Знамя над рейхстагом 30 апреля 1945 года».
Состоялось!!!
Небольшой фотоотчёт (авторство – Александра Будаева) здесь: http://foto.mail.ru/mail/aleksandr_kd/81/?page=2
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

sobkor писал(а):Цитата(sobkor 4 29.07.2008, 10:10) Состоялось!!!
Небольшой фотоотчёт (авторство – Александра Будаева) здесь: http://foto.mail.ru/mail/aleksandr_kd/81/?page=2
РАЗВЕДКА БОЛЬШЕ ЧЕМ СПЕЦНАЗ!
По инициативе и силами Союза работников правоохранительных органов (СРПО) и входящей в его состав Калининградской региональной ассоциации поисковых отрядов «Память» в российской Прибалтики успешно проведена пятидневная героико-патриотическая акция, посвященная фронтовому подвигу специальной военной разведки Красной Армии и НКВД-НКГБ СССР. Подробности – в интервью с руководителем данной акции офицером милиции в отставке Михаилом НЕКРАСОВЫМ.
- Михаил Николаевич, акция, которую вы осуществили вместе со своими соратниками, безусловно, стала ярким событием в общественной жизни янтарного края. И если бы не одно «но», то и беспрецедентным тоже…
- Под этим пресловутым «но» вы, наверное, подразумеваете тот факт, что, начиная с 1990-х годов, нечто подобное в Калининградской области проводилось ежегодно? На чиновничьем языке все это у нас до сих пор многосложно именуется как «Поход по местам боевых действий разведчиков из разведгрупп «Джек», «Вол», «Сокол» и других, заброшенных советским командованием во время Великой Отечественной войны в 1944-1945 годах на территорию Восточной Пруссии».
Формально наша акция тоже носит это название, поскольку мы в данном случае действовали под эгидой правительства Калининградской области, реализуя честно выигранный через тендерный конкурс грант на проведение этой самой акции.
Однако заслуга активистов СРПО именно в том, что мы, получив соответствующие полномочия, решительно отошли от старых и, на поверку, давно изживших себя схем и представлений.
А начали же мы с уточнения исторических дат и понятийного аппарата: в действительности, как удалось выяснить через ранее закрытые архивные фонды ряда государственных и военных архивов, спецформирования советской военной разведки начали активно действовать на территории Восточной Пруссии отнюдь не на завершающем этапе Великой Отечественной войны, а, как минимум, со второй половины 1941 года. И это были спецотряды, разведгруппы и резидентуры не только Генерального штаба Красной Армии, но и чекистского ведомства, включая и сформированные из личного состава легендарного ОМСБОН – Отдельной мотострелковой бригады особого назначения войск НКВД СССР.
В результате мы изменили общую концепцию, сделав акцент на публичное воспевание бессмертного фронтового подвига специальной военной разведки именно как спецслужбы правоохранительного блока, что в свою очередь в практической плоскости, добавлю, помогло значительно расширить число наших заинтересованных партнеров и соратников.
- И кто ими стал?
- Список этот объемный, поэтому ограничусь перечислением лишь тех, кто внес наиболее яркий вклад. Прежде всего, это, конечно же, Отдел корреспондентской сети и региональных связей Объединенной редакции МВД России. Его представители, поясню, взяли на себя не только роль главных информационных партнеров, но и высококомпетентных экспертов-консультантов.
Дальше следуют Западное УВД на транспорте МВД России. Региональное управление Федеральной службы исполнения наказаний. Пограничное управление ФСБ России по Калининградской области. Калининградская в/ч внутренних войск МВД России. Областной совет РОСТО во главе лично с генерал-майором Владимиром Мичуриным. Калининградская епархия Русской Православной Церкви. Союз ветеранов военной разведки. Ассоциация ветеранов подразделений специального назначения органов правопорядка и безопасности «Резерв». Балтийский отдельный казачий округ. Областной клуб краеведов. Коллектив сельских тружеников ЗАО имени Суворова Озерского района и многие, многие другие.
Все эти структуры мы с полным основанием считаем полноправными участниками акции со стороны организаторов.
- А кто они, участники акции со стороны приглашенных лиц?
- Это, разумеется, наиболее заслуженные ветераны военной разведки и спецназа силовых правоохранительных структур. А вот среди них самые почетные гости – конечно же, те немногие, кто некогда чудом выжил, работая в смертельно опасных условиях в интересах высшего советского командования в тылу Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск. Правда, приехать в Калининград нынче здоровье позволило лишь троим. Это подполковник милиции в отставке Геннадий Владимирович Юшкевич из Минска (бывший боец ДРГ «Джек»; оперативный псевдоним «Трус», что в переводе с белорусского – «Кролик»), капитан-лейтенант в отставке Константин Иванович Панасенко из Брянска (бывший радист ДРГ «Восход», оперативный псевдоним «Ратмир») и старший сержант в отставке Екатерина Никитична Лявданская из Москвы (бывшая радистка разведгрупп «Колос» и «Кросс», а ранее – боец спецчастей оперативной разведки УНКВД г. Москвы и Московской области).
На наше приглашение принять участие в акции откликнулись и родственники уже, к сожалению, ушедших из жизни ветеранов-разведчиков и, в частности, проживающий в подмосковном Зеленограде сын командира легендарной разведгруппы «Кросс» подполковника в отставке Михаила Ивановича Медникова – кандидат физико-математических наук Александр Михайлович Медников.
Кстати, для всех почетных гостей проезд в оба конца и полный пансион (гостиница, питание и сопутствующие расходы) в ходе пребывания на калининградской земли – за счет средств встречающей стороны, то есть СРПО.
- Вкратце, если можно, о самой программе акции…
- Ее краеугольный камень – два новых экскурсионных маршрута по местам боевой славы действовавших в тылу врага в Восточной Пруссии советских диверсантов-разведчиков. Оба они были разработаны и проложены по туристической карте именно нами.
Первый – в Калининграде. И ничего подобного, повторюсь, здесь прежде не было: старт – от Парка Победы, где в минувшем мае опять же нами совместно с активистами Союза ветеранов военной разведки был торжественно открыт закладной камень на месте будущего мемориала в честь фронтового подвига стратегической (внешней) и оперативной разведки РККА и НКВД-НКГБ СССР.
Далее – на улицу Чернышевского к подъезду дома № 32. Здесь установлена памятная мемориальная доска в честь Почетного сотрудника госбезопасности, полного кавалера ордена Славы полковника в отставке Михаила Васильевича Сурикова (1925-2004) – легендарного войскового разведчика из числа героев осады и штурма города и крепости Кенигсберг. Отсюда – на улицу Бородинскую, 13, в Областную детскую библиотеку имени Аркадия Гайдара: на фасаде последней – памятная мемориальная доска в честь калининградского писателя Юрия Иванова - широко известного в мире автора романов о советских разведгруппах, действовавших в Восточной Пруссии. Плюс в самом здании - посещение работающего при данной библиотеке Музея гайдаровских героев, поскольку последний одновременно выполняет еще и роль музея боевой славы подразделений спецназа силовых правоохранительных структур Калининградской области.
Конечная точка – улица, носящая имя легендарной Зои Анатольевны Космодемьянской - секретного (негласного) сотрудника в/ч 9903 Разведывательного отдела штаба Западного фронта, красноармейца по воинскому званию. Здесь в честь этой 17-летней Героини на фасаде средней школы № 5 установлена выполненная из мрамора памятная мемориальная доска.
Правда, теперь уже этот маршрут продолжен до стен соседнего к названной выше школе православного храма Покрова Пресвятой Богородицы: по инициативе его настоятеля, кавалера медалей «200 лет МВД России» и серебряной «За укрепление уголовно-исполнительной системы» протоиерея Вадима Неткачева (он же – духовник личного состава местных силовых правоохранительных структур) ветеранами-разведчиками из числа почетных гостей акции у стен этой самой церкви в память о своем нынешнем посещении Калининграда был высажен долголетний куст декоративной розы. Так что этот куст теперь тоже место потенциального паломничества для всех тех, кому по-настоящему дорог подвиг советских диверсантов-разведчиков.
- А где пролег второй маршрут?
- Он – целиком вдоль южного порубежья с Польшей, но по территории Черняховского, Озерского и Правдинского районов. Дело в том, что та местность как находящаяся в непосредственной близости от восточнопрусской ставки Гитлера «Волчье логово» в июле 1944-январе 1945 годов стала для советских диверсантов-разведчиков зловещим «бермудским треугольником»: здесь бесследно сгинуло сразу нескольких десятков наших разведгрупп и резидентур.
Первая знаковая точка на маршруте - украшающий центральную площадь города Черняховска памятник генерал-фельдмаршалу Берклаю-де-Толи. Напомню, что Михаил Богданович – не просто прославленный русский полководец, но еще и родоначальник отечественной военной разведки как спецслужбы.
Здесь же, в Черняховске в ходе торжественного митинга цветы и венки от участников акции легли также и к подножию памятного знака, установленного во дворе городской средней школы № 7 в память о героически погибшей в октябре 1944 года в тылу врага радистке ДРГ «Док» красноармейце Тамаре Васильевой (оперативный псевдоним – «Тома»).
Следующая и самая продолжительная по времени остановка – в поселке Заозерное Озерского района. Здесь силами общественности, в том числе и Союза работников правоохранительных органов, в прошлом году было завершено возведение являющегося на сегодняшний день единственным в регионе воинского мемориала в честь фронтового подвига силовых правоохранительных структур. Последний представляет из себя архитектурный комплекс из Малого мемориального православного храма Георгия Победоносца и камня-обелиска, на скрижалях которого выбиты кодовые названия погибших в этом районе советских разведгрупп и резидентур.
В Заозерном при огромном стечении народа состоялись митинг, молебен, историческая реконструкция боя советской ДРГ с превосходящими силами карателей, а в завершение - концерт военно-патриотической песни в исполнении ведущих солистов ансамбля песни и пляски нашего регионального пограничного управления. И все это вместе взятое в общем итоге вылилось в праздник регионального масштаба, наглядно продемонстрировавший всю глубину искреннего уважения калининградцев к героическим деяниям всех наших доблестных бойцов молчаливого подвига.
По дальнейшему маршруту – поселок Крылово (бывший восточнопрусский город Норденбург) – Железнодорожный (бывший восточнопрусский город Гердауен) – город Правдинск (бывший восточнопрусский Фридланд) – скорбные митинги на воинских мемориалах, поскольку на их скрижалях сегодня увековечены имена многих из бесследно сгинувших в тылу врага диверсантов-разведчиков. Но увековечены, поясню, всего лишь по условно предполагаемому району, а не по месту фактической гибели, ибо у не вернувшихся с боевого задания бойцов-«нелегалов» могил, как правило, не бывает…
- Знаю, что для активистов СРПО мероприятия данной акции стали еще и площадкой для проведения напряженной научно-исследовательской работы…
- И это правда. В частности, сделана стенограмма устных воспоминаний ветеранов из числа почетных гостей. И эти собранные данные уже даже при беглом изучении претендуют в ряде случаев на громкие открытия. Так, например, по утверждению Екатерины Никитичны Лявданской (в девичестве – Усанова) как непосредственной участницы тех событий, лучшее кадровое ядро диверсантов-разведчиков УНКВД г. Москвы и Московской области при переформировании в июне 1942 года Московского истребительного мотострелкового полка в 308-й стрелковый полк внутренних войск 23-й отдельной стрелковой бригады внутренних войск НКВД СССР было все же сохранено для специальной военной разведки: его представители не были обращены на формирование полка ВВ, а, будучи сведенными в составе особой роты (командир – капитан Алексей Петрович Голощеков), переподчинены командованию 88-го истребительного батальона НКВД СССР (он же в действительности - Спецшкола подрывников УНКВД г. Москвы и Московской области). Местом же дислокации этого подразделения стала подмосковная станция Быково, где находился и аэродром пограничных войск НКВД СССР.
У нас, активистов СРПО, поделюсь, были и раньше достоверные архивные указания на факт дислокации в Быково по состоянию на осень 1942-осень 1943 годов некоей спецчасти оперативной разведки НКВД СССР, но мы предполагали, что речь в данном случае, наверняка, идет об одном из парашютно-десантных подразделений ОМСБОН войск НКВД СССР, ибо сама Спецшкола подрывников УНКВД г. Москвы и Московской области (она же – во многом мифический 88-й истребительный батальон НКВД СССР) в тот период времени, как известно, была спрятана от посторонних глаз на режимной территории ИТК в городе Покрове Петушинского района на тот момент Московской, а ныне современной Владимирской области. А теперь вот выяснилось: в Быково – не омсбоновцы, а разведчики-спецназовцы Московского гарнизона внутренних дел.
2 ноября 1943 года, когда враг был уже далеко выкинут за пределы западных рубежей Подмосковья, данное подразделение опять же в интересах высшего советского командования в полном составе влили в отдельную спецроту Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта, которая, к слову также являлась тогда субъектом оперативной разведки. А уже в марте сорок четвертого сразу несколько десятков бойцов-спецназовцев из числа бывших подчиненных капитана Алексея Голощекова, в том числе и 19-летняя Катя Усанова (ныне – по мужу Лявданская), с согласия наркомата внутренних дел были обращены на пополнение рядов секретных сотрудников Разведывательного отдела штаба Западного (с 24 апреля 1944 года – 3-й Белорусский) фронта.
Эти воспоминания Екатерины Никитичны, поясню, вносят серьезные коррективы в прежние, выстроенные не на полных объективных данных, представления ведомственных историков МВД России о героическом участии столичной милиции в разгроме немецко-фашистских войск под Москвой.
Кстати, несмотря на свои яркие подвиги, совершенные в 1941-1944 годах в тылу врага в качестве диверсанта-разведчика спецчастей оперативной разведки УНКВД г. Москвы и Московской области, Екатерина Никитична Лявданская до сих пор как ветеран-фронтовик милицейского ведомства не удостоена медали «200 лет МВД России».
Не имеет этой престижной милицейской награды и последний из «джековцев» - минчанин Геннадий Владимирович Юшкевич», хотя он и является офицером милиции в отставке.
Вполне достоин ее, полагаю, и Почетный железнодорожник Константин Иванович Панасенко. Да, в органах правопорядка, служить ему не выпало, но на протяжении десятков лет как активист трудового коллектива вагонного депо станции Брянск-Льговский регулярно и добросовестно выходил по вечерам на охрану правопорядка с повязкой дружинника на рукаве.
В связи с этим Союз работников правоохранительных органов, действуя от имени самой широкой калининградской общественности, намерен через посредничество со стороны первых лиц и коллектива Объединенной редакции МВД России, в том числе и газеты «Щит и меч», ходатайствовать перед руководством Министерства внутренних дел о вручении всем троим этой без всяких условностей честно заслуженной милицейской награды…
Беседу вел полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.

НА СНИМКАХ: Михаил Некрасов (второй справа) среди живых легенд отечественной военной разведки. Слева направо: бывший 15-летний боец разведчик ДРГ «Джек» подполковник милиции в отставке Геннадий Владимирович Юшкевич (г. Минск), бывший радист ДРГ «Восход» капитан-лейтенант в отставке Константин Иванович Панасенко (г. Брянск), бывший войсковой разведчик из числа героев осады одного из самых мощных кенигсбергских фортов - № 5, ветеран калининградской милиции майор внутренней службы в отставке Дмитрий Андреевич Бородин;
службу почетного караула в ходе всех массовых мероприятий, проводивших в рамках акции, несли наиболее заслуженные в боях локальных войн бойцы-спецназовцы Калининградского гарнизона внутренних дел;
ветеран спецчастей специальной военной разведки НКВД СССР старший сержант в отставке Екатерина Никитична Лявданская.
Фото Станислава ЛОМАКИНА.
Вложения
4.__________________________.__.jpg
3._________________________________.jpg
2._________________________________.jpg
1._________________________.jpg
Последний раз редактировалось sobkor 05 авг 2008, 11:01, всего редактировалось 1 раз.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

Ново выявленные:

АНИСИМОВ Кузьма Сергеевич (1918-1944), разведчик неустановленной пока ещё по своему кодовому названию специальной диверсионно-разведывательной группы из состава, предположительно, Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Родился в 1918 году в Казахстане - в деревне Черняевка Зайсанского района Восточно-Казахстанской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. А-93012, д. 1), погиб 31 июля 1944 года в селе Курас на тот момент времени Мариямпольского уезда Литовской ССР (ныне – Литовская Республика), а ныне Каунасского уезда Литовской Республики. В качестве справки: деревня Курас находится в 20 км западнее Каунаса и в 2 км от административной границы с Мариямпольским уездом.

АРТЁМЕНКО Николай Степанович (1922-1944), разведчик неустановленной пока ещё по своему кодовому названию и подчинённости по вертикали специальной диверсионно-разведывательной группы, красноармеец.
Родился в 1922 году. Друге соцданные неизвестны.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. А-93012, д. 1), погиб 2 января 1944 года «в р-не д. Стае Езерского [?; идентифицировать не удалось] р-на Гродненской обл.». В качестве справки: в действительности Гродненская область современной Республики Беларусь была образована только 20 сентября 1944 года, до этого же момента большая часть её территории входила в состав бывшей Белостокской области, которая впоследствии отошла к Польше. Таким образом, красноармеец Н.С. Артёменко погиб, действуя в тылу врага на Восточно-Прусском направлении.

АРТНИК Франц Иосифович (1922-1944), разведчик неустановленной пока ещё по своему кодовому названию и подчинённости по вертикали специальной диверсионно-разведывательной группы, старший сержант.
Родился в 1922 году в городе Москве. Друге соцданные неизвестны.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. А-93012, д. 1), пропал без вести в апреле 1943 года, действуя в тылу врага на Восточно-Прусском направлении, в районе города Белосток (ныне – административный центр Подлясского воеводства Республики Польша).

БЕГИЧЁВ Ким Иванович (1925-1944), разведчик неустановленной пока ещё по своему кодовому названию и подчинённости по вертикали специальной диверсионно-разведывательной группы, воинское звание и оперативный псевдоним неизвестны.
Родился в деревне Глатский Лог Куньинского района Псковской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. А-93012, д. 1), погиб 18 августа 1944 года в районе литовских местечек Дарбенай и Вайнейкяй (оба ныне – в составе Кретингского района Литовской Республики).
Увековечен в Книге Памяти Псковской области – т. 10, стр. 79: как рядовой солдат и почему-то без указания даты рождения.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

Благодаря недавним обновлениям в базе ОБД, удалось точно идентифицировать диверсанта-разведчика Я.С. Векслера, на которого ранее не было известно социально-демографических данных. Им оказался присутствующий в известных базах Книг Памяти воинов-евреев 16-летний курсант Векслер Яков Семёнович. Однако в действительности он – Самуилович. По крайней мере, он сам так идентифицировал себя при приёме в ряды спецчастей оперативной разведки Генерального штаба РККА. А вот мать в послевоенный период безуспешно искала следы сына, заполняя на него соответствующие анкеты в военкомате как на Семёновича по отчеству…
Обновлённая энциклопедическая справка – ниже. Авторство моё.
Юрий РЖЕВЦЕВ.


ВЕКСЛЕР Яков Самуилович (Семёнович) (1928-1944), переводчик разведывательной резидентуры «Артур» Разведывательного отдела штаба 1-го Прибалтийского фронта, курсант.
Родился в 1928 году в столице Литвы городе Вильнюсе. Еврей. Беспартийный. Родственники по состоянию на весну 1947 года: мать – Векслер Костанция Ионо; проживала по адресу: Литовская ССР (ныне – Литовская Республика), город Паневежис, улица Сенамещо, 83.
К августу 1944 года проживал в деревне Маженис Биржайского уезда Литовской ССР (ныне – Литовская Республика).
В армию был призван Паневежским ГВК Литовской ССР (ныне – Литовская Республика).
Последнее письмо в адрес матери датировал 22 сентября 1944 года. Обратный адрес: в/ч «Полевая почта 01121». Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 3373. В качестве справки: данный условный номер принадлежал Разведывательному отделу штаба 1-го Прибалтийского фронта.
24 сентября 1944 года в составе резидентуры «Артур» был десантирован с борта самолёта в 18-20 км северо-западнее восточнопрусского города Лабиау (ныне – Полесск) – в окрестностях прибрежного к заливу Куришес-Хафф (ныне – Куршский залив) восточнопрусского посёлка Францроде (ныне – Лозовая Полесского района).
Пропал без вести в тылу врага осенью 1944 года: согласно материалам в/ч 61379 (Архив Генштаба Вооружённых Сил РФ), - 26 сентября 1944 года, а, согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. А-93012, д. 1), - в октябре 1944 года.
На основании материалов подворового опроса 23 мая 1947 года был официально учтён оборонным ведомством как условно пропавший без вести в декабре 1944 года. Источник - ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 3373, а также ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 378об.
Увековечен в:
- Книге Памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом, - т. 5, стр. 375, но как Семёнович по отчеству и почему-то как пропавший без вести в 1945 году;
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поименно» - т. 10, стр. 258: как Самуилович по отчеству и пропавший без вести в тылу врага в сентябре 1944 года, но без указания воинского звания и соцданных.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

Ново выявленный представитель спецчастей радиоразведки 3-го Белорусского фронта:

ЕГОРОВ Николай Демьянович (1911-1944), шофёр 474-го отдельного (впоследствии - Кёнигсбергский ордена Красной Звезды) радиодивизиона ОСНАЗ 3-го Белорусского фронта, красноармеец.
Родился в 1911 (по другим данным - 1912 году) в Татарстане: по одним данным – в деревне Старый Починок бывшего Дубъязского, а ныне, как надо полагать, современного Высокогорского района, а по другим – в самом городе Казань. Беспартийный. Судя по всему, был дважды женат: так, в документе, датированном летом 1944 года в качестве супруги указана Егорова Пелагея Степановна, проживавшая в городе Москве по улице Ладожской, 6, квартира 13, а в документе, датированном весной 1947 года, – Егорова Анисья Прокофьевна, проживавшая в городе Казани по улице Базарной, 2, квартира 1.
В армию был мобилизован Кировским РВК столицы Татарстана города Казани: по одним данным - 24 июня 1941 года, а по другим – в 1942 году.
Последнее письмо в Казань в адрес А.П. Егоровой датировал 5 октября 1944 года. Обратный адрес: Полевая почта 30695-А. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 361. В качестве справки: данный условный номер принадлежал 474-му отдельному радиодивизиону ОСНАЗ.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 18002, д. 633), погиб 19 июля 1944 года: «Убит танком на магистрали».
Похоронен был в Литве: на западной окраине деревни Рыконты, расположенной в 22 км западнее столицы Литвы города Вильнюса.
Факт гибели красноармейца Н.Д. Егорова 19 июля 1944 года в адрес Кировского райвоенкома столицы Татарстана города Казани был официально подтверждён оборонным ведомством 21 мая 1947 года. Произошло это в ответ на заявление гражданки А.П. Егоровой, содержавшееся в материалах подворового опроса жителей Кировского района города Казани.
Увековечен в Книге Памяти Республики Татарстан: как 1911 года рождения.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

sobkor писал(а):Цитата(sobkor 4 29.09.2008, 14:19) Ново выявленный представитель спецчастей радиоразведки 3-го Белорусского фронта:

ЕГОРОВ Николай Демьянович (1911-1944), шофёр 474-го отдельного (впоследствии - Кёнигсбергский ордена Красной Звезды) радиодивизиона ОСНАЗ 3-го Белорусского фронта, красноармеец.
...
Похоронен был в Литве: на западной окраине деревни Рыконты, расположенной в 22 км западнее столицы Литвы города Вильнюса.
...
Уточнение от историка-энтузиаста из Литвы Александра Лукьяновича Новиченко:
- Бывшая деревня Рыконты ныне Риконтай. Расположена в 23 км северо-западнее Вильнюса. Входит в состав Тракайского района Вильнюсского уезда…
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

Ново выявленный:

КОВАЛЬКОВ Кирилл Устинович (1913-1945), секретный сотрудник в/ч 01121 Разведывательного отдела штаба 1-го Прибалтийского фронта, капитан.
Родился в 1913 году в городе Москве. Беспартийный. Был женат: супруга Ковалькова (имя-отчество в документе не указано) по состоянию на начало 1945 года проживала по адресу: Латвийская ССР (ныне – Республика Латвия), город Рига, улица Колупер, 13, квартира 12.
Образование: предположительно, в 1941 - Московское военно-политическое училище имени В.И. Ленина.
В армию был призван Московским ГВК.
Ко второй половине декабря 1941 года – политрук 7-й стрелковой роты 3-го стрелкового батальона 201-й стрелковой Латышской дивизии (1-го формирования) 33-й армии Западного фронта, младший политрук (воинское звание политсостава, равное лейтенанту). В данном качестве 21 (по другим данным – 23) декабря 1941 года был ранен в боях под районным городом Наро-Фоминском Московской области и эвакуирован с поля боя на лечение в тыловые военные госпиталя Красной Армии. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 506 и оп. 818883, д. 1325.
К началу 1945 года – военнослужащий спецчастей оперативной разведки Генерального штаба Красной Армии, уже капитан по воинскому званию.
30 января 1945 года в бессознательном состоянии и без документов, удостоверяющих личность, был доставлен на лечение в 4716-й эвакуационный госпиталь, дислоцировавшейся в литовском уездном городе Паневежис. Диагноз: «Заболел на фронте флегмозной ангиной».
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 818), умер от болезни 10 февраля 1945 года.
Похоронен был в литовском уездном городе Паневежис: «Русское кладбище, могила № 12».
Увековечен в Книге Памяти города Москвы – т. 18. стр. 90, но почему-то как погибший 13, а не 10 февраля 1945 года.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

Представляю с любезного разрешения автора – собкора «Независимой газеты» по Калининградской области, кавалера ордена Мужества Александра Рябушева.

Разведчика звали Генка-Ежик
Из состава 150 разведгрупп в Восточной Пруссии выжили единицы

Совсем недавно в калининградском Союзе ветеранов военной разведки и в ассоциации поисковых отрядов Янтарного края «Память» был праздник. К ним в гости из Минска приехал единственный на сегодняшний день оставшийся из чудом уцелевших в 1945-м разведчиков легендарной группы «Джек» Геннадий Владимирович Юшкевич. Поводом для поездки стала бурная архивная деятельность калининградских поисковиков, установивших у границы с Польшей, близ бывшего немецкого городка Даркемен, ныне Озерска, в поселке Заозерное, православную часовню и небольшой памятник бойцам невидимого фронта Генерального штаба Красной Армии и НКГБ СССР, разведчикам из разведгрупп 3-го Белорусского фронта «Джек», «Максим», «Восход», «Орион».

БЕЗ ПРИКРЫТИЯ
Как рассказал на встрече с поисковиками известный калининградский краевед-историк, полковник милиции Юрий Ржевцев, по архивным документам, с лета 1944-го по январь 1945-го в Восточную Пруссию было десантировано с самолетов около 150 разведгрупп. Многие, к сожалению, были расстреляны еще в воздухе. Другие попали в плен, но успели сообщить, что работают под контролем. Третьи, нарвавшись на засаду, погибли сразу после высадки. Судьба некоторых, как, например, разведчиков «Джека» Ивана Овчарова, Ивана Моржина сегодня остается неизвестной. До сих пор они числятся без вести пропавшими. Их с усердием ищут калининградские поисковики.
«Работали мы без всякого прикрытия», – вспомнил в беседе с корреспондентом «НВО» Геннадий Юшкевич, когда его калининградские коллеги, ветераны военной разведки, пригласили прокатиться по местам фронтовой деятельности. «Работали мы в гражданской одежде. В ночь на 27 июля 1944 года, возле поселка Лаукнен (ныне Громово, Славского района), нас, 10 человек, во главе с командиром Павлом Крылатых сбросили на парашютах с «Дугласа». Глубокой ночью летчик ошибся на 26 километров и выбросил нас в лесу у Куршского залива, не там, где было запланировано. Позже самолет был сбит у Куксена, в теперешнем Краснознаменском районе. При этом мы вовсе не проходили никакой парашютно-десантной подготовки и ни разу не тренировались, как это принято писать в книгах и показывать в кино про фронтовых разведчиков. Правда, за плечами у меня был почти трехлетний опыт партизанской работы в Белоруссии, в разведдиверсионной группе «Чайка», где пришлось повоевать вместе с переводчиком Наполеоном Ридевским. Взрывать немецкие эшелоны, уничтожать предателей и карателей.
Когда Белоруссия была освобождена, в штабе 3-го Белорусского фронта, узнав, что я несовершеннолетний, решили отправить меня в киномеханики. Было мне в ту пору 15 лет. Да еще год в метриках себе добавил. И сквозь слезы сумел уговорить оставить меня в войсках. Но из разведчиков-диверсантов отчислили, выдав направление в зенитчики. По дороге я сбежал от сопровождавшей меня на позиции артиллеристов молоденькой девушки. Случайно увидел своих старых друзей-партизан в грузовике, следовавшем к линии фронта. Запрыгнул в него, Ридевский меня узнал и буквально за несколько часов уговорил командование оставить меня в разведке. Так, 26 июля 1944 года я был зачислен в штат на должность разведчика в/ч 61379, подчинявшуюся самому Судоплатову. Произошло это на аэродроме в поселке Залесье, Смаргоньского района, с личного разрешения начальника разведотдела 3-го Белорусского фронта генерал-майора Евгения Алешина. И уже через несколько часов, с одним пистолетом «ТТ», рюкзаком продуктов и сносным знанием немецкого языка, я летел в «Дугласе» и чувствовал себя самым счастливым пацаном, первым вступившим в глубоком тылу на территории врага в Восточную Пруссию.
БЕЗ ШАНСОВ ВЕРНУТЬСЯ
Мы приземлились в буквальном смысле в болото. В то время Восточная Пруссия была «белым пятном» для командования и адом для разведчиков. Прусский ландшафт крайне неподходящий для нашей работы. Поля были вылизаны чуть ли не метлой, не такие заброшенные, как сейчас. Леса, в отличие от Белоруссии, не дремучие, легко проходимые. Разделены на квадраты просеками и каналами. Возле Растенбурга, ныне польского Кентшина, располагалась ставка Гитлера «Вольфшанце» («Волчье логово»). Вся двухмиллионная провинция находилась под личным контролем Гиммлера. За неделю до высадки «Джека» в «Волчьем логове» было совершено покушение на фюрера, после чего режим для работы разведчиков ужесточился.
Когда нас посылали, многие штабисты не верили, что вернемся. Ведь 90% групп погибали или попадали в плен сразу после сброса. Связи со своей агентурой, как и ее самой, практически не было. Работать приходилось вслепую, и, как того требовал от нас на аэродроме генерал Алешин, без диверсий и боев. Старались поменьше шуметь и уходить от прямых боевых столкновений. Работали в основном по ночам. Днем отлеживались в лесу и у перелесков возле канав. Главной задачей было следить за перевозками боевой техники по шоссе и железным дорогам, которые связывали Кенигсберг с Инстербургом и Тильзитом. Собирали сведения о наличии воинских, артиллерийских складов, дислокации военных аэродромов и обеспечивали нашим радисткам Зинаиде Ардышевой и Анне Морозовой сеансы радиосвязи. Прикрывали их «почтовые ящики» от внезапных визитов непрошеных гостей. «Почтовыми ящиками» были хорошо замаскированные места хранения двух радиостанций.
Иногда нарывались на засады, но уходили на польскую территорию, разбиваясь на группы. Тогда я еще подробно не знал, кто такая Аня Морозова. Только спустя много лет появится знаменитый фильм «Вызываем огонь на себя» о брянском подполье, где она проявила себя. А в 1965 году ей присвоят звание Героя Советского Союза. В 70-х годах мне довелось побывать на месте гибели Ани Морозовой у польской деревни Дичево и узнать от местных жителей, бывших партизан, что Аня Морозова, спасаясь от преследования карателей и плена, взорвала себя гранатой.
А тогда, осенью 44-го, у нас закончились продукты. Вокруг в лесах было много дичи и зверья. Но мы не могли стрелять, чтобы не обнаружить себя. По несколько суток нам не удавалось найти ничего съестного. Голодали, порой приходилось воду пить из дождевых луж, спали на земле, когда уже прихватывал мороз. О том, чтобы помыться в бане, не было и речи, одежда летняя, давно сопрела от грязи и пота, заели вши. Но все новые и новые радиограммы уходили в штаб 3-го Белорусского фронта с очень важной информацией. Позывной у меня был Трунь, по-белорусски Кролик. А друзья за ершистый характер дразнили Ежиком. Тех разведчиков, которым удавалось продержаться в этих местах и условиях месяц, считали долгожителями».
«Джек» выдержал чуть больше полугода, – говорит главный эксперт по поиску военно-исторических ценностей областного Министерства культуры полковник в отставке Авенир Овсянов. – И не зря вошел в специальный английский каталог лучших разведгрупп мира».

ЗАЖИВО СПИСАННЫЕ
Как следует из архивных документов в/ч 61379, которые удалось разыскать калининградским поисковикам, с 26 июля по 1 октября 1944 года бойцом группы «Джек» под командованием капитана Павла Крылатых являлся Геннадий Юшкевич. Выполняя задание в сложной боевой обстановке, группа несла тяжелые потери. Через два дня после десантирования погиб командир Павел Крылатых. Группу возглавил Шпаков, который спустя два месяца также погиб (в бою был тяжело ранен и, избегая плена, застрелился). Позднее был убит разведчик Зварика. Переводчик Ридевский, бойцы Юшкевич, а затем и Целиков отбились от группы. Связь штаба фронта с группой прекратилась в декабре 1944 года…
«С тех пор, оставшись без связи, без продуктов питания, без источников тепла перед наступлением зимы, изможденные и обессиленные, на боевых позициях врага в Восточной Пруссии, мы были обречены. В штабе фронта нас преждевременно похоронили, обозначив это клеймом «пропал без вести», о чем известили моих родных», – с горечью говорит Юшкевич. «В то суровое время это расценивалось чуть ли не как измена родине, но трое – я, Иван Целиков и Наполеон Ридевский, выжили, и 20 января 1944 года возвратились в штаб фронта»...
И вот теперь, спустя 64 года, я стоял вместе с поисковиками «Памяти» и Геннадием Юшкевичем у появившегося год назад бронзового памятника военному министру России 1810–1812 года Барклаю де Толли. Здесь, в Инстербурге, ныне Черняховск, Юшкевич 10 мая 1945 года оказался на госпитальной койке. Сюда его привезли из Гумбинена (ныне Гусев), когда в ходе зачистки этого прусского городка он подорвался на мине-ловушке. В усадьбе господского дома увидел пианино и не удержался, решил сыграть. До войны Генка Юшкевич успел поучиться в музыкальной школе. Но, едва коснулся клавиш, прогремел взрыв. Осколки впились в голову, повредив левый глаз. Его тут же отправили в Инстербургский госпиталь, а затем эвакуировали в Нижний Новгород. Военные хирурги сумели спасти жизнь юному разведчику, но с тех пор левый глаз у него прищурен – отметина той войны, где он потерял сотни боевых друзей и был награжден за «свидание» с Восточной Пруссией орденом Славы III степени.

ПАМЯТЬ ХРАНИТ
После войны Юшкевич окончил офицерские курсы внутренних войск и до 1952 года «зачищал» гродненские леса от прятавшихся там литовских «лесных братьев». Позже, когда из НКВД под крышу МВД уходил отдел по борьбе с бандитизмом, Геннадия в КГБ, куда он рвался на работу, почему-то не взяли. Перестраховщики-кадровики припомнили, что в годы войны он был за кордоном в Восточной Пруссии. Позволили лишь в Минском уголовном розыске ловить бандитов. Дослужился Юшкевич до майора милиции, но ветерану разведки долгое время не хотели давать квартиры. И вынужден был Ежик скитаться по чужим углам.
А в 1975 году получить собственное жилье помог случай. На 30-летие Победы Юшкевич попросил приехать в Минск из Берлина антифашиста Отто Шиллята, в доме которого в январе 1945-го Юшкевич вместе с Ридевским скрывался от фашистов до прихода советских войск в Восточную Пруссию. А в 1948 году семейство Шиллят было выслано из Калининградской области в Германию. Минские власти, узнав о приезде иностранца, наконец-то обеспечили ветерана жильем. После бурных праздников по случаю Дня Победы Отто Шиллят попросил Юшкевича привезти его на хутор в Славский район, где во время войны он проживал со своим отцом. Но Калининградская область в то время была закрыта для посещения иностранными гражданами. Юшкевич все же не смог отказать другу, попросил его прикинуться немым и на своей машине отвез Отто к его бывшему дому.
Долго стояли друзья возле места приземления «Джека» у шоссе Калининград–-Советск. Алые гвоздики легли к памятнику разведчикам «Джека». На одном из трех гранитных парашютов написано: «В кольце врагов, презрев плен и смерть, Вы шли к победе, не жалея жизни».
Сегодня благодаря кропотливой военно-патриотической работе калининградских поисковиков Павлу Крылатых, Ивану Мельникову, Иосифу Зварике, Ане Морозовой и в местах работы многих других разведгрупп на Калининградской земле установлены обелиски. Кроме этого у мемориала 1200 гвардейцам в центре Калининграда 7 мая сего года правительством региона выделен земельный участок для установки памятника всем советским разведчикам Второй мировой войны всех родов войск и категорий. Разработан проект, и калининградские скульпторы уже приступили к созданию монумента. А Геннадий Юшкевич пообещал в будущем году, как только памятник будет создан, приехать на открытие. А местный поэт и бард Евгений Гудовиков посвятил группе «Джек» свои стихи и подарил их Юшкевичу:
…А гестапо ищет русских!
Где ты, Третий Белорусский?
Не забыл ли штаб о разведгруппе «Джек»?
Уж полгода пролетело!
Мы у самого предела…
До чего же стоек русский человек!
И не верится, ребята,
«Джек» вернулся в 45-м!
Трое выжили назло крутым врагам!
Миллионы гибли. Все же
Жив разведчик Генка-Ежик!
Александр РЯБУШЕВ
Вложения
_._.________._______._________.jpg
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

КАК СИМВОЛ МУЖЕСТВА – ОМСБОН!
Свою историю спецназ Министерства обороны РФ исчисляет, как известно, от 24 октября 1950 года, когда в составе общевойсковых и механизированных армий было провозглашено создание под эгидой военной разведки сорока шести отдельных рот специального назначения численностью сто двадцать человек каждая. Теперь эта дата – ежегодно празднуемый День спецназа Вооруженных Сил России.
Но на этом фоне есть чем по-настоящему гордиться и милицейскому ведомству: свои штатные воинские части спецназа глубинной разведки оно сформировало еще летом-осенью 1941 года. Речь прежде всего, конечно же, о легендарном ОМСБОН – Отдельной мотострелковой бригаде особого назначения войск НКВД СССР…

Согласно архивным документам, чекистский спецназ как воинская часть был создан Наркоматом внутренних дел СССР 26 (по другим, но тоже документальным данным – 27) июня 1941 года. Предписываемая миссия - для «выполнения особых заданий народных комиссариатов внутренних дел и Обороны СССР по разгрому и уничтожению немецко-фашистских захватчиков и их приспешников, вероломно вторгшихся на территорию СССР».
Но уже 29 июня 1941 года эта общая задача была конкретизирована свежей директивой Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б), адресованной партийным и советским организациям прифронтовых областей: действуя отдельными подразделениями, мелкими группами и индивидуально, вести разведывательные и диверсионные действия на важнейших коммуникациях противника, а также ликвидировать вражескую агентуру. Впоследствии добавилась еще одна важнейшая миссия – «участие в развитии и расширении партизанского движения, создании подполья, сплочении патриотов в тылу врага».
Первое официальное наименование - Войска Особой группы при НКВД СССР.
Процесс формирования протекал в Москве на стадионе «Динамо», где теперь в честь этого события установлена памятная доска из белого мрамора.
Личный состав – преимущественно слушатели ордена Ленина Высшей школы НКВД СССР и Курсов усовершенствования НКГБ СССР, а также и военные саперы из воинских коллективов Отдельной мотострелковой ордена Ленина дивизии особого назначения НКВД СССР имени Ф.Э. Дзержинского и 3-го полка МПВО НКВД СССР. Организационно они были сведены в пять отрядов по сто штыков в каждом плюс саперно-подрывная рота численностью в девяносто человек.
Старший комначсостав: начальник – комбриг Павел Михайлович Богданов; военком – инженер (впоследствии – капитан госбезопасности) Алексей Алексеевич Максимов; заместитель начальника - полковник Михаил Федорович Орлов; начальник штаба – полковник Вячеслав Васильевич Гриднев.
Но уже через несколько дней все отряды войск Особой группы НКВД СССР подвергаются переформированию в две мотострелковые бригады особого назначения – 1-ю (командир – полковник М.Ф. Орлов) и 2-ю (командир – подполковник Н.Е. Рохлин).
1-я бригада была сформирована 6 июля 1941 года в составе четырех батальонов: 1-го - из личного состава слушателей учебных заведений союзных НКВД и НКГБ; 2-го - из посланцев Коминтерна - эмигрантов-антифашистов (испанцы, болгары, немцы, австрийцы, чехи и др.), костяк которых составляли бывшие бойцы и командиры интернациональных бригад, сражавшихся в Испании с франкистским режимом; 3-й и 4-й – добровольцы из числа представителей рабочей молодежи, а также спортсменов - преподавателей и студентов Центрального государственного ордена Ленина института физической культуры и воспитанников всех без исключения добровольных спортивных обществ столицы.
Дата сформирования 2-й бригады - 16 июля 1941 года. Ее косяк составляли сотрудники органов госбезопасности и внутренних дел и, в том числе милиции и пожарной охраны, а также в немалом количестве добровольцы из числа студентов московских вузов.
Теперь это уже было больше чем воинская часть – соединение спецназа!
4 сентября 1941 года ЦК ВЛКСМ принял постановление «О мобилизации комсомольцев на службу в войска Особой группы при НКВД СССР», что позволило провести так называемую комсомольскую разверстку уже не только в Москве, но и на территории не менее чем четырнадцати областей РСФСР. Ее результат - в ряды будущих диверсантов-разведчиков добровольно влились солидное пополнение в лице «800 городских и сельских комсомольцев».
В октябре 1941 года Особая группа при НКВД СССР была реорганизована во 2-й (зафронтовой работы - разведка, террор и диверсии в тылу противника) отдел НКВД СССР (начальник - старший майор госбезопасности П.А. Судоплатов), а ее войска - в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД СССР, напрямую подчиненную этому самому 2-му отделу, а с 18 января 1942 года – 4-му (зафронтовой работы - разведка, террор и диверсии в тылу противника) управлению НКВД (с апреля 1943 года – НКГБ) СССР.
Организационно ОМСБОН войск НКВД СССР состоял из:
- управления;
- политотдела (в том числе и редакция красноармейской многотиражной газеты «Победа за нами»):
- двух мотострелковых полков – 1-го (командир – подполковник Н.Е. Рохлин, но его вскоре сменил полковник В.В. Гриднев) четырехбатальонного состава и 2-го (командир - майор С.В. Иванов) трехбатальонного состава (Но там и там мотострелковые батальоны организационно состояли из трех мотострелковых рот, а те в свою очередь - из трех мотострелковых и одного пулеметного взводов.);
- двух батарей - минометной и противотанковой;
- инженерно-саперной (в ряде случаев именовалась еще саперно-подрывной) роты;
- роты парашютно-десантной службы;
- роты связи;
- автомобильной роты;
- школы младшего начальствующего состава;
- подразделений материально-технического обеспечения.
Как следует из архивного документа, в течение всей войны «боевая и политическая подготовка личного состава проводилась по специально составленным программам, имеющим своей целью подготовить смелых и мужественных бойцов и командиров-чекистов, преданных партии Ленина и социалистической Родине, могущих выполнять:
а) боевые задачи на фронте в составе подразделения, части и соединения, вести общевойсковой бой и разведку;
б) специальные задачи на фронте по устройству инженерно-минных заграждений и созданию комбинированных систем с применением новой техники;
в) задачи по минированию и разминированию оборонных объектов государственной важности;
г) диверсионно-боевые и разведывательные задачи и десантные операции в тылу противника, умело действуя подразделениями, мелкими группами и индивидуально.
Помимо изучения вопросов общей программы войсковой и чекистской подготовки в отряде подготавливались бойцы и командиры различных специальностей для выполнения в тылу противника и на фронте специально стоящих перед отрядом задач».
При этом перед основной задачей, которую разведывательно-диверсионным группам соединения предстояла выполнять в тылу врага, была следующая: «сбор разведывательных данных, разрушение стратегических железных дорог, шоссейных магистралей и путей эвакуации в прифронтовой зоне и глубоком тылу противника, срыв железнодорожных и автоперевозок, следующих на фронт с живой силой и техникой, разрушение мостов и других железнодорожных сооружений, разгром воинских, жандармских и полицейских гарнизонов, уничтожение налаженных немцами промпредприятий, электростанций, средств связи и других сооружений».
7 ноября 1941 года сводный полк ОМСБОН войск НКВД СССР участвовал в легендарном параде на Красной площади в Москве, а 16 июля 1944 года командование ОООН НКГБ СССР в лице его командира полковника М.Ф. Орлова и личный состав практически всех чекистских спецотрядов белорусского базирования – в легендарном параде белорусских партизан в Минске.
В 1942 году погибшего на фронте офицера-чекиста А.А. Максимова на посту военного комиссара ОМСБОН войск НКВД СССР сменил депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва полковой комиссар Арчил Семёнович Майсурадзе, прибывший сюда с Южного фронта (1-го формирования) с должности военкома 95-го пограничного полка особого назначения войск НКВД СССР.
В октябре 1943 года ОМСБОН войск НКВД СССР была передана в оперативное подчинение Наркомата государственной безопасности СССР, в связи с чем в те же дни подвергнута переформированию. С этого момента - Отдельный отряд специального назначения (ОООН) НКГБ СССР со штатной численностью в 1650 человек и боевым составом в лице 1-го (бывший 1-й мотострелковый полк) и 2-го (бывший 2-й мотострелковый полк) парашютно-десантных батальонов минёров.
Как правило, спецотряды, разведгруппы и одиночные разведчики соединения в тыл забрасывались по заданиям Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии. Так, например, чекистская разведгруппа «Тигр»-«Корректировщики» перед десантированием в Восточную Пруссию была придана командованию в/ч «Полевая почта 83462» 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта.
Всего в годы Великой Отечественной войны войсками Особой группы-ОМСБОН войск НКВД-ОООН НКГБ СССР как чекистским спецназом было:
- подготовлено 212 спецотрядов и специальных диверсионно-разведывательных групп общей численностью 7316 человек, при этом, начиная с февраля 1942 год, в тыл противника с диверсионно-разведывательной миссией заброшено 108 спецотрядов и разведгрупп общей численностью 2537 человек плюс свыше пятидесяти одиночных разведчиков;
- проведено не менее 1084 боев;
- осуществлено на оккупированной территории свыше четырехсот диверсионных актов, в том числе перерезан кабель линии связи «Восточный фронт – Берлин»;
- уничтожено (в том числе и путем организации 1415 крушений воинских эшелонов на железных дорогах) около 137 тысяч человек живой силы;
- в ходе спецопераций ликвидировано не менее 87 видных представителей немецко-фашистской администрации и не менее 2045 агентов и иных подручных вражеских спецслужб.
Впечатляет и общее количество захваченных воинами соединения трофеев: самоходных орудий, танков, танкеток, тракторов и тягачей – 21; орудий и минометов – 45; мотоциклов и велосипедов – свыше сотни; пулеметов – 110; винтовок, автоматов и пистолетов – свыше 850.
Помимо участия в партизанской борьбе, соединение силами целого ряда своих боевых частей и подразделений непосредственно обороняла Москву и высокогорные перевалы Главного Кавказского хребта, а силами своей инженерно-саперной роты - создавала для нужд Красной Армии оборонительные рубежи и, кроме того, производило широкомасштабное разминирование районов, только что освобожденных из-под немецко-фашистской оккупации.
Весомый вклад внесла бригада и в дело формирования союзным Наркоматом внутренних дел Отдельной армии войск НКВД СССР (с 1 февраля 1943 года – 70-я общевойсковая армия Красной Армии). Так, в самом начале сорок третьего она направила в ее ряды около тысячи своих лучших бойцов во главе с заместителем ОМСБОН войск НКВД СССР по политической части полковником А.С. Майсурадзе.
5172 представителя соединения за героизм и мужество, проявленные в ходе битвы с фашизмом, были удостоены орденов и медалей СССР, а двадцати двум Родина присвоила высокое звание Героя Советского Союза и, в том числе, подполковнику госбезопасности Станиславу Алексеевичу Ваупшасову (Ваупшасу), имя которого ныне носит одна из пограничных застав Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.
Указом Президента РФ № 1226 от 7 декабря 1995 года звание Героя Российской Федерации было присвоено бывшему военнослужащему войск Особой группы-ОМСБОН войск НКВД-ООО НКГБ СССР полковнику в отставке Юрию Антоновичу Колесникову - выдающемуся советскому разведчику-чекисту, а ныне известному российскому писателю. Формулировка: «За мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий в тылу врага в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов».
На рубеже 1944-1945 гг. пять спецотрядов ОООН НКГБ СССР и, в том числе, отряды Героев Советского Союза подполковников госбезопасности С.А. Ваупшасова и Е.И. Мирковского были привлечены к участию в борьбе с политическим бандитизмом в Белоруссии. Все они получили статус подвижных боевых отрядов, замаскированных под разномастные местные бандформирования. Так, спецотряд подполковников госбезопасности С.А. Ваупшасова действовал под видом отряда диверсантов, только что заброшенного в советской тыл немецкой разведкой, а спецотряд подполковников госбезопасности Е.И. Мирковского, выдавая себя за банду украинских националистов.
В июне 1945 года по указанию наркома внутренних дел генерального комиссара госбезопасности СССР Л.П. Берии на территорию соседней к Восточной Пруссии Литвы из состава ОООН НКГБ СССР были направлены четыре спецподразделения. Задача, которую они здесь выполняли, - «обнаружение и ликвидация формирований националистического подполья, баз и штабов ЛЛА [«Армия освобождения Литвы»]».
Как правило, на боевые задания личный состав данного спецназа выходил, будучи экипированным в трофейное обмундирование, в том числе и под видом скрывающихся от советского правосудия власовцев.
На своем вооружении каждое из подразделений имело стрелковое оружие отечественного и иностранного производства, включая такое тяжелое, как ротные минометы.
Известно, что двумя из этих четырех спецподразделений командовали Герои Советского Союза подполковники госбезопасности Станислав Алексеевич Ваупшасов и Евгений Иванович Мирковский.
Об одной из тех контртеррористических операций, осуществленных летом сорок пятого чекистским спецназом вблизи границ с Восточной Пруссией, – строками воспоминаний непосредственного участника тех событий Алексея Павловича Селезнева: «Поступили сведения, что в одном из районов Прибалтики орудует банда: мешает налаживать новую жизнь, терроризирует местных жителей. Получаем задание уничтожить бандитов или взять их живьем. Руководит операцией Герой Советского Союза Е.И. Мирковский, опытный командир, чекист. Прибываем на место, знакомимся с обстановкой. Узнаем, что в лесах скрываются оставшиеся в окружении немцы. Бандиты, надо думать, их не боятся - своя компания. Решаем на этом сыграть, переодеваемся в немецкую форму и идем на сближение с бандой.
«Завязать контакты» оказалось нетрудно. Решили брать бандитов живьем. Пригласили к себе, поим чаем, присматриваемся, выжидаем подходящий момент. Мы налегке, у каждого пистолет и нож, а они при полном вооружении, но зато их десять человек, нас пятнадцать. Одолеем! По сигналу Мирковского набрасываемся на них.
Я схватился с рослым парнем, заломил ему руки. Пытаясь вырваться, парень задел кольцо гранаты и тут же сам испугался, обмяк от страха и стал валиться на землю. Я отпустил его, давая возможность упасть и накрыть гранату. И в это мгновенье раздался взрыв.. Очнулся я в госпитале, уже без ног. Итог нашей операции был таков: троих бандитов мы убили, семерых взяли живьем. Потери нашей группы - пять раненых, один из них - я. На войне уцелел, но война все же сказала свое запоздалое слово...».
А это уже строки из совместного доклада заместителя наркома внутренних дел СССР (по войскам) генерал-полковника А.Н. Аполлонова, заместителя наркома государственной безопасности комиссара госбезопасности 2 ранга Б.З. Кобулова и Уполномоченного НКВД-НКГБ СССР по Литве комиссара госбезопасности 3 ранга И.М. Ткаченко от 7 июля 1945 года на имя наркома внутренних дел СССР генерального комиссара госбезопасности Л.П. Берия о ходе борьбы с националистическим подпольем в Литве: «3 июля т.г. в Паневежском уезде оперативной группой, действовавшей под видом банды «власовцев», руководимой тов. Мирковским, в результате ряда агентурных комбинаций, захвачены 16 активных участников банд «Литовской армии свободы», в том числе главарь банды Бирбилас Антонас – унтер-офицер Сметоновской армии, участник немецкого карательного отряда, в ноябре 1944 г. окончил в Германии разведшколу и был заброшен на территорию Литвы для проведения антисоветской работы.
Одновременно с изъятием перечисленных лиц группой т. Мирковского убит 21 банд, в том числе офицер немецкой армии, фамилия которого не установлена, и главарь одной из бандгрупп Новицкас Экзас».
Отдельный отряд особого назначения НКГБ СССР был расформирован совместным приказом наркомов внутренних дел и госбезопасности от 5 октября 1945 года. При этом часть личного состава была влита в органы Внешней разведки НКГБ СССР, но многие также – в кадры органов внутренних дел и внутренних войск…
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

5 ноября – День военного разведчика

И СТАЛА РАЗВЕДКА СПЕЦСЛУЖБОЙ!
Имя видного советского государственного и военного деятеля Семена Ивановича Аралова бесполезно искать в библиографии, посвященной Калининградской области, ибо оно здесь почему-то напрочь отсутствует. И это – чудовищная несправедливость, которая во многом сегодня как укор местным краеведам. В действительности боевой путь Семена Ивановича как доблестного русского офицера аж дважды пролегал через Восточную Пруссию – в первую Мировую и Великую Отечественную. Восстановить историческую правду нам, калининградцам, тем приятнее, что грядущего 5 ноября 2008 года - 90-летие отечественной военной разведки как спецслужбы и именно С.И. Аралов стоял у истоков ее рождения и он же, напомним, – первый по счету ее руководитель.
Родился Семен Иванович Аралов 30 декабря 1880 года в городе Москве в вскоре разорившейся «средней купеческой замоскворецкой семье». Впрочем, финансовые проблемы родителей не помешали юноше получить неплохое по тем временам образование: начинал учиться в Московском коммерческом училище, а когда вдруг чем-то не устроил царящий там уровень преподавания с легкостью перешел в Московское частное реальное училище Карла Мазинга, в стенах которого трудились педагоги более высокого по профессиональному мастерству класса, но и обучение по этой причине для студентов здесь было платным.
В 1902-1903 годах – в первый раз на военной службе в Русской императорской армии: вольноопределяющейся 3-го гренадерского Перновского Короля Фридриха-Вильгельма IV полка 1-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса. Место дислокации части – Хамовнические казармы (современный адрес строения: город Москва, Комсомольский проспект, 18-24).
Уже в первые недели солдатской службы примкнул к революционному движению и, в частности, находясь под влиянием молодежных социал-демократических лидеров Шнеерсона (партийная кличка «Сергей»), Розалии Землячки и Топоркова, занимался в рабочих кружках, изучал, хранил и распространял нелегальную литературу. Это во многом и определило дальнейшую судьбу: уволившись в 1903 году в запас, целиком отдался нелегальной партийной работе. Послужной список тех лет как революционера: технический сотрудник, а впоследствии – организатор и пропагандист при Московском комитете РСДРП.
С началом русско-японской войны, будучи военнообязанным, получил повестку о мобилизации, но уже как прапорщик военного времени (равно ныне младшему лейтенанту) 2-го гренадерского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка 1-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса. Правда, из-за затянувшейся болезни военный мундир вновь надел лишь весной 1905 года и через пару-тройку месяцев – уже обер-офицер в одной из пехотных частей из числа дислоцировавшихся в маньчжурском городе Харбине. Воинской доблестью в этот период, однако, не блеснул. Скорей - напротив: тайком от командования неустанно агитировал подчиненных солдат повернуть оружие против законных властей, а в декабре 1905 года, оказавшись под угрозой ареста, - банально дезертировал, за что заочно был приговорен Военным трибуналом к смертной казни.
Пока не вышла скорая амнистия, скрывался в небольших городках и весях.
С 1906 года и пока не получил на руки диплом о высшем образовании – студент по вечерней форме обучения Московского коммерческого института, но и одновременно на нелегальной стезе - активист военной организации Московского комитета РСДРП. Однако с 1907 года, после разгрома жандармами и полицией в Москве тайных революционных центров, - пропагандист-нелегал, но временно утративший связь с руководящими партийными кругами.
До лета 1914 года зарабатывал на жизнь профессиональной педагогической деятельностью: наставник в стенах Рукавишниковского исправительного приюта для малолетних преступников, сотрудник банка, преподаватель Пречистенских вечерних курсов для рабочих, частный репетитор… В этом же период женился.
Первая Мировая – особая строка в биографии как офицера: воевал доблестно и не щадя, как принято говорить, живота своего, о чем убедительно свидетельствуют боевые награды и другие регалии. Одних только орденов заслужил аж пять штук и, в том числе (и он же – первый из числа которых удостоился), орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом!
Так, с июля 1944 года по мобилизации прапорщик сначала в 7-м гренадерском Самогитском генерал-адъютанта графа Тотлебена полку 2-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса, а через несколько дней – 215-м пехотном Сухаревском.
Боевое крещение принял в конце августа 1914 года под восточнопрусском городом Даркеменом (ныне – Озерск) в качестве командира роты 215-го пехотного Сухаревского полка 54-й пехотной дивизии 1-й армии Северо-Западного фронта.
После разгрома русских войск в Восточной Пруссии – прапорщик в 114-м пехотном Новоторжском полку 1-й пехотной бригады 29-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 1-й армии Северо-Западного фронта.
Участвовал в двадцати крупных сражениях и, в том числе, как мы уже знаем, в боях Восточно-Прусской наступательной операции 4 (17) августа-2 (15) сентября 1914 года. На территории Восточной Пруссии оказался в окружении, но сумел благополучно перейти линию фронта.
Первого боевого ордена из пяти удостоился в мае 1915 года, а последнего – в декабре 1916-го.
Ко второй половине февраля 1917 года уже адъютант старший штаба (то есть, говоря современным языком, - начальник штаба) 174-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 3-й армии по занимаемой в армии должности и штабс-капитан (равно ныне капитану) по военному чину.
В ходе Февральской революции ненадолго – «всего 2-3 месяца» - примкнул к меньшевикам-интернационалистам по причине, как сам потом признавался, «обнаруживая симпатии к интернационалист. течению в РСДРП». Как яростный агитатор от демократических войсковых организаций в мае 1917 года был выбран председателем Комитета 174-й пехотной дивизии, а через месяц и того выше – председателем меньшевистской фракции в Комитете 3-й армии. А в последнем качестве вдобавок - делегатом Государственного совета (в августе) и Предпарламента (в октябре). В Предпарламенте в свою очередь удостоен мандата члена ЦИК второго созыва. Но как потом вспоминал, «вскоре, однако, разочаровался в бесплодной работе демократических совещаний, оставил их и вернулся вновь в полк». Забегая вперед скажем: несмотря на то, что с 1918 года Семен Иванович – твердый и убежденный большевик-ленинец, прежние его симпатии к меньшевиками долгие еще потом годы будут ему аукаться из партийных верхов клеймом потенциального «врага народа».
Осенью 1917-январе 1918 годов – помощник командира 114-го пехотного Новоторжского полка, в том числе и в ходе дислокации данной части в городе Гельсингфорсе (ныне – столица Финляндии город Хельсинки).
Демобилизован из армии был в январе 1918 года как старослужащий и учитель по основной гражданской специальности с откомандированием в распоряжение Московского уездного воинского начальника. В данный период имел планы вернуться к педагогической деятельности, но уже по прибытию в Москву как военспец с революционным прошлым был рекомендован своим бывшим соратником по подполью, а теперь уже комиссаром Московского военного округа Е.М. Ярославским (он же – М.И. Губельман) на пост начальника Фронтового (оперативный) отдела Московского областного военного комиссариата с задачей осуществлять непосредственное руководство процессом формирования отрядов Красной Гвардии.
В апреле 1918 года Фронтовой (оперативный) отдел Московского областного военного комиссариата был реорганизован в Оперативный отдел Народного Комиссариата по военным делам (Оперод Наркомвоена) – орган, призванный объединить единым управлением всю войсковую и агентурную разведку молодой Советской Республики. Бывший штабс-капитан С.И. Аралов с этого момента начальник данного отдела. Строки из воспоминаний самого Семена Иванович: «Я в то время заведовал оперативным отделом Наркомвоенаю В сферу моей деятельности входили разведывательная работа, организация особых групп для переотправки за рубеж, собирание сведений о состоянии враждебных нам сил, организация подрывных отрядов и проч.».
Уже с мая 1918 года Оперод Наркомвоена непосредственно участвует в процессе планирования и проведения операций на фронтах начавшейся в стране Гражданской войны.
С 8 октября 1918 года С.И. Аралов - член Революционного Военного Совета Республики (РВСР) – коллегиального органа высшей военной власти в Советской Республики в годы Гражданской войны. 9 (по другим данным – 14) октября 1918 года по совместительству избран членом Военно-Революционного Трибунала при РВСР. А с 24 октября 1918 года вдобавок – военный комиссар Полевого штаба (ПШ) РВСР.
С 30 ноября 1918 года – один из двух наряду с главкомом И.И. Вацетисом членов Бюро РВСР (председатель – Л.Д. Троцкий).
С 5 ноября 1918 года (но также по совместительству) – начальник вновь образованного Регистрационного управления Полевого штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РУПШКА, оно же Региструп) – разведывательного органа, образованного секретным приказом РВСР № 197/27 от 5 ноября 1918 года и ставшего с момента своего рождения предшественником современного Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил России. В качестве справки: на основании приказа министра обороны РФ № 490 от 12 октября 2000 года дата создания РУПШКА теперь ежегодно празднуемый в России 5 октября День военного разведчика.
Однако поскольку С.И. Аралов одновременно состоял еще в вышестоящих должностях члена РВСР и комиссара Полевого штаба последнего, то де-факто практически все время находился не в Москве, а в городе Смоленске, где дислоцировалась ставка РВСР. В связи с этим в РУПШКА на основании параграф 6 приказа ПШ РВСР № 47 от 8 ноября 1918 года была введена внештатная должность постоянного заместителя начальника Регистрационного управления.
Из-за загруженности работой на фронтах Гражданской войны С.И. Аралов с апреля 1919 года уже не подписывал даже приказов по РУПШКА, в связи с чем Л.Д. Троцкий как председатель РВСР вынужден был начать искать ему замену. Так, 22 мая 1919 года последний телеграфировал из Харькова: «…Не думаю, чтобы Лашевич [Михаил Михайлович; на тот момент времени командующий 3-й армией] был тверже Аралова. У него только другой уклон мягкости. Скорее уже для Полевого Штаба подходит Гусев [Сергей Иванович; на тот момент член РВС Восточного фронта]…».
5 июня 1919 года Л.Д. Троцкий телеграммой из Харькова передал в ЦК РКП(б) ряд кадровых предложений в связи с необходимостью реорганизации Украинского фронта. В ней, в частности, С.И. Аралов рекомендовался на пост члена Реввоенсовета 12-й армии.
Данное назначение состоялось спустя две недели, но сама сдача должностей по РВСР и его Полевому штабу произошла только в первых числах июля 1919 года.
На момент прибытия С.И. Аралова в управление 12-й армии данное воинское объединение существовало преимущественно лишь на бумаге. Его еще только предстояло создавать из частей 1-й и 2-й Украинских советских дивизии, некогда сформированных в свою очередь из партизанских отрядов.
«В муках и тяжелых боях родилась эта армия, - вспоминал потом Семен Иванович.- С первых дней ее существования я был свидетелем того, как она мужала, росла и закалялась, приумножая свои ратные дела».
С этого момента Семен Иванович - непосредственный участник боев и сражений Гражданской войны на Украине.
Начиная где-то с начала 1990-х, на основании всего лишь ничем не подтвержденных предположений, а посему совершенно голословно обвиняется со страниц ряда научно-исторических публикаций как якобы организатор убийства Н.А. Щорса - начдива 44-й стрелковой дивизии, легендарного полководца Гражданской войны.
В октябре 1920 года – председатель делегации Главного командования армиями РСФСР на переговорах в Бердичеве с поляками по вопросу установления демаркационной линии. Во многом благодаря дипломатическим способностям С.И. Аралова тогда удалось несколько отодвинуть на запад линию границы с панской Польшей и вынудить белополяков без боя оставить часть сопредельной к Польше территории советской Украины.
С 1 декабря 1920 года - член Реввоенсовета Юго-Западного фронта. В данной должности, в частности, участвовал в работе комиссии по созданию Киевского военного округа. Однако уже со второй половины того же декабря – член Реввоенсовета и одновременно – помощник по политической части командующего войсками Киевского военного округа.
18 января 1921 года получил телеграмму об откомандировании в Москву в распоряжение Народного комиссариата по иностранным делам РСФСР, однако, не желая ухолить с военной службы, через М.В. Фрунзе как командующего войсками Украины и Крыма добился отмены вызова.
И все же Москва впоследствии на своем настояла: с апреля 1921 года и вплоть до октября 1927 года – на дипломатической работе:
- в апреле-ноябре 1921 года – Полномочный представитель РСФСР в Литве;
- в декабре 1921-апреле 1923 гг. - Полномочный представитель сначала РСФСР, а затем и СССР в Турции. На данном посту – первый в статусе полпреда советский дипломат в этом государстве;
- в мае 1923-апреле 1925 гг. - Полномочный представитель СССР в Латвии;
- с мая 1925 года – в Москве, член Коллегии НКИД СССР;
- в декабре 1926-октябре 1927 гг. – Полномочный представитель СССР при правительстве Китая.
В конце 1927-1938 гг. – на ответственных хозяйственных постах: последовательно – член президиума Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), председатель акционерного общества «Экспортлес», а затем в Наркомфине – член коллегии сектора культуры и начальник Главного управления государственного страхования.
По неофициальным данным, во второй половине 1930-х годов арестовывался, при этом в ходе допросов подвергался даже так называемым «мерам физического воздействия», но документальных подтверждений данному факту в открытой печати отыскать не удалось.
В 1938-1941 гг. - заместитель директора Государственного Литературного музея (директор - В.Д. Бонч-Бруевича).
В июле 1941 года в качестве добровольца вступил в ряды 21-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения, ставшей с 26 сентября 1941 года кадровым соединением Красной Армии - 173-й стрелковой дивизией (2-го формирования): сначала рядовой боец, а затем помощник начальника оперативного отделения штаба дивизии. В данном качестве участник боев с немецко-фашистскими захватчиками с 30 июля 1941 года: в горниле Смоленского сражения и битвы под Москвой в полосе боевых действий 33-й армии Резервного (1-го формирования) и Западного фронтов.
С декабря 1941 года и до сентября 1945 года – начальник трофейного отдела управления тыла 33-й армии. Вскоре после перевода в штаб армии был произведен в полковники.
Как офицер Полевого управления 33-й армии 3-го Белорусского фронта в августе 1944 года на заключительном этапе Белорусской стратегической наступательной операции принимал участие в боях за Восточную Пруссию.
Победу встретил в центральной Германии.
С сентября 1945 года и на протяжении последующих нескольких месяцев – командир 23-й отдельной бригады по сбору трофейного имущества.
Демобилизован был или в самом конце 1945 года или в самом начале 1946 года и с этого момента – полковник в отставке.
В 1946-1957 годах – на партийной работе, но послужной список данного периода времени неизвестен.
С 1957 года – пенсионер с местом постоянного проживания в городе Москве.
Автор многочисленных мемуарных книг и рукописей, а также многочисленных публикаций в советской прессе.
Скончался Семен Иванович Аралов 22 мая 1969 года. Прах его покоится на Новодевичьем кладбище в родной для него Москве...
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ,
военный журналист, историк спецслужб.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

Ново выявленный:

ИВЧЕНКО Иван Петрович (1922-1944), командир отделения 6-й отдельной моторизованной разведывательной роты при Разведывательном отделе штаба 2-го Белорусского фронта (2-го формирования), участник боёв за Восточную Пруссию, гвардии сержант.
Родился в 1922 году в Казахстане – в селе Быковка (Бысковка) Фёдоровского района Кустанайской области. Член ВКП(б). Родственники по состоянию на осень 1944 года: отец – Ивченко Пётр Лукич; проживал на хуторе Остановка Даниловского сельского Совета Покровского района Днепропетровской области Украинской ССР (ныне – Республика Украина).
В армию был призван в 1941 году Покровским РВК Днепропетровской области Украинской ССР (ныне – Республика Украина).
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф . 58, оп. 18002, д. 1248, л. 143), погиб 4 октября 1944 года.
Похоронен был на территории современных Подлясского воеводства Республика Польша: «Дер. Купинско-Нове Ломжинского района Белостокской области».
Юрий РЖЕВЦЕВ.
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7533
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Сообщение sobkor »

До сих пор официально значится пропавшим без вести:

ЗОТОВ Андрей Евлантьевич, ветеран спецчастей оперативной разведки Генерального штаба Красной Армии, участник боёв за Восточную Пруссию, рядовой в отставке.
Родился 15 августа 1913 года в районном селе Перелюб Саратовской области. Русский. Беспартийный. Был женат: супруга Зотова Ефросинья Александровна по состоянию на осень 1944 года проживала по месту рождения мужа.
В армию был мобилизован Перелюбским РВК Саратовской области.
На службу в спецчасти оперативной разведки Генерального штаба Красной Армии привлечён 22 июля 1944 года из рядов Особой партизанской бригады «Дима» - партизанского формирования, действовавшего на оккупированной территории Белоруссии под эгидой органов оперативной разведки Разведывательного управления Генерального штаба РККА: разведчик специальной диверсионно-разведывательной группы «Лось» Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта, красноармеец по воинскому званию. Присвоенный здесь оперативный псевдоним – «Лом».
22 июля 1944 года в составе ДРГ «Лось» десантирован с борта самолёта в районе озера Бущница, расположенного в 11 км северо-восточнее города Августов бывшей Белостокской области Белоруской ССР (ныне – Республика Беларусь), а ныне современных Подлясского воеводства Республики Польша.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 18003, д. 669), пропал без вести 10 октября 1944 года «в мест. Подновинки Сувалской губ. (Польша)». Однако по данным в/ч 61379 выбыл «под дер. Топилувка».
Судя по всему, тогда выжил, о чём свидетельствует следующие строки Книги Памяти Саратовской области (т. 18, «Глава Перелюбский район», стр. 33): «ЗОТОВ Андрей Евлантьевич, род. 1913. Рядовой. Награждён орденом Красного Знамени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией».
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Ответить