Страница 189 из 189

Re: "Досье" спецслужб...

Добавлено: 18 дек 2019, 15:46
sobkor

Сегодня, 18 декабря 2019 года, в Калининграде, на фасаде дома № 38/40, что по улице Чайковского, по инициативе Совета ветеранов УФСБ России по Балтийскому Флоту и войскам в Калининградской области была торжественно открыта мемориальная доска, посвящённая генерал-майору в отставке Николаю Георгиевичу Кравченко – легендарному армейскому чекисту, прожившему здесь с 1960-го и по 1977 год.
Изображение Изображение Изображение Изображение


Re: "Досье" спецслужб...

Добавлено: 17 апр 2020, 16:56
sobkor
От ветерана военной журналистики полковника запаса Григория Алексеевича ЗУЕВИЧА (г. Калининград):
- В память о героических защитниках Кавказа, носивших зелёные и васильковые фуражки, на Азишском перевале (1630 метров над уровнем моря), что в Республике Адыгея, установлен пограничный знак с символикой СССР. Сделано же это было во исполнение решения совета Калининградской региональной общественной организации ветеранов-пенсионеров пограничной службы (войск) о целесообразности в ознаменование 75-летия Победы возвести на перевалах Фишт-Оштеновского массива Северо-Западного Кавказа пограничные столбы с целью увековечивания во всенародной памяти фронтового подвига 23-го пограничного дважды Краснознамённого полка войск НКВД СССР и 33-го мотострелкового полка внутренних войск НКВД СССР (впоследствии – одноимённый по номеру пограничный Кёнигсбергский ордена Красной Звезды полк войск НКВД СССР). Обе эти прославленные в/ч, напомним, посредством беспримерного мужества своего личного состава успешно отразили в 1942 году все яростные попытки элитных горно-егерских частей вермахта броском через горы захватить курортный Сочи, а тем самым, по сути, – и всё наше черноморское побережье.
В роли же исполнителей этой во многом беспрецедентной акции выступила группа неравнодушных энтузиастов из Краснодарского края и Адыгеи во главе с Рафиком Авджяном. Назовём их поимённо с озвучиванием вклада каждого. Так, предприниматель Александр Колесников оказал финансовую поддержку в закупке необходимого материала. Владимир Руденко по строго установленным стандартам изготовил пограничный знак. Артур Торлокян способствовал его транспортировке из Сочи до Майкопа. Сотрудник Адыгейского поисково-спасательного отряда МЧС России Евгений Рыжков на личном автомобиле доставил символ пограничного братства на Азишский перевал. Сергей Эрлиш, его сын Павел и Азат Согомонян привезли к месту установки цемент, щебень и песок. Евгений Зуборев приготовил цементный раствор и залил его в деревянную опалубку, предварительно разместив в ней арматурный каркас для прочности и устойчивости пограничного столба, на фасад которого в свою очередь прикрепили герб СССР, изготовленный руками ещё одного энтузиаста – Вартана Ктричяна.
Кроме того, посильный вклад во всех начинаниях по увековечиванию памяти защитников перевалов Кавказа вносят Виталий Быканов и Сергей Половной, работники турбаз «Лаго-Наки», «Азиш-Тау», «Оштен» и КПП «Кавказский государственный природный биосферный заповедник имени Х.Г. Шапошникова».
Напомним, что это уже второй подобный знак-обелиск. А первый по счёту был установлен осенью прошлого года на вершине Белореченского перевала.
Автор представленных ниже репортажных снимков – Рафик Авджян.

Изображение Изображение Изображение Изображение


Re: "Досье" спецслужб...

Добавлено: 01 май 2020, 12:23
sobkor
Исправленная версия:

Изображение
Егор Васильевич Иванов (1910-1945) ещё со знаками различия отделённого командира. Судя по портупеи, – сверхсрочник.

ИВАНОВ Егор Васильевич (1910-1945), Врид командира взвода 314-й отдельной роты правительственной связи войск НКВД СССР 7-го отдельного ордена Александра Невского полка правительственной связи НКВД СССР Управления войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта, участник боёв за Восточную Пруссию, сержант.
Родился в 1910 году Республике Марий Эл – в деревне Ильнетуры Обшиярского сельского поселения Волжского района.
В армию призван по мобилизации Волжским РВК Марийской АССР (ныне – Республика Марий Эл).
Погиб 12 марта 1945 года в восточнопрусской деревне Дидлаккен (ныне – посёлок Тельманово Черняховского района). И был похоронен в озвученном выше населённом пункте, «в 800 м восточнее шоссе».
В настоящий момент прах покоится на воинском мемориале посёлка Свобода Черняховского района, однако при этом официально значится похороненным сразу на двух воинских мемориалах Калининградской области: 1) озвученного выше посёлка Свобода, но почему-то без указания даты рождения; и 2) явно что ошибочно – расположенного по улице Спортивной города Черняховска и при этом также без указания даты рождения.
Увековечен в:
- Книге Памяти органов и войск правительственной связи – стр. 68, но почему с искажением имени-отчества и даты рождения – как якобы Иванов Владимир Михайлович 1926 года рождения, а не Иванов Егор Васильевич 1910 года рождения;
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» – дважды: 1) т. 10 стр. 106, но почему-то как якобы похороненный в посёлке Тельманово, а не на воинском мемориале посёлка Свободы ; и 2) т. 20 стр. 360 – но почему с искажением имени-отчества и даты рождения – как якобы Иванов Владимир Михайлович 1926 года рождения, а не Иванов Егор Васильевич 1910 года рождения, а также как «увековечен: мемориальный комплекс п. Медведевка, Гурьевский р-н».

Юрий РЖЕВЦЕВ.


Re: "Досье" спецслужб...

Добавлено: 17 июн 2020, 20:44
sobkor

Изображение

ХАНАЖЕНКО Никифор Алексеевич (1904-1945), старший оперуполномоченный по обслуживанию 1311-го стрелкового полка Отдела контрразведки «Смерш» 173-й стрелковой Оршанской Краснознамённой дивизии (III ф) 36-го стрелкового Неманского Краснознамённого корпуса (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта, участник боёв за Восточную Пруссию, майор.
Родился 22 февраля 1904 года в Белоруссии – в деревне Ждановичи Черневского сельсовета Дрибинского района Могилёвской области. Русский. Из крестьян. Член ВКП(б) с 1928 года: партбилет образца 1936 года № 1353606.
Семья по состоянию на 1940-е годы проживала по адресу: Киргизской ССР (ныне – Киргизская Республика), город Фрунзе (ныне – Бишкек), улица Кагановича, 5. Её состав:
- супруга – Ханаженко (в девичестве – Гостева) Анна Фёдоровна 1906 г.р., уроженка деревни Гостевка Борского района Самарской области;
- дочь – Нина, родилась 15 февраля 1929 года в столице Киргизии городе Фрунзе (ныне – Бишкек);
- сын – Юрий, родился 25 апреля 1931 года в столице Киргизии городе Фрунзе (ныне – Бишкек);
Родственники по состоянию на конец 1947 года: брат – Ханаженко Иван Алексеевич; проживал по адресу: Хабаровский край, станция Вяземская, улица Орджоникидзе, 7-А.
С 1907 года – на Дальнем Востоке, куда переехали родители: сначала – в селе Добролюбово Лермонтовской волости Хабаровского уезда Приморской области (ныне – одноимённое село Бикинского района Хабаровского края, а с 1918 года – на станции Магдагачи (ныне – в черте районного пгт Амурской области), где устроился чернорабочим на Средне-Амурскую железную дорогу.
В 1919-1922 гг. – в деревне Покровка Минусинского уезда Енисейской губернии (ныне – территория Красноярского края) как пильщик на лесосплаве. Одновременно в период разгрома войск Колчака – юный боец «в партизанском отряде Щетинкина».
В 1923 года – в столице Киргизии городе Пишпек (впоследствии – Фрунзе, а ныне – Бишкек), где до 1929 года трудился десятником на строительных объектах Киргосстроя, а в 1930 году некоторое время – военным инспектором Нарынского райисполкома.
С того же 1930 года – на службе в уголовно-исполнительной системе: начальник спецсектора Управления исправительно-трудовых учреждений наркомата юстиции Киргизской АССР, в связи с чем 2 февраля 1935 года был «зачислен в органы НКВД» с назначением на должность инспектора по мобилизационной работе отдела кадров Отдела мест заключения и трудпоселений НКВД Киргизской АССР. Впоследствии – помощник начальника исправительно-трудовой колонии и старший инспектор мобинспекции секретариата НКВД Киргизской ССР. При этом к лету 1939 года – младший лейтенант госбезопасности по специальному званию, что условно соответствовало армейскому старшему лейтенанту, а приказом НКВД СССР за № 1438 от 1 июля 1939 года удостоился очередного специального звания – «лейтенант госбезопасности», что условно соответствовало армейскому капитану. Примечательный факт: как сотрудник УИС в 1931 году – боец в рядах добровольческого отряда по борьбе с басмачеством.
С 15 декабря 1941 года – переводом из органов госбезопасности на службе в органах военной контрразведки: в этот день был откомандирован из Фрунзе в Ташкент в распоряжение начальника Особого отдела НКВД СССР Среднеазиатского военного округа, где получил назначение на должность оперуполномоченного по обслуживанию 3-го отдельного стрелкового батальона Особого отдела НКВД СССР ново формирующейся 150-й отдельной стрелковой бригады и в данном качестве 29 апреля 1942 года убыл в действующую армию, а с 10 мая 1942 года – в боях и сражениях Великой Отечественной войны.
По воспоминаниям дочери, Ханаженко Нины Никифоровны, обратный адрес на письмах домой: «Полевая почтовая станция № 1795, Особый отдел», – а на некоторых конвертах приписка: «Часть 412». В качестве справки: ППС-1795 принадлежала сначала 150-й отдельной стрелковой бригаде, а с 13 мая 1943 года в связи с обращением сто пятидесятой бригады наряду со 135-й отдельной стрелковой бригадой (II ф) на формирование 173-ю стрелковую (впоследствии – Оршанская Краснознамённая) дивизию (III ф) – последней.
Цитата из письма лейтенанта госбезопасности Н.А. Ханаженко семье в Киргизию от 5 мая 1942 года: «Пишу со станции Тамбов, а позавчера был в Саратове. Нюра, это письмо пишу третье с дороги, первое я писал с Арыси [Арысь – до 1956 года посёлок, а затем город в Южно-Казахстанской области Казахстана]. Сообщаю свой адрес: Полевая почта № 1795, Особый отдел, Ханаженко».
С ноября 1943 года и в течение всего последующего времени письма стали поступать семье с обратным адресом: в/ч «Полевая почта № 66508». В качестве справки: данный условный номер сначала принадлежал отдельному миномётному дивизиону 150-й отдельной стрелковой бригаде, а с конца мая 1943 года – одной из в/ч 173-й стрелковой (впоследствии – Оршанская Краснознамённая) дивизии (III ф), но какой именно – пока неизвестно.
Последние письма из в/ч «Полевая почта № 66508» отправил:
- брату Ивану на Дальний Восток – осенью 1944 года: получено адресатом 29 октября 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 594260, д. 2, л. 327;
- семье в Киргизию – в начале 1945 года: получено адресатом не ранее 20 января 1945 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 426, л. 26об.
4 августа 1942 года получил ранение, но поле боя не покинул.
С середины февраля и по конец апреля 1943 года – капитан госбезопасности по специальному званию: удостоен в порядке переаттестации на новые чекистские спецзвания. А с конца апреля 1943 года – в воинском звании «капитан», которого был удостоен в порядке переаттестации сотрудников органов «Смерш» НКО СССР на равнозначные чекистским воинские звания.
Согласно материалам военных архивов, 10 декабря 1942 года был представлен к награждению за то, что «4 августа 1942 г., принимая непосредственное участие в боях, Ханаженко Н.А. при атаке бригады в районе д. Новая был ранен, но продолжал работать. Однако по каким-то причинам этот Наградной лист не получил реализацию на уровне вышестоящих штабов.
Во второй раз представлен к награде в конце февраля-начале марта 1943 года и тот Наградной лист за подписью комбата-3 майора В.В. Назарова: «В период пребывания в обороне в районе Стар-Мурзино [правильно – Старое Мурзино; деревня в Сычёвском районе Смоленской области; ныне не существует, на её месте теперь одноимённое урочище] капитаном гос. безопасности тов. Ханаженко за период с 5 декабря 1942 года по 10 февраля 1943 г. уничтожено из снайперской винтовки 11 солдат и офицеров пр-ка [противника]». Источник – ЦАМО: ф. 33, 682526, д. 1530, л. 54.
Данное представление получило реализацию в строках приказа командарма-31 за № 088 от 26 июня 1943 года: от имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – медали «За отвагу». Источник – ЦАМО: ф. 33, 682526, д. 1530, лл. 43 и 43об.
С конца мая 1943 года в связи с процессом сформирования с 20 по 25 мая 1943 года в районе тверского города Старицы на базе 135-й (II ф) и 150-й отдельных стрелковых бригад 173-й стрелковой (впоследствии – Оршанская Краснознамённая) дивизии (III ф) – в своём последнем качестве, но только к 1945 году – уже майор по воинскому званию.
С 7 августа 1944 года – кавалер ордена Отечественной войны 1-й степени: «Товарищ ХАНАЖЕНКО в дивизии служит с момента её формирования. Работая старшим оперуполномоченным 1311 стрелкового полка 173 стрелковой дивизии показал себя настойчивым, усидчивым в разоблачении контрреволюционного элемента.
Товарищ ХАНАЖЕНКО за период работы в Отделе контрразведки «Смерш» дивизии разоблачил ряд шпионов, случайно пробравшихся в части Красной Армии, изменников Родины, предателей и других государственных преступников.
В борьбе с враждебным элементом товарищ ХАНАЖЕНКО проявил мужество, отдавая свои силы и способности к их разоблачению, чем самым способствовал укреплению дисциплины и боеспособности личного состава части.
В боях против немецких оккупантов за города Орша, Борисов и Минск товарищ ХАНАЖЕНКО показал себя храбрым, мужественным воином…».
А с 3 ноября 1944 года – кавалер медали «За боевые заслуги»: награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1944 года за выслугу в 10 и более лет.
Приказом по Управлению контрразведки «Смерш» 3-го Белорусского фронта за № 91 от 27 февраля 1945 года объявлен убывшим в госпиталь на излечение. А поскольку с войны не вернулся, приказом МГБ СССР за № 1585 от 20 августа 1946 года был исключён из списков органов госбезопасности как пропавший без вести 18 февраля 1945 года.
Из воспоминаний дочери офицера-чекиста – Н.Н. Ханаженко: «В 1945 году моя мать, Анна Фёдоровна, получила извещение от командира части, где служил отец, что папа пропал без вести. Спустя много лет, к нам приезжал сослуживец отца – Хищенко, который рассказал, что в одном из боёв под Кёнигсбергом Ханаженко Никифор был тяжело ранен в живот, и отправлен в полевой госпиталь. Госпиталь попал под окружение немцев и подвергся бомбардировкам. Мы неоднократно делали запросы о судьбе отца и пытались найти какие-либо документы, на что получали ответ, что он пропал без вести». Никакой другой информации, к сожалению, нам так и не удалось разузнать».
Подробности обстоятельств, при которых майор Н.А. Ханаженко получил ранения, посредством архивного поиска выяснил исследователь из Пятигорска Геннадий Полубедов: согласно спецсообщению ОКР «Смерш» 173-й стрелковой Оршанской Краснознамённой дивизии (III ф) от 7 февраля 1945 года «в ночь с 27 на 28 января 1945 г. капитан [правильно – майор] Ханаженко Н.А. при передислокации 1311 сп остановился на ночлег в д. Ламгарбен [правильно – посёлок, Восточная Пруссия, ныне – польская деревня Гарбно]. Около двух часов ночи в населённый пункт проникли немцы и завязали перестрелку. Ханаженко со своим связным красноармейцем Ворониным выбежал во двор дома, где Ханаженко был ранен в правую руку и полость живота, а Воронин убит. Раненый капитан [правильно – майор] Ханаженко Н.А. был эвакуирован в ближайший медсанбат – 331 стрелковой дивизии, а его документы доставлены в ОКР «Смерш» 173 сд. Красноармеец Воронин похоронен в районе г. Растенбург [Восточная Пруссия, ныне – польский Кентшин]».
В действительности майор Н.А. Ханаженко умер от ран 28 (по другим данным – 29) января 1945 года в 411-м отдельном медико-санитарном батальоне 331-й стрелковой Пролетарской Брянско-Смоленской дважды Краснознамённой ордена Суворова дивизии 44-го стрелкового Краснознамённого корпуса (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта и был похоронен в восточнопрусском городе Бишофштайн (ныне – польский Биштынек): «Центр. сквер». Источники – ЦАМО: ф. 58, оп. А-71693, д. 1908, л. 104об; ф. 58, оп. А-71693, д. 1911, л. 20 (но с искажением фамилии – как Ханатенко, а не Ханаженко).
В настоящий момент прах майора Н.А. Ханаженко, вероятней всего, покоится на воинском мемориале польского города Ольштын, но как неизвестного солдата.
Был включён в материалы подворового опроса, представленные:
- Фрунзенским ГВК Киргизской ССР (ныне – Киргизская Республика) за Исходящим № 2/0812 от 15 июня 1946 года, но как якобы капитан, а не майор по воинскому званию. Резолюция, наложенная на этом документе военными чиновниками центрального аппарата оборонного ведомства: «Выписка сделана». Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 426, л. 26об;
- Вяземским райвоенкомом Хабаровского края за Исходящим № (540)-740 от 3 декабря 1947 года, но с тремя искажениями: 1) и 2) как якобы родившейся в 1905 году в селе Добролюбовка (правильно – Добролюбово) Бикинского района Хабаровского края, а не в 1904 году в деревне Ждановичи Дрибинского района Могилёвской области Белоруссии; и 2) как якобы капитан, а не майор по воинскому званию. Резолюция, наложенная на этом документе военными чиновниками центрального аппарата оборонного ведомства: «Выписка напр. в контрразв. «Смерш» 10.1.48». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 594260, д. 2, л. 327.
Увековечен в:
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 492, но с четырьмя искажениями: 1) почему-то как якобы Николай, а не Никифор по имени; 2) как якобы уроженец Чаусского, а не Дрибинского района Могилёвской области Белоруссии; 3) и 4) как якобы пропавший без вести «18.02.1945 г. в ПрибВО [Прибалтийский военный округ]», а не умерший от ран 28 или 29 января 1945 года в 417-м отдельном медико-санитарном батальоне 331-й стрелковой Пролетарской Брянско-Смоленской дважды Краснознамённой ордена Суворова дивизии 44-го стрелкового Краснознамённого корпуса (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта;
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» – т. 20, стр. 364, но как якобы пропавший без вести 18 января 1945 года, а не умерший от ран 28 или 29 января 1945 года в 417-м отдельном медико-санитарном батальоне 331-й стрелковой Пролетарской Брянско-Смоленской дважды Краснознамённой ордена Суворова дивизии 44-го стрелкового Краснознамённого корпуса (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта.
В Книге Памяти Хабаровского края и Книге Памяти Киргизии не значится.

Юрий РЖЕВЦЕВ.