"Досье" спецслужб...

Все,что связано со Второй Мировой войной и затрагивающее Инстербург

Модератор: Wandragor

Аватара пользователя
kingstakh
Посетитель
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 13 мар 2018, 20:56

Re:

Сообщение kingstakh » 13 мар 2018, 21:01

sobkor писал(а):
30 мар 2010, 21:28
Ново выявленный:

САВИЛОВ Василий Никифорович (1910-1946), командир отделения 213-го стрелкового полка 14-й стрелковой дивизии войск МВД СССР по охране железных дорог, сержант.
Родился в 1910 году в селе Савилово Петровского района Тамбовской области. Беспартийный. Был женат: супруга Савилова Ольга Матвеевна по состоянию на весну 1946 года проживала по месту рождения мужа, где трудилась в колхозе «Заветы Ильича».
В армию мобилизован в 1942 году бывшим Избердеевским (ныне – Петровский) РВК Тамбовской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (РГВА: ф. 38261, оп. 1, д. 370), погиб 23 апреля 1946 года: «Убит при задержании дезертиров».
Похоронен был в белорусском городе Баранович: «На кладбище; юго-восточная окраина города».
В настоящий момент официально значится похороненным в братской могиле № 1 воинского мемориала, расположенного по улице Загородняя города Барановичи Брестской области Республики Беларусь, но без указания даты рождения и как якобы погибший 19 ноября 1941 года, а не 23 апреля 1946 года.
В Книге Памяти Тамбовской области не увековечен.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Могила в городе Барановичи, видел сегодня 13 марта 2018 года

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 11 май 2018, 15:03

Изображение

ТАРАКАНОВ Владимир Трофимович (1925-2010), ветеран иррегулярных формирований НКВД СССР и войск правопорядка и безопасности, активист ветеранской организации Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области, полковник в отставке.
Родился 9 декабря 1925 году в деревне Дубакинские Выселки Зарайского района Московской области. Русский. Из крестьян. Партийность: со школьных лет – член ВЛКСМ, а с 1944 года – член ВКП(б)-КПСС.
Образование:
- общее – высшее: в 1941 году закончил семь классов Зарайской средней школы Московской области; в 1952 году – в эстонском городе Ихви вечернюю среднюю школу; в 1963 году – в городе Москве по заочной форме обучения Высшую партийную школу при ЦК КПСС;
- военное: в сентябре 1943 года – Артиллерийско-миномётную школу сержантского состава, которая дислоцировалась в Гороховецких военных лагерях Московского военного округа; в 1951 году – Каменец-Подольские курсы усовершенствования офицерского состава войск МГБ СССР.
В июле-октябре 1941 года – в качестве добровольца в рядах рабочих батальонов Оборонстроя НКВД СССР, возводивших для нужд Красной Армии оборонительные сооружения на территории Смоленской и Московской областей.
В октябре 1941-феврале 1943 гг. – боец-доброволец в рядах Зарайского районного истребительного батальона УНКВД по г. Москве и Московской области. В данном качестве участвовал в охране важных народнохозяйственных объектов, а также в операциях по поиску и ликвидации вражеских диверсантов-парашютистов.
В армию призван 9 февраля 1943 года по мобилизации Зарайским РВК Московской области, при этом до июня 1944 года – в Гороховецких военных лагеря: сначала курсант одной из учебных артиллерийских частей, а затем здесь же командир отделения.
Со 2 августа 1944 года – непосредственный участник Великой Отечественной войны: в боях по освобождению советской Прибалтики а качестве младшего командира в рядах личного состава взвода 45-мм пушек 3-го стрелкового батальона 323-го стрелкового полка 308-й стрелковой Латышской Краснознамённой дивизии (III ф) 130-го стрелкового Латышского ордена Суворова корпуса 22-й армии 2-го Прибалтийского фронта: последовательно командир орудийного расчёта, помощник командира взвода, а с 28 декабря 1944 года – Врид командира взвода.
Уже 3 августа 1944 года был легко ранен, но остался в строю.
6 января 1945 года комполка-323 майором Стрелковым представлен к награждению орденом Красной Звезды: «В бою за хутор Свилпи 28.12.1944 года заменил выбывшего из строя командира взвода и под сильным артиллерийским огнём противника продолжал вести успешный огонь по контратакующему противнику. В этом бою уничтожил три огневые точки противника и проявил большое мастерство и хладнокровие». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 6256, л. 112.
Данное представление получило реализацию в строках приказа комдива-308 за № 04/н от 16 января 1945 года: от имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – ордена Красной Звезды. Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 6256, лл. 98 и 112об.
6 марта 1945 года выбыл в госпиталь по причине полученных тяжёлого ранения и контузии: в бою с прорвавшимися вражескими самоходками после того, как было разбито орудие, пошёл навстречу самоходкам с последней противотанковой гранатой в руке и был сражён одиннадцатью осколочными и пулевыми ранениями, которые пришлось в голову, туловищу и ноги…
13 марта 1945 года комполка-323 подполковником П.И. Брейманом приставлен к награждению орденом Отечественной войны 2-й степени: «В бою за хутор Екужи 6 марта 1945 года нашу пехоту атаковали самоходные орудия противника. Сержант Тараканов схватил противотанковую гранату и бросился во весь рост к самоходке. Огнём пулемёта в упор он был тяжело ранен, но противник повернул обратно». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2827, л. 130.
Данное представление получило реализацию в строках приказа комдива-308 за № 014/н от 25 марта 1945 года: от имени Родины удостоился своей второй по счёту государственной награды – медали «За отвагу». Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2827, лл. 99, 101 и 130об.
В июле 1945 года после излечения в госпиталях был направлен в ряды войск НКВД по охране тыла действующей армии: последовательно – стрелок, помощник командира взвода и Врид командира стрелкового взвода в звании старшины 12-го пограничного Рижского полка войск НКВД СССР Управления войск НКВД по охране тыла Ленинградского фронта. В данном качестве участвовал в ликвидации на территории Литвы и Латвии незаконных вооружённых бандформирований.
Отличился уже в первом бою: заменил выбывшего из строя командира взвода и умелым манёвром ликвидировал бандгруппу, засевшую в хорошо укреплённых бункерах, за что тут же был назначен на должность помкомвзвода.
В ноябре 1945 года вместе с полком убыл в состав Управления войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии на Дальнем Востоке. Местом дислокации 12-го погранполка, переформированного вскоре в 116-й одноимённый по воинским регалиям погранотряд, стал тогда южный Сахалин.
В 1950 году произведён в младшие лейтенанты и направлен на Украину в город Каменец-Подольский для учёбу на Курсах усовершенствования офицерского состава пограничных войск МГБ СССР.
В 1951-1967 гг. – в частях пограничных войск, дислоцировавшихся на территории Латвии и Эстонии: последовательно – заместитель начальника пограничной заставы, секретарь партбюро пограничной комендатуры, начальник ряда пограничных застав, а с 1964 года – в латвийском городе Вентспилс как старший инструктор политотдела 8-го (Вентспилского) пограничного отряда (в/ч 2335)
Затем и вплоть до увольнения в запас по выслуге лет – на офицерских должностях в частях Дальневосточного пограничного округа КГБ при Совете Министров СССР: сначала старший инструктор политотдела округа, с 1969 года – заместитель начальника политотдела Благовещенского пограничного отряда, а с 1971 года – начальник отдела агитации и пропаганды политотдела округа.
Последнее воинское звание в период прохождения службы – подполковник. Впоследствии, в 1975 году, в ознаменование 30-летия Победы как фронтовик был удостоен воинского звания «полковник запаса».
С послевоенного периода и до конца жени являлся страстным активистом динамовского спорта и в частности, не раз выступал в составе сборных воинских частей, в которых в тот самый момент проходил службу, по силовым единоборствам, тяжёлой и лёгкой атлетике.
С февраля 1974 года – военный пенсионер. С этого же времени – в Калининграде, где долгие годы – до окончательного выхода на заслуженный отдых – трудился директором кинотеатра «Родина» и лектором Калининградского областного общества «Знание» (в том числе Балтийского районного отделения города Калининграда).
Кавалер более трёх десятков государственных, ведомственных и общественных наград и, в частности:
- ордена Отечественной войны 1-й степени: удостоен в 1985 году как здравствующий ветеран-фронтовик;
- ордена Красной Звезды: награждён приказом комдива-308 за № 04/н от 16 января 1945 года;
- медали «За отвагу»: награждён приказом комдива-308 за № 014/н от 25 марта 1945 года;
- медали «За боевые заслуги»: награждён в начале ноября 1953 года за выслугу в 10 и более лет;
- медали «За отличие в охране государственной границы СССР»: награждён в 1957 году;
- медали «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»: награждён в 1970 году;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- медали «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- медали «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- медали «40 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- медали «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- медали «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- медали ««30 лет Советской Армии и Флота»;
- медали «40 лет Вооружённых Сил СССР»;
- медали «50 лет Вооружённых Сил СССР»;
- медали «60 лет Вооружённых Сил СССР»;
- медали «70 лет Вооружённых Сил СССР»;
- медали «За безупречную службу» 1-й степени;
- медали «За безупречную службу» 2-й степени.
- медали «60 лет Калининградской области»;
- юбилейной медали «55 лет Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- нагрудного знака Министерства обороны СССР ««25 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- нагрудного знака «За заслуги в пограничной службе» 2-й степени;
- нагрудного знака «Отличник погранвойск» 1-й и 2-й степени;
- нагрудного знака «Отличник погранслужбы» 2-й степени;
- нагрудного знака «50 лет погранвойск СССР»;
- нагрудного знака «80 лет пограничным войскам»;
- почётного знака Российского комитета ветеранов войны и военной службы»;
- нагрудного знака служебной доблести Западного УВДТ «За службу»: удостоен в 2006 году, остался не вручённым.
Скончался в январе 2010 года. Похоронен на Военно-мемориальном кладбище в посёлке Медведевка Гурьевского района Калининградской области.

Юрий РЖЕВЦЕВ.

Изображение
Лето 1943 года, Гороховецкие лагеря МВО, командир орудийного расчёта учебной артиллерийской в/ч младший сержант Владимир Трофимович Тараканов.

Изображение

Изображение

Изображение
От военного журналиста Григория Алексеевича Зуевича (г. Калининград): «9 мая 2018 года, Калининградский торговый центр «Европа», фотовыставка, посвящённая калининградцам-фронтовикам, в том числе и ветеранам пограничных войск. Дело вроде бы благое, однако досаду вызвала одинаково «казённая» дата кончины уже почивших в Бозе ветеранов: «После 2008 г.». И это даже в отношении одного из Героев Советского Союза! Памятью такое точно не назовёшь, а только беспамятством…».


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 12 май 2018, 20:36

ВЕРТИКОВ Кирилл Корнеевич (1920-1945), кавалерист 94-го пограничного отряда войск НКВД СССР (II ф; в/ч 2147) Управления пограничных войск НКВД Литовского округа, младший сержант.
Родился в 1920 году в селе Сонино Тельченского сельского поселения Мценского района Орловской области. Русский. Член ВКП(б) с 1945 года. Был женат: супруга, Вертикова Мария Матвеевна, по состоянию на 1946 год проживала по адресу: город Москва, улица Новоспасская, 26, квартира 14.
В армию призван 3 октября 1940 года Дзержинским РВК города Москвы.
На момент смерти находился на лечении в некоем 147-м полевом госпитале, дислоцировавшемся в литовском уездном городе Мариямполе (ныне – Мариямполь Литовской Республики).
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 433, л. 23), умер 23 августа 1945 года «после операции».
Похоронен был в литовском уездном городе Мариямполе (ныне – Мариямполь Литовской Республики) – на Православном кладбище.
Увековечен в:
- Книге Памяти города Москвы – т. 3, стр. 475;
- Книге Памяти пограничников – четырежды, но во всех случаях почему-то как погибший 24-го, а не 23 августа 1945 года: 1 и 2) т. 1 сс. 139 (ошибочно как Бертиков) и 230; 3 и 4) т. 4 сс. 63 (ошибочно как Бертиков) и 99.
В Книге Памяти Орловской области не значится.

Юрий РЖЕВЦЕВ.

Из моей свежей почты от Светланы Мягковой (г. Москва):
- Совершенно случайно нашла на вашем Форуме сведения о своём двоюродном дедушке – Вертикове Кирилле Конеевиче. Мы его считали пропавшим без вести в Литве.
Огромная Вам благодарность и низкий поклон за работу, которую Вы ведёте! С уважением,

sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 19 май 2018, 16:10

Изображение

Автор – Григорий ЗУЕВИЧ
ВЫХОД НА НОВУЮ ГРАНИЦУ В ПРЕДЕЛАХ ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ
(Из документальных материалов по истории органов государственной безопасности Калининградской области)[/i]

В начале ноября 1944 года пограничные части НКВД, входившие в состав охраны тыла 2-го (II ф) и 3-го Белорусских, а также 1-го Прибалтийского фронтов вышли на довоенную границу СССР с Германией. Для возобновления ее охраны Государственный Комитет Обороны постановлением от 8 апреля 1944 года обязал НКВД СССР сформировать управления пограничных войск западных округов и пограничные отряды.
15 августа 1944 года было сформировано Управление пограничных войск НКВД Литовского округа. В его состав вошли 23-й дважды Краснознамённый, 94-й (II ф), 95-й ордена Ленина и 97-й (II ф) пограничные отряды и рота связи. Начальником войск округа был назначен генерал-майор М. Бычковский.
Выход войск округа на государственную границу и восстановление ее охраны осуществлялось поэтапно, по мере освобождения территории Литвы от противника. Главная особенность заключалась в том, что войска вначале были выставлены на охрану государственной границы между СССР и Германией, а с 12 февраля 1945 года 23-й дважды Краснознамённый, 95-й ордена Ленина пограничные отряды приступили к охране участка границы, установленной в соответствии с договором от 28 января 1928 года между бывшей Литовской Республикой и Германией.
Таким образом, после освобождения от противника Мемельского края, пограничные войска Литовского округа приняли под охрану участок границы в пределах территории Германии, завершив тем самым восстановление литовского суверенитета над территорией, отторгнутой Германией у Литвы в 1939 году.
В соответствии с Потсдамским соглашением, заключённым с 17 июля по 2 августа 1945 года лидерами трёх крупнейших держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне, северная часть Восточной Пруссии (примерно одна треть всей её территории) была передана Советскому Союзу, остальные две трети – Польской Республике. Присоединение к СССР части территории Восточной Пруссии привело к значительным изменениям западного участка советской границы.
16 августа 1945 года в Москве глава НКИД СССР Вячеслав Молотов и премьер польского Временного правительства национального единства Эдвард Осубка-Моравский подписали советско-польский договор, который в общем виде определял разграничение между двумя государствами. В данном случае говорить о полноценной делимитации границы не приходится, поскольку проведенная договаривающимися сторонами на карте граница не сопровождалась исчерпывающе подробным ее описанием. Выработанные дипломатами документы, в части касающейся пограничных вопросов, были немедленно направлены в НКВД СССР для изучения и принятия соответствующих решений.
Процесс принятия под охрану нового участка границы включал два этапа:
- первый (подготовка органов к выходу на охрану границы) – с 31 августа по 28 сентября 1945 г.;
- второй (выход войск на новый участок границы и прием его под охрану) – с 28 сентября по 15 октября 1945 г.
Первый этап начался 31 августа 1945 года, когда из Главного управления пограничных войск (ГУПВ) в адрес штаба Литовского округа поступила карта с нанесенной на ней границей. После изучения документа и согласований с Уполномоченным НКВД СССР штаб округа выработал предварительные предложения о дислокации соединений и организации охраны границы. 8 сентября 1945 года согласованные с НКВД СССР дислокационные документы, а также копии полученной из Главного управления пограничных войск карты были направлены Уполномоченному НКВД СССР в Кенигсберг и начальникам 23-го дважды Краснознамённого, 95-го ордена Ленина и 97-го пограничных отрядов. Начальникам отрядов предписывалось «немедленно организовать рекогносцировочные группы во главе с начальником штаба отряда и комендантами участков для изучения участков границы и составления рабочих справок».
Справки должны были содержать сведения об изменениях в намеченном прохождении границы с «учетом топографических и тактических выгод для наших войск». При этом в расчет должны были приниматься национальный состав проживающего населения, ценность земельных угодий, наличие господствующих высот над местностью и т.д. Особое внимание обращалось на серьезную обоснованность предложений по изменению прохождения границы. Кроме того, высылаемые группы должны были уточнить на местах проектную дислокацию войск. 15 сентября все документы должны были быть представлены в штаб округа.
Как видно, на выполнение поставленной задачи отводилось 7 суток. Учитывая это обстоятельство, еще до отправки рекогносцировочных групп, решением начальника войск округа, после согласования с Уполномоченным НКВД СССР в Кенигсберге и командованием 3-го Белорусского фронта, на территорию Особого военного округа были направлены группы для подбора помещений для штабов частей, пограничных застав и оперативных сотрудников.
21 сентября 1945 года Правительство СССР приняло постановление о принятии под охрану и войсками НКВД СССР участка границы СССР с Польской Республикой в пределах бывшей Восточной Пруссии в соответствии с Договором между двумя странами о государственной границе. 1 октября 1945 года предполагалось начать работу по демаркации участка границы. Представителями Литовского округа по демаркации границы с Польшей были назначены начальники штабов 94-го и 95-го ордена Ленина пограничных отрядов. В этой работе приняли участие и оперативные сотрудники.
В установленные сроки рекогносцировочные группы приступили к работе на территории Особого военного округа. Координация деятельности групп была возложена на территориальный орган безопасности в лице генерал-лейтенанта В. Тутушкина и начальника штаба УПВ НКВД Литовского округа полковника Л. Головкина.
Обстановка на новом участке границы в этот период была сложной, обусловленной двумя особенностями. Первая заключалась в отсутствии постоянного взаимодействия на уровне Главного управления пограничных войск НКВД СССР и Генерального штаба Вооруженных Сил (ГШ ВС). Она повлекла за собой значительные проблемы с размещением передислоцируемых подразделений и войск. Вторая связана с возникновением спорных вопросов о прохождении границы.
Отсутствие взаимодействия стало причиной того, что решения, принятые дипломатами относительно будущего территории Германии, командованию советских оккупационных войск своевременно доведены не были. Это привело к тому, что начальникам подразделений безопасности и рекогносцировочным группам округа пришлось на месте заниматься не столько изучением самой границы, сколько решением вопросов, связанных с предстоящим размещением отделов и подразделений.
Согласно донесениям начальников рекогносцировочных групп, с размещением и обустройством складывалась критическая ситуация. Прибывающие в большом количестве соединения и части армии и флота, не считаясь с доводами наших сотрудников, занимали подобранные для дислокации комендатур и застав помещения, выдворяя оттуда представителей НКВД, выставленных для охраны.
В создавшейся ситуации начальник 23-го дважды Краснознамённого пограничного отряда 4 сентября 1945 года обратился к начальнику войск округа на выброску маневренной группы для усиления охраны подобранных помещений. Подобным образом дела обстояли на всех участках. Дело доходило до прямых физических столкновений подразделений пограничников и армии. В ходе конфликта в г. Дракменен (Озерск), где должен был располагаться штаб 97-го пограничного отряда, только выдержка контрразведчиков и пограничников предотвратила вооруженное столкновение.
Вмешательство руководства округа, обращения к командованию армии результатов не дали. Штаб Особого военного округа отстаивал интересы своих частей, которые в предвидении зимних холодов размещались в пригодных для жилья населенных пунктах. На все доводы органов безопасности о государственном значении охраны границы, командование отвечало отказами, мотивируя их отсутствием указаний Генерального штаба Вооруженных Сил.
Аналогичная ситуация складывалась с базированием морской части пограничных войск. Например, штаб Особого округа на 29 августа 1945 года не имел указаний Генерального штаба выполнить постановление ГКО от 12 июля 1945 года № 9518 о передаче гавани и помещений в г. Нойкурен (Пионерский) для базирования дивизиона пограничных судов.
Решение возникшей проблемы было найдено после 21 сентября 1945 года, когда Правительством СССР было принято постановление о принятии под охрану войсками и органами нового участка границы. В тот же день, командующий Особым военным округом генерал-полковник К. Галицкий, отдал приказ соответствующим командирам о размещении частей и подразделений органов безопасности в соответствии с их дислокационными ведомостями. Таким образом, только угроза срыва постановления ГКО относительно пограничного вопроса заставила армейское командование занять конструктивную позицию.
Однако с трудом найденное приемлемое решение вопроса о размещении практически ничего не гарантировало на практике. Дезорганизующее начало имело большие негативные последствия. Части и подразделения армии, освобождая переходящие пограничникам и чекистам поселки, хутора и городские помещения забирали с собой материальные ценности, оборудование, разрушали строения, снимали сохранившиеся с войны линии связи, электропередач и т.д. Это вынуждало начальников рекогносцировочных групп по мере подбора помещений вносить изменения в дислокацию подразделений. Подобные изменения, как правило, не отвечали требованиям оперативной и тактической целесообразности. Так, например, здания в г. Пиллау (Балтийск), где планировалось разместить пограничную комендатуру 23-го пого и оперативную группу, оказались непригодными для обустройства. В поселках вблизи г. Пальмникен (Янтарный), вследствие разрушения частями армии систем жизнеобеспечения, началась эпидемия тифа.
Несмотря на сложности с размещением оперативных групп и войск, рекогносцировочные группы продолжали деятельность по изучению границы. В процессе этой работы обозначилась вторая важная проблема. В ходе работы на местности выяснилось, что ряд населенных пунктов, которые в соответствии с имеющимися документами отходили к СССР, уже заняты польской военной и гражданской администрациями. При этом польскими властями уже была развернута деятельность по подготовке данных районов к массовому заселению польскими гражданами. Таким образом, в сентябре 1945 года возникла спорная ситуация относительно прохождения будущей советско-польской границы.
Возникновение этой проблемы было вызвано двумя обстоятельствами: с одной стороны, некомпетентным вмешательством командования Красной Армии в вопросы, связанные с государственной границей и, с другой стороны, - стремлением польской стороны изменить межправительственное соглашение, принятое относительно разграничения территории, в свою пользу.
Зачастую польские власти вводились в заблуждение советскими военными чиновниками. Так, еще 23 июня 1945 года по поручению командования 3-го Белорусского фронта г. Прейсиш-Эйлау (Багратионовск) был принят временным поверенным Польской Республики от представителя фронта, военного коменданта города гвардии майора В. Малахова. Передача города, прилегающего района и промышленных предприятий была осуществлена по акту с приложением схемы, на которой уже обозначена граница между СССР и Польшей, проходящая в 2 км севернее города. Очевидно, что подобного рода передачи территории были незаконными, поскольку осуществлялись до советско-польских переговоров о границе и даже до решения Потсдамской конференции, завершившей свою работу 2 августа 1945 года. Кроме того, известно, что в международной практике при решении вопросов территориального разграничения между государствами применяются делимитация и демаркация границы.
С другой стороны, польские власти сами, не дожидаясь официальных решений, стремились занять как можно большую территорию. При этом расчет делался на доброе союзническое отношение к Польше со стороны советского командования. Только рекогносцировочной группой 95-го пого в период ее работы на участке границы отошедшей к СССР территории были выявлены 9 населенных пунктов и прилегающих к ним районов, занятые польской администрацией. При этом польская сторона демонстрировала полную уверенность в принадлежности территории Польше.
Следует заметить, что советско-польские переговоры 16 августа 1945 года не могли изменить решения Потсдамской конференции, в резолюции которой относительно пограничного вопроса записано о том, что союзники не возражают, чтобы «… прилегающая к Балтийскому морю часть западной границы СССР проходила от пункта на восточном берегу Данцигской бухты к востоку - севернее Браунсберга (Бранево) – Гольдапа (Гольдап) к стыке трех границ». Заметим: не севернее, например, Хайлигенбайля (Мамоново) – Дракменена (Озерск)… Именно так, как определено Потсдамской конференцией и стала проходить граница в результате советско-польских переговоров.
Решение, которое выработали дипломаты после утверждения Правительством СССР, было детально проработано в НКВД СССР и направлено в виде приказа от 28 сентября 1945 года начальнику пограничных войск НКВД Литовского округа для приема нового участка границы и организации службы. Прием под охрану нового участка границы предписывалось осуществить 10 октября 1945 года. Особый пункт приказа категорически запретил войскам выходить южнее границы, установленной советско-польским договором и обозначенной на прилагаемой карте. Вместе с тем приказ НКВД не определял порядок действий командования округа по урегулированию спорных вопросов.
Характерной особенностью при этом была значительная степень самостоятельности, которую предоставляли Уполномоченный НКВД СССР и начальник войск округа своим подчиненным в принятии решений и их реализации. Другая особенность заключалась в том, что согласно приказу НКВД и Главного управления пограничных войск личный состав подразделений и оперативный состав, ранее выделенные для борьбы с бандитизмом в Мариямпольском и Клайпедском оперативных секторах, должен был временно оставаться на своих местах. Таким образом, силы, выделяемые для работы на границе и начавшие передислокацию на территорию Особого округа, заранее значительно ослаблялись.
18 октября 1945 года в НКВД СССР из ГУПВ был направлен доклад о принятии под охрану Литовским пограничным округом нового участка границы с 15.00 15 октября. При выходе подразделений в пункты намеченной дислокации было установлено, что поляками заняты 9 населенных пунктов, которые в соответствии с договором между СССР и Польшей от 16 августа 1945 года находятся на территории, отошедшей к Советскому Союзу. От НКВД СССР были получены указания - эти населенные пункты не занимать и охрану границы осуществлять несколько севернее их до решения вопроса в дипломатическом порядке.
Из представленного документа видно, что спорный территориальный вопрос, не решенный вышестоящими инстанциями на этапе подготовки к приему под охрану участка границы, обозначился вновь.
Пограничные заставы и оперативные сотрудники, при выходе в назначенные места дислокации, находили их, занятыми польской администрацией. На законные требования освободить населенные пункты, польские власти отвечали официальными протестами. Например, один из офицеров разведотдела 95-го пого при встрече с польскими представителями 10 октября 1945 года был ознакомлен с топографической картой, где линия границы была обозначена не южнее г. Гердауен (Железнодорожный), как на советских картах, а севернее.
На местах ситуация требовала незамедлительного решения, поскольку приказ руководства о приеме границы под охрану обязывал оперативных работников и пограничников неукоснительно выполнять все его пункты, причем в строго определенные сроки. Начальники отрядов запрашивали указания командования округа, как поступать в создавшихся условиях. Однако бюрократические барьеры не позволяли оперативно решать сложные проблемы.
Так, например, из документов известно, что в пункте дислокации 4-й комендатуры 95-го пограничного отряда польские власти разместили свою военную комендатуру и подразделение полиции. Начальник 95-го пого полковник С. Скородумов 26 октября 1945 года доложил в штаб округа и Уполномоченному НКВД в Кенигсберге о том, что охрана границы осуществляется по окраинам нп Норденбург. При этом он особо подчеркивал, что подобное положение наносит ущерб интересам охраны границы и обратился за разрешением предложить полякам отойти на польскую территорию и освободить город с прилегающим районом. Выдержка и настойчивость чекистов, командования оперативной группы округа, а также начальников отрядов позволили на большинстве участков границы решить спорные вопросы в соответствии с советско-польским договором. Так, уже 9 ноября 1945 года польская администрация покинула г. Норденбург (пос. Крылово). После этого здесь разместился штаб комендатуры, пограничная застава и оперативные сотрудники. А 95-й пограничный отряд организационно состоял из штаба, шести пограничных комендатур, 28 погранзастав, шести застав боевого обеспечения и манёвренной группы.
Однако не все территориальные проблемы были решены в ходе приема участка границы. В ходе последующей работы по демаркации и делимитации границы польская сторона неоднократно возвращалась к вопросу о спорных участках и требовала территориальных компенсаций. Такие уступки Польше были сделаны Советским Союзом на других участках границы (в Белоруссии и Украине). При этом не принимались во внимание крупные затраты материального и морального характера. Однако когда польское руководство было проинформировано о том, что СССР не намерен уступать просьбам Польши о передаче ей г. Пиллау (Балтийск), демаркация советско-польской границы затянулась на десять лет.
Следующей важной проблемой, с которой столкнулись войска и оперативники на новом участке, стала неурегулированность положения частей Красной Армии, которые дислоцировались вблизи границы после завершения боевых действий. Сложилась ситуация, при которой отдельные подразделения и подсобные хозяйства частей, расквартированных на территории, отошедшей к СССР, оказались на польской территории. Здесь они занимались боевой подготовкой, осуществляли заготовку продовольствия и готовились к зиме. Потребности армейских частей в перемещении военнослужащих и транспорта вошли в противоречия с режимом государственной границы. Это стало причиной конфликтных ситуаций.
Существенное влияние на оперативную работу и служебно-боевую деятельность в период приема под охрану и освоения нового участка границы оказывала социально-экономическая обстановка на присоединенной территории.
Согласно международным договоренностям Восточная Пруссия исключалась из состава бывшего рейха, поэтому здесь, в отличие от Германии, не создавалось органов местного самоуправления. Вся полнота власти первоначально сосредоточилась в военных комендатурах, которые подчинялись командованию фронта. 10 мая 1945 года Военным советом 3-го Белорусского фронта при комендатуре Кенигсберга было создано Временное управление по гражданским делам. В это время основным гражданским населением были немцы. На 1 января 1946 года в пределах отошедшей СССР территории проживало около 160 тысяч немецких граждан. На всем протяжении границы в тылу, во всех сохранившихся от разрушения населенных пунктах проживало немецкое население, состоявшее преимущественно из женщин, детей, стариков. Только на участке 115-го пограничного отряда было зарегистрировано свыше 10 тысяч граждан немецкой национальности. Поэтому, так же как в сфере действия военных комендатур, в пограничной зоне был установлен особый режим: с 18.00 до 8.00 запрещалось всякое движение немецкого гражданского населения.
К зиме 1945 года первоначально установленный для немецких граждан жесткий режим был ослаблен. Они получили право свободного передвижения и общения с советскими людьми, включая военнослужащих, допускались к работе в учреждениях и воинских частях. Устранялась охрана в местах их проживания. Из немецких активистов стала назначаться местная администрация. На селе ее функции выполнял староста. Немцы получили более широкую возможность трудоустройства и денежного заработка. Тем не менее, немецкое население стремилось уйти на Запад. Пытаясь установить связь со своими родственниками, а также для организации подрывной работы на территории СССР, немцы из западных зон оккупации часто осуществляли высадки на побережье с использованием быстроходных катеров и других плавсредств. Уцелевшие мелкие подразделения, агентура противника изыскивали пути и способы нелегального ухода на Запад.
Руководство НКВД требовало от своих сотрудников «… строго следить за сохранением в районах дисциплины, порядка, пресекать самочинные действия военнослужащих, пьянство, мародерство, незаконные поборы и изъятие имущества у местного населения: задерживать и передовать следственным органам военнослужащих, нарушивших дисциплину…».
Ко всему этому следует добавить, что на новом участке границы проходило массовое движение воинских эшелонов, автомобильного и гужевого транспорта. Перемещались соединения армии, их тыловые подразделения и учреждения, а с сопредельной стороны эвакуировались госпитали, переправлялись пленные, перевозились трофеи, возвращалось население, угнанное оккупантами в Германию. Существовала угроза, что среди этого потока через границу на территорию СССР попытается проникнуть агентура западных государств, изменники Родины.
Еще одной крайне важной особенностью послевоенного периода стало массовое переселение на новую территорию семей колхозников из областей России. К концу 1946 года общая численность населения здесь составляла уже 440 тысяч человек.
15 октября 1945 года начальник войск округа доложил в НКВД СССР о выходе подчиненных частей в пункты дислокации и приеме под охрану нового участка границы. Начался этап освоения новой территории, организации службы и адаптации органов и войск к новым условиям.

Сканы 4-7 страниц № 3 за май 2018 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
Изображение Изображение

Изображение Изображение


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 19 май 2018, 16:48

Изображение

Автор – Григорий Зуевич
«ГЛАВНОЕ – БЫТЬ ЧЕСТНЫМ И СПРАВЕДЛИВЫМ»

Недавно в ветеранской организации УФСБ России по Калининградской области произошло совсем не рядовое событие: генерал-майору в отставке Виктору Бахмацкому исполнилось 85 лет со дня рождения! По этому поводу в его адрес звучало море поздравлений и добрых пожеланий. Руководство Управления и Совет ветеранов, высказав принародно все, что думает о юбиляре, вручило ему памятный адрес и ценный подарок. А наша газета с удовольствием сообщает об этом неординарном «происшествии».
Виктор Гаврилович лучшие годы своей жизни посвятил благородному и бескорыстному делу – служению Отечеству, пройдя тернистый путь от рядового до генерал-майора. В его послужном списке нелегкая, а порой и опасная служба в органах государственной безопасности на Дальнем Востоке и Узбекской ССР, о чем свидетельствуют государственные награды и особые знаки отличия на его парадном мундире. При этом, несмотря на перипетии, никогда в этом человеке не угасал огонек доброты и отзывчивости, желание делать свое дело с полной ответственностью.
И хотя сегодня Виктору Гавриловичу 85, но это явно не повод подводить итоги. Находясь на заслуженном отдыхе, он занимает активную гражданскую позицию - возглавляет Совет ветеранов ФСБ России Зеленоградского района, является заместителем председателя Всероссийской общественной организации ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Зеленоградского района. А для своих бывших подчинённых, многие из которых занимают руководящие должности в органах государственной безопасности, он всегда первый советчик и главный наставник.
Присоединяясь к поздравлениям, редакция газеты «Ветеран янтарных рубежей» вам искреннее желает, Виктор Гаврилович, взять и «сотку» лет. Ей Богу, мало не покажется. Вы улыбнулись? Значит, нас поняли правильно. Спасибо вам за вашу мудрость и терпение!
С юбилеем!

Скан со 2-й страницы № 3 за май 2018 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
Изображение


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 19 май 2018, 17:14

Изображение
Подполковник запаса Владимир Зайцев поздравляет своего учителя Александра Грогуль с заслуженной наградой – орденом «За заслуги перед Калининградской областью».

Автор – Александр ЗАЙЦЕВ, заслуженный работник культуры РФ
НАСТАВНИК ПАТРИОТОВ

Утром Александр Грогуль, руководитель военно-спортивного клуба «Защитник» Озерского техникума природообустройства, выходит из своего дома по улице Советской и направляется по давно знакомому маршруту к месту своей работы. Его путь лежит по улице Пограничной. Радуют взгляд деревья, одетые в пышное зеленое убранство листвы, лучи яркого весеннего солнца, разбежавшиеся по тротуарам, крышам и стенам домов. Вот и здания техникума, находящиеся на территории расформированного 14-го учебного отряда Пограничных войск. В одном из них – «штаб-квартира» «Защитника», занимающая несколько больших помещений.
В кабинете Александра Андреевича привлекают внимание многочисленные спортивные кубки, медали, ленты, эмблемы, которые напоминают о пережитой победной эйфории участниками клуба. Почетные грамоты, дипломы, благодарственные письма – признание заслуг в военно-патриотическом воспитании молодежи.
Недавно представители клуба вернулись из Волгограда. Их совместная поездка с ветеранами на места самого страшного сражения в истории человечества оставила самые яркие и незабываемые впечатления. Об этом свидетельствует оборудованный их руками стенд «Поезд Памяти».
Отрадно отметить, что ранее, когда Александр Грогуль работал преподавателем физкультуры в городской средней школе, с 1990 года носящей имя ее выпускника пограничника лейтенанта Дмитрия Тарасова, по его инициативе был создан спортивный клуб «Олимп». В числе многих в нем активно занимались будущие защитники Отечества, а ныне ветераны военной службы и боевых действий генерал-майор Дмитрий Степаненко, полковники Станислав Миронов, Владимир Трушков, Сергей Аранович, подполковник Владимир Зайцев.
В те годы «олимпийцы» регулярно совершали сплавы на плоту по реке Анграпа. Отдохнуть от городской суеты и насладится природой, увидеть самые живописные места родного края, получить яркие эмоции, незабываемые впечатления, преодолев десятки километров на своем пути – это того стоит! Во время стоянок мальчишки и девчонки посещали воинские мемориалы и памятники, встречались с ветеранами войны и труда. В частности, в поселке Мальцево с Федором Степанниковым, которому в октябре 1943 года за мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра, Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Герой Советского Союза.
В нынешнем арсенале первичного отделения ДОСААФ «Защитник» – прыжки с парашютом с высоты 1200 метров на аэродроме Девау в Калининграде с самолета Ан-2, участие в районных и областных спортивных соревнованиях, патриотические велопробеги по местам боевой славы Янтарного края, посещение пограничных отделений (застав) ПУ ФСБ России по Калининградской области. В 2016 году команда «Защитника» представляла нашу область на Всероссийском слете активистов патриотического движения «Пост № 1» в Севастополе. Прошли военную службу в Президентском (Кремлевском) полку члены клуба братья Сергей и Николай Кулешовы, Сергей Бочковский, Илья Козловский, Александр Сафронов, Иван Мишин.
Недавно, за большой вклад в развитие военно-патриотического воспитания граждан Александр Андреевич Грогуль награжден орденом «За заслуги перед Калининградской областью». Его, почетного гражданина Озерского района, тепло поздравили с заслуженной наградой земляки и бывшие его воспитанники, а курсанты «Защитника» – призовой победой на военно-спортивных соревнованиях с тактическими элементами, проводимых региональным отделением ДОСААФ.

Скан с 9-й страницы № 3 за май 2018 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
Изображение


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 19 май 2018, 17:56

Скан с 8-й страницы № 3 за май 2018 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
Изображение


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 19 май 2018, 18:02

Сканы с 8-й и 9-й полос № 3 за май 2018 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
Изображение

Изображение


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 02 июн 2018, 19:03

Копии Боевых знамён из фондов Музея Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области. Автор снимков – военный журналист Григорий Алексеевич Зуевич (г. Калининград):
Изображение

Изображение

Изображение


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 22 фев 2019, 17:04

СЕМЕНКОВ Николай Порфирьевич (1918-1941), военнослужащий 106-го Таурагского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР, узник нацистских лагерей Восточной Пруссии, красноармеец.
Родился 6 декабря 1918 года в деревне Плесниха Азлецкого сельского поселения Харовского района Вологодской области. Родственники по состоянию на лето 1941 года: отец – Порфирий Семенков; проживал в доме № 20 при Фанерном заводе, который в свою очередь находился в черте окрестного к городу Ленинграду посёлка Понтонный (ныне последний – в составе Колпинского района города федерального значения Санкт-Петербург).
К лету 1941 года – в Литве как боец-срочник пограничных войск.
Непосредственный участник Великой Отечественной войны в первых же минут. Был пленён противником и ко второй половине ноября 1941 года – узник рабочей команды № 1/203 «Кёнигсберг» восточнопрусского лагеря шталаг-1А с лагерным номером «563R».
С 24 ноября 1941 года и до своей безвременной кончины, последовавшей, предположительно, в декабре 1941 года, – на госпитализации в лазарете «Штаблак». Диагноз: «Enteritis»/«Энтерит». Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977524, д. 321, л. 87.
В Книге Памяти пограничников, Книге Памяти Вологодской области, Книге Памяти города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» не увековечен.

Юрий РЖЕВЦЕВ.


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 03 мар 2019, 12:51

Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ
ИЗ ДОВОЕННОЙ ЛЕТОПИСИ 95-ГО НАДВОРНЯНСКОГО ПОГРАНИЧНОГО ОТРЯДА ВОЙСК НКВД СССР

Сформирован был на основании приказа НКВД СССР за № 001121 от 20 сентября 1939 года на Украине – в местечке Ямполь-Волынский (ныне – город Ямполь) Винницкой области. Сразу присвоенной новой в/ч «сквозной» номер – 95-й. Формирование завершилось 28 сентября 1939 года. Первый командир – майор Леонтий Афанасьевич Головкин (впоследствии – прославленный военачальник войск правопорядка и безопасности, полковник), возглавлявший до этого момента 21-й Ямпольский погранотряд. Практически одновременно приказом НКВД СССР за № 1797 от 25 сентября 1939 года заместителем начальника отряда по политической части был назначен слушатель Курсов военкомов при Ново-Петергофском военно-политическом училище НКВД СССР имени К.Е. Ворошилова капитан Иван Ефремович Лесняков (но по состоянию на 1940 год он – уже батальонный комиссар по воинскому званию).
Базой для создания новой части послужил участвовавший в советско-польской войне 1939 года 21-й Ямпольский пограничный отряд войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Киевского округа. Кроме того, на укомплектование 95-го погранотряда тогда же поступило пополнение в количестве 680 призванных на действительную военную службу резервистов, из которых 20 человек являлись представителями комначсостава, или, говоря современным языком, офицерами.
Оргштатная структура новой в/ч: управление части, приштабные подразделений в лице манёвренной группы (здесь 250 штыков), роты связи, транспортной роты, комендантского и сапёрного взводов плюс – четыре пограничные комендатуры (штатная численность каждой – 320 штыков) в составе шестнадцати линейных и четырёх резервных пограничных застав: всего – 1800 штыков, в том числе 210 лиц комначсостава, 240 лиц младшего начсостава, 1350 рядовых бойцов и 374 единицы конского состава.
Боевой состав пограничных комендатур: 1-я – 1-я, 2-я, 3-я, 4-я линейные и 1-я резервная заставы; 2-я – 5-я, 6-я, 7-я, 8-я линейные и 2-я резервная заставы; 3-я – 9-я, 10-я, 11-я, 12-я линейные и 3-я резервная заставы; 4-я – 13-я, 14-я, 15-я, 16-я линейные и 4-я резервная заставы.
В предвоенный период 95-го погранотряду дважды устанавливался годовой праздник. И в первый раз – «распоряжением начальника штаба войск № 014964»: «1-го ноября в день принятия Западной Украины в состав в Союз Советских Социалистических Республик». А во второй – приказом НКВД СССР за № 001550 от 12 декабря 1940 года: «7 НОЯБРЯ. День принятия Западной Украины в состав Союза ССР 5-й всесоюзной сессией Верховного Совета СССР».
В период с 6 по 12 октября 1939 года 95-й погранотряд автотранспортом в три рейса был передислоцирован в город Надворная, райцентр бывшей Станиславской области Украинской ССР, а ныне современной Ивано-Франковской области Украины, где «зелёные фуражки» приняли под охрану 163-километровый участок государственной границы СССР на её стыке с границами Румынии и Чехословакии (но на тот момент времени – территория восточной Словакии, оккупированная профашистской Венгрией). Так, «к охране и обороне государственной границы на отряд приступил»: силами 1-й комендатуры – в 11.00 12 октября 1939 года, силами 2-й комендатуры – в 20.00 12 октября 1939 года, силами 3-й комендатуры – в 22.00 14 октября 1939 года и, наконец, силами 4-й комендатуры – в 14.00 18 октября 1939 года.
В самом городе Надворная разместились управление части и приштабные подразделения, а комендатуры в свою очередь: 1-я – в местечке Осмолода, 2-я – в местечке Рафайлово, 3-я – в местечке Ворохта и, наконец, 4-я – в местечке Жабье.
Уже по месту новой дислокации отряд с инспекционной целью посетили: 24 ноября 1939 года – начальник ГУПВ НКВД СССР комдив Г.Г. Соколов, а 15 января 1940 год – заместитель наркома внутренних дел комиссар госбезопасности 3 ранга В.Н. Меркулов.
На основание приказа НКВД СССР за № 001428 за 1939 года было произведено увольнение в долгосрочный отпуск: 24 декабря 1939 года – «личного состава запаса в количестве 200 чел.», а 10 января 1940 года – «призванных из запаса в количестве 321 чел.».
А вот замена им в лице 728 новобранцев прибыла очень даже нескоро – только в период с 12 по 14 октября 1940 года…
В течение 1940 года отряд входил в состав Управления пограничных войск НКВД Украинского округа, подчинённого в свою очередь по вертикали просуществовавшему меньше года Управлению войск НКВД Западного округа (аппарат – во Львове), но затем – в состав Управления пограничных войск НКВД Украинской ССР (аппарат – во Львове).
В апреле 1940 года 95-й Надворнянский пограничный отряд войск НКВД СССР организационно прирос пятью новыми заставам – 17-й, 18-й, 19-й, 20-й линейными и 5-й резервной. При этом 18-я, 19-я, 20-я линейные и 5-я резервная заставы вошли в состав ново сформированной 5-й пограничной комендатуры, управление которой разместилось в селе Шибены. С этого момента отряд уже охранял участок протяжённостью в 215 км 649 м., при этом первые по своему номеру семнадцать линейных пограничных застав несли боевую службу по охране словацкого участка госграницы, а 18-я, 19-я и 20-я (то есть вся 5-я погранкомендаатура целиком) – румынского.
На основании приказа Управления войск НКВД Западного округа за № 0054 от 20 августа 1940 года «исключена из штатов отряда мангруппа», а в сентябре и декабре 1940 года реорганизации подверглись подразделения связи. Так, на основании приказа НКВД СССР за № 00149 от 7 сентября 1940 года на пограничных заставах под номерами 1-5, 7-11 и 14-20 были «введены голубиные станции на 10 пар и при штабе отряда – на 25 пар», в связи с чем взвода связи погранкомендатур получили новое штатное расписание с учётом численности голубеводов. В свою очередь на основании приказа НКВД СССР за № 001238 от 26 сентября 1940 года «взвода связи при погранкомендатурах, ранее входящие в состав роты связи, введены в штат погранкомендатур» плюс – «для обслуживания бесперебойной связью на пограничных заставах №№ 2, 5, 10, 14, 16 и 20 введено по одному связисту за счёт сокращения одной должности стрелка». И, наконец, на основании приказа НКВД СССР за № 001546 от 12 декабря 1940 года «в штат отряда введена должность нач. связи отряда» и одновременно рота связи отряда «переформирована по штату № 110».
Ещё одна серьёзная реорганизация была произведена на основании приказа Управления пограничных войск НКВД Украинской ССР за № 00113 от 11 ноября 1940 года: в составе отряда на правах органов закордонной разведки созданы пять пограничных постов: 1-й – в селе Ясень, 2-й – в селе Зелена; 3-й – в селе Микуличин, 4-й – в селе Татарово и, наконец, 5-й – в селе Кривополе. Штатное расписание каждого из тех постов: начальник поста – одна штатная единица; помощник начальник поста – две штатные единицы; лошадей верховых – две. И одновременно всё тем же 00113-м приказом из штатов отряда были исключены восемь должностей: пять – «помощник начальника штаба комендатуры» и по одной – «младший помощник начальника 1-го отделения штаба отряда», «младший помощник начальника 4-го отделения штаба отряда» и «заведующий делопроизводством 1-го отделения штаба отряда».
Общая штатная численность отряда к лету 1941 года, согласно открытым источникам в лице советской библиографии, составляла 2158 штыков при следующем табельном вооружении: 50-мм ротных миномётов – 30 единиц; станковых пулемётов «максим» – 60; ручных пулемётов – 122; винтовок – 1800. В небольшом количестве в части имелись и автоматы марки «ППД-40»…
Становление отряда как воинской части проходило не без сложностей. Так, в частности, откровенно формальный характер здесь в течение первых месяцев носила политико-воспитательная работа, что самым пагубным образом отражалось на общем уровне профессиональной подготовки личного состава. Как сказано в приказе НКВД СССР от 25 февраля 1940 года, подобное положение дел в результате привело к тому, что в силу недостатка бдительности в 95-м погранотряде был даже допущен факт разоружения его военнослужащих бандитами.
Если исходить из выводов, содержащихся в том приказе, на обе ноги хромала здесь и боевая учёба: «Качество специальной пограничной чекисткой выучки рядового и начальствующего состава находится не на должной высоте. Занятия проходят по шаблону, без достаточного использования положительного и отрицательного опыта работы отдельных застав и всего пограничного отряда в целом… Штабы комендатур и погранотрядов не сколочены и слабо руководят заставами, плохо организуются показ, помощь и контроль исполнения». Однако, надо подчеркнуть, этот горький урок пошёл впрок. И, в частности, подготовка «кр-цев призыва 1939-40 года» приказом Управления пограничных войск НКВД Украинского округа за № 50 от 14 апреля 1940 года была оценена на «хорошо», а подготовка комендантов приказом Управления пограничных войск НКВД Украинского округа за № 60 от 5 августа 1940 года – на «отлично», при этом «за хорошие показатели в политподготовке коменданту 4 п/участка объявлена благодарность».
Кроме того, как свидетельствуют архивные источники, в предвоенный период личный состав 95-го Надворнянского пограничного отряда войск НКВД СССР в зоне своей ответственности сумел выявить и разгромить в общей сложности двенадцать крупных и мелких банд, при этом семьдесят четыре боевика были захвачены живыми. Тогда же служебные наряды задержали с поличным при попытке нелегально перехода границы 5504 нарушителя, 107 из которых имели при себе оружие. Тридцать один человек из общего числа задержанных нарушителей госграницы впоследствии были изобличены органами госбезопасности как агенты зарубежных разведок, пробиравшиеся в СССР или с территории последнего со шпионской миссией.
В боестолкновениях с бандитами из незаконных вооружённых формирований безвозвратные потери в своих рядах несли, к сожалению, и сами «зелёные фуражки». Так, в январе 1941 году в бою с бандгруппой погиб сержант Виктор Евдокимович Дорофеев, а спустя неполных четыре месяца, 10 мая, – красноармеец-пулемётчик Василий Афанасьевич Журавель.
12 февраля 1940 года от «дружеского огня» смертельное ранение получил заместитель начальника 4-й комендатуры по политической части политрук Сопрунов, а тяжёлое – отделённый командир Фешков.
Кроме того, в феврале 1941 года двое стрелков в лице красноармейцев Сергея Сергеевича Кузнецова и Ивана Николаевича Мельникова, находясь в наряде по охране государственной границы, пропали без вести.
На основании приказа НКВД СССР № 00758 от 21 июня 1940 года подполковник Леонтий Афанасьевич Головкин был назначен начальником 106-го Таурагского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Белорусского округа. На его место в Надворную прибыл новый командир части – подполковник Дмитрий Андреевич Арефьев, ставший впоследствии наряду с Л.А. Головкиным видным военачальником войск правопорядка и безопасности и полковником по воинскому званию.
Вскоре также в Литву убыл и батальонный комиссар Иван Ефремович Лесняков: приказом НКВД СССР за № 1162 от 26 августа 1940 года он был назначен заместителем по политической части начальника 105-го Кретингского пограничного отряда войск НКВД СССР. Его в 95-й погранотряде заменил собой переведённый сюда уже озвученным выше 1162-м приказом с аналогичной должности в 91-м Рава-Русском пограничном отряде войск НКВД СССР батальонный комиссар Михаил Иванович Филиппов.
Штаб же отряда, по неполным данным, возглавляли сначала майор З.И. Левитин, а затем капитан Алексей Александрович Халевин. А разведывательном аппаратом отряда по состоянию на 1940 год руководил капитан Грищук.
Приказом НКВД СССР за № 896 от 19 июня 1941 года заместитель начальника 95-го погранотряда по политической части батальонный комиссар Михаил Иванович Филиппов был уволен в запас «по болезни». Его вышестоящее командование заменило на не менее опытного политработника – старшего политрука Афанасия Михайловича Карпова (1907-29.08.1942).

Изображение
1940 год, военнослужащий 3-й пограничной комендатуры 95-го Надворнянского пограничного отряда войск НКВД СССР лейтенант Николай Сергеевич Левинов (1920-2005).

Изображение
Лето 1940 года, западноукраинское местечко Рафайлово (ныне одноимённое село Береговского района Закарпатской области Украины), коллективное фото представителей начсостава 3-й пограничной комендатуры 95-го Надворнянского пограничного отряда войск НКВД СССР.


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 19 мар 2019, 10:04

РЫЧКОВ Ростислав Дмитриевич (1918-1942), командир отделения 13-го Березинского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления по охране войскового тыла Западного фронта, узник нацистских лагерей, сержант.
Родился 4 декабря 1918 года в районном городе Кинешма Ивановской области. Русский. Православный. Имел две гражданские специальности – «токарь по металлу» и «санитар». Был холост.
Родители: Рычковы Дмитрий и Анастасия (в девичестве – Потапова); по состоянию на лето 1941 года проживали по адресу: Ивановская область, город Кинешма, 1-я Подгорная улица, 19-А.
К лету 1941 года – младший командир срочной службы в рядах личного состава 13-го Березинского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях, пропал без вести летом 1941 года: «Не прибыл при отходе части от гос. границы». Источники – РГВА: ф. 32889, оп. 1, д. 25, л. 15; ф. 32924, оп. 1, д. 288, л. 72.
В действительности 6 июля 1941 года пленён противником на территории Витебской облсти Белоруссии, у переправы через реку Улла.
Первоначально содержался в лагере шталаг-324, который дислоцировался в окрестной к белорусскому городу Гродно станции Лососно. Присвоенный здесь лагерный номер – «1509».
К лету 1942 году – узник одного из восточнопрусских лагерей с место содержания под стражей в городе Тильзит (ныне – Советск Калининградской области).
Официально факт гибели заверен свидетельством о смерти за подписью старшего лагерного врача, при этом в качестве причины смерти указан следующий диагноз: «Общее истощение организма».
Похоронен был на территории помещичьего имения, находившегося в свою очередь на окраине восточнопрусского посёлка Эрнсталь (ныне – литовская деревня Страздяляй) округа Тильзит-Рагнит. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977527, д. 10, л. 97.
Послевоенная судьба этой могилы неизвестна.
Увековечен в Книге Памяти пограничников – т. 2, стр. 662, но почему-то без указания соцданных и как якобы пропавший без вести 6 июля 1941 года, а не умерший в нацистском плену 26 июня 1942 года.
В Книге Памяти Ивановской области не значится.

Юрий РЖЕВЦЕВ.


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 20 мар 2019, 15:42

От военного журналиста Григория Алекссеевича ЗУЕВИЧА (г. Калининград):
- В калининградском Фридланде/Правдинске с 12 октября 1945 года и по 8 августа 1960 года в начале улицы Кутузова, на бывшей территории городского замка Фридланд, где сохранились остатки крепостных стен и часть западного рва, дислоцировалось управление и ядро 95-го погранотряда. После «зелёных фуражек» здесь справила новоселье обувная фабрика. Однако ныне огромное здание и прилегающие постройки (а это центр города, по соседству с офисом городской администрацией)! давно не используются, медленно превращаясь в руины. Снимки бывшего военного городка пограничников сделаны мною 19 марта 2019 года.

Вид на бывший военный городок пограничников со стороны реки Лава:
Изображение Изображение Изображение Изображение

Вид на бывший военный городок пограничников со стороны улицы Кутузова:
Изображение Изображение Изображение

В Правдинске по улице Кутузова, в метрах 300-350 от бывшего военного городка пограничников – Дом спорта, а ранее это солдатский клуб 95-го погранотряда:
Изображение

Производственное здание ЗАО «Правдинский масло-сыродельный завод», а ранее – место расположения тыловых служб 95-го погранотряда:
Изображение

От военного журналиста Григория Алексеевича ЗУЕВИЧА (г. Калининград):
- Из различных источников достоверно известно, что своих погибших и умерших в период с осени 1945 года и по осень 1960 года военнослужащих 95-й погранотряд хоронил на Старом кладбище современного Правдинска. Однако, к сожалению, вылазка группы энтузиастов во главе со мной на этот гордской погост с целью поиска могил пограничников, чтобы со стороны ветеранской организации взять те на учёт, особым успехом не увенчалось. Так, при старательном обходе отыскали только несколько заброшенных «безфамильных» металлических пирамидок, украшенных звездой.
Обращение за помощью и консультацией в ритуальные службы города также же лишь опечалило: никаких схем захоронений за интересующий нас период не сохранилось, а, скорей всего, подобное документирование тогда, в те далёкие годы, ещё попросту не велось…

Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 23 мар 2019, 11:09

Из фондов Правдинского районного краеведческого музея Калининградской области:
Изображение
Лето 1946 года, калининградский город Фридланд (ныне – Правдинск), группа военнослужащих 95-го пограничного отряда.

Изображение
Не ранее весны 1946 года, калининградский Фридланд/Правдинск, в центре – офицер из числа военнослужащих 95-го пограничного отряда.

Изображение
Не ранее октября 1946 года, калининградский город Правдинск, группа военнослужащих-срочников 95-го пограничного отряда, облачённых в парадную форму образца 1943 года, при этом тот, что в центре, – с поясным солдатским ремнём образца 1946 года. Посколько двое при шашках, то это, очевидно, знамённая группа.


sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7356
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 28 мар 2019, 16:43

Сканы с материалов, посвящённых 95-му погранотряду, из № 3 за апрель 2019 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение


Ответить