"Досье" спецслужб...

Все,что связано со Второй Мировой войной и затрагивающее Инстербург

Модератор: Wandragor

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 15 май 2017, 18:28

Изображение
Первая половина 1950-х, Вениамин Васильевич Васильев в погонах лейтенанта.

http://moypolk.ru/yaroslavl/soldiers/va ... detailinfo – вот здесь страничка, посвящённая Вениамину Васильевичу Васильеву 1924 г.р. – воину-фронтовику, выпускнику июля 1950 года Калининградской офицерской школы МВД СССР.
По свидетельству родственников, Вениамин Васильевич Васильев родился 29 июля (но официальный день рождения – 11 ноября) 1924 года в Чуваши – в деревне Прошкино Шумшевашского сельского поселения Аликовского района.
Предположительно, в 1942 году был призван по мобилизации. И к осени 1943 года – боец 8-й гвардейской механизированной (впоследствии – вдобавок Молодечненской Краснознамённой) бригады 3-го гвардейского механизированного Сталинградского корпуса 47-й армии Воронежского фронта, гвардии красноармеец. Выбыл отсюда по причине полученного 1 сентября 1943 года «пулевого ранения лица с повреждением верхней челюсти», в связи с чем последовательно находился на лечении в 742-м и 767-м хирургических полевых подвижных госпиталях (оба дислоцировались на территории Воронежской области), а с 30 сентября 1943 года и по 31 марта 1944 года – в городе Свердловске (ныне – Екатеринбург), в стенах 1710-го эвакуационного госпиталя.
Победу встретил в Курляндии.
К лету 1948 года – представитель младшего начсостава военизированной охраны ГУЛАГа МВД СССР, младший сержант по воинскому званию.
С 25 августа 1948 года и по 30 июля 1950 года – курсант 25-й учебной группы Калининградской офицерской школы МВД СССР – ведомственного военно-учебного заведения, которое дислоцировалась в городе Багратионовске Калининградской области. В период учёбы – оркестрант самодеятельного военного оркестра. По выпуску был произведён был в младшие лейтенанты. Впоследствии вырос, как минимум, в капитаны внутренней службы.
Кавалер многочисленных государственных и ведомственных наград и, в частности:
- медали «За боевые заслуги» (удостоверение № 4882250): награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 июня 1953 года за выслугу в 10 и более лет;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (удостоверение № № Т-0367791 от 11 октября 1946 года).
Внук данного офицера, Васильев Андрей Сергеевич, в настоящий момент проживает в Ярославле.

Изображение
Справка о ранении.

Изображение
Супруги Васильевы – Вениамин Васильевич и Валентина Ивановна.

Изображение
Судя по закруглённой форме погон, Вениамин Васильевич Васильев в качестве рядового стрелка гулаговского ВОХРА.

Изображение
Младший сержант Вениамин Васильевич Васильев (он в центре) среди сослуживцев по гулаговского ВОХРу. Все трое – в офицерских шинелях, так как личный состав военизированной охраны уголовно-исполнительной системы по своему служебному статусу был приравнен к сверхсрочникам Вооружённых Сил СССР!

Изображение
Не ранее зимы 1948/1949 гг., город Багратионовск Калининградской области, Вениамин Васильевич Васильев в парадном кителе войск и органов МВД СССР образца 1943 года в качестве курсанта Калининградской офицерской школы МВД СССР.

Изображение
Самодеятельный военный оркестр Калининградской офицерской школы МВД СССР в период с осени 1948 года и по лето 1950-го. В третьем ряду второй слева – курсант Вениамин Васильевич Васильев, а по левую руку от него – также курсант 25-й учебной группы, фронтовик курсант Рюрик Михайлович Дерябин 1929 г.р.

Изображение
1949 год, город Багратионовск Калининградской области, курсанты 25-й учебной группы Калининградской офицерской школы МВД СССР на занятиях по автоделу. Материальная часть – трофейный немецкий средний многоцелевой вездеход марки «Horch-901»/«Хорьх-901». На переднем пассажирском сиденье – курсант Вениамин Васильевич Васильев.

Изображение
Младший лейтенант Вениамин Васильевич Васильев как новоиспечённый лета 1950 года выпускник Калининградской офицерской школы МВД СССР. На офицере повседневная гимнастёрка войск и органов МВД СССР и чекистская фуражка с васильковой тульей и краповым околышем.

Изображение
Первая половина 1950-х гг., третий слева – лейтенант Вениамин Васильевич Васильев.

Изображение
Вторая половина 1950-х гг., Вениамин Васильевич Васильев в полевой форме образца 1956 года. Знаки различия на погонах плохо «читаются»: то ли старший лейтенант внутренней службы, то ли капитан внутренней службы...

Изображение
Вторая половина 1950-х гг., Вениамин Васильевич Васильев (крайний слева) среди сослуживцев. Все трое офицеров облачены в 1-ю повседневную летнюю форму вне строя образца 1956 года: защитного цвета закрытый китель при золотых погонах с васильковым прибором, синего цвета галифе с васильковой выпушкой, защитная фуражка с краповым околышем и васильковой выпушкой.

Капитан внутренней службы Вениамин Васильевич Васильев в парадной форме образца 1956 года:
Изображение

Изображение

Государственные награды офицера внутренней службы Вениамина Васильевича Васильева:

Изображение

Изображение
Изображение


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 16 май 2017, 14:00

Изображение
Лето 1963 года, город Смоленск, Леонид Александрович Плешков 1918 г.р. как рядовой запаса.

Из почты редакции газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей» (г. Калининград): «Пишет Вам из Смоленска А.Л. Плешков. Мой уже ушедший из жизни отец – Плешков Леонид (до 1946 года – Данила) Александрович – участник штурма Кёнигсберга из числа воинов войск правительственной связи НКВД СССР!
Высылаю Вам сканы с его двух фронтовых фото, Военного билета и Учётно-послужной карточки, чтобы Вы помогли мне восстановить его военную биографию»
.

Боец войск правительственной связи НКВД СССР красноармеец Данила (с 1946 года – Леонид) Александрович Плешков:

Изображение

Изображение

Страницы Военного билета, выданного 16 июля 1963 года Смоленским ГВК:

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Учётно-послужная карточка:

Изображение

Изображение

Изображение


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 21 авг 2017, 13:03

По материалам РГВА: ф. 38752, оп. 1, д. 23, лл. 97-102. Неудачная спецоперация внештатного учебного взвода противотанковых ружей Учебной команды сержантского состава управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта против вражеской ДРГ 13-14 марта 1945 года в восточнопрусском посёлке Патимберн:

В 20.00 13 марта 1945 года лейтенант Васильев, командир внештатного учебного взвода противотанковых ружей (всего – 18 штыков) Учебной команды сержантского состава управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта, по месту дислокации своего подразделения – в школе восточнопрусского посёлка Биркен (до 1938 года – Гросс Бершкаллен, а ныне посёлок Гремячье Каменского сельского поселения Черняховского района Калининградской области) – принял устный доклад вернувшегося с участка служебного наряда о том, что в ходе осмотра оставленного населением восточнопрусского посёлка Патимберн (ныне не существует, представлял из себя россыпь хуторов; находился вблизи современного посёлка Малиновка Большаковского сельского поселения Славского района Калининградской области) обнаружен отдельно стоящий на опушке леса дом, в котором были натоплены печи. Кроме того, на кухне обнаружен запас уже почищенного картофеля, сырого мяса, муки и других продуктов, а в одной из комнат пол застлан примятой спавшими там ещё недавно людьми соломой. На дворе же на снегу выявлены многочисленные отпечатки подошв от немецких военных сапог.
Как впоследствии выяснилось, это было логово вражеской диверсионно-разведывательной группы численностью около девятнадцати человек.
Лейтенант Васильев принял решение незамедлительно выслать к тому подозрительному дому служебный наряд в лице секрета из 12 человек во главе со старшиной Поповым. Состав секрета: два представителя сержантского состава (старшина Попов и младший сержант Дмитриев, оба вооружены автоматами) и десять курсантов, вооружённых самозарядными винтовками системы Токарева. Весь личный состав секрета имел при себе по одному боекомплекту патронов и ручных гранат.
Задача секрета: затаиться «в одном из строений по опушке леса д. ПОТИМВЕРН [правильно – Патимберн] и при появлении немцев пропустить их в дом и уничтожить. При численном превосходстве немцев дом блокировать и [посредством посыльных] вызвать поддержку».
Однако при этом лейтенант Васильев допустил две серьёзные оплошности, которые впоследствии во многом стали роковыми: 1) почему-то лично не возглавил данный служебный наряд; и 2) не потребовал от подчинённых, назначенных им в секрет, проверить исправность оружия и тщательно подготовить последнее к бою.
В 23.00 13 марта 1945 года секрет, совершив в северном направлении пятикилометровый марш в условиях полнолуния и небольшого снегопада, прибыл к месту несения службы, где и затаился.
Поскольку немцы ночью так и не появились, старшина Попов в 07.00 14 марта 1945 года отправил к подозрительному дому досмотровую группу в составе младшего сержанта Дмитриева (он – старший) и трёх курсантов – Алексея Ивановича Клюева (из 33-го погранполка), Сафина и Николая Андреевича Семёнова (из 216-го погранполка).
Курсантов младший сержант Дмитриев оставил снаружи, а сам, взяв автомат на изготовь, вошёл в дом. Когда оказался внутри, услышал «шум от просыпающихся людей» и немедленно нажал на спусковой крючок, однако выстрелов не последовало, поскольку не проверенный перед убытием на боевое задание автомат заело. Тогда младший командир стремглав бросился на улицу с криком-командой: «Гранаты – в окна».
Выручая командира, курсант А.И. Клюев одну за другой умело метнул в окна дома две ручные гранаты – оборонительную «лимонку» Ф-1 и наступательную РГ-42.
Третью гранату бросил сам младший сержант Дмитриев, но она угодила в оконный переплёт и потому взорвалась наружи. А четвёртую метко в окно чердака – курсант Н.А. Семёнов.
Однако в эту же секунду гранатными разрывами и автоматным огнём огрызнулись и немцы. Одна из вражеских пуль ранила в живот курсанта Н.А. Семёнова, но последний нашёл в себе силы броском укрыться за сараем.
Одновременно с ним от боли ойкнул также метнувшейся к сараю курсант А.И. Клюев. Его зацепили очередь автоматчика, открывшего шквальный огонь с чердака.
Однако, несмотря на полученные ранения, ни Клюев, ни Семёнов поле боя не покинули, а продолжили «отважно и решительно действовать». И оба через несколько минут погибли, при этом курсант Семёнов – от пистолетных пуль, выпущенных с чердака, когда «выдвинулся из-за каменного сарая для наблюдения».
В 07.30 немцы сами перешли в наступление, чем вынудили младшего сержанта Дмитриева и курсанта Сафиным, отстреливаясь, отойти.
Не мешкая, противник бросился к близлежащей роще, но здесь был остановлен на её опушке засадой в составе старшины Попова и курсантов Малагалиева и Хакимова, при этом у двух последних при стрельбе отказали самозарядные винтовки.
Фашисты всё-таки вырвались из посёлка – не сумев пробиться к роще, проворно повернули к лесу, в котором и скрылись.
Итог боя: диверсанты потеряли убитыми трёх человек (все они погибли внутри дома от осколков советских гранат) и одного раненым (его тем же утром обнаружили и захватили привлечённые к прочёсыванию леса военнослужащие близлежащей авиачасти Красной Армии); они же, немцы, бросили на поле боя автомат и винтовку. Потери группы старшины Поповы: убиты два курсанта (А.И. Клюев и Н.А. Семёнов), а ещё один ранен (фамилия в документе не озвучена).
Собрав уцелевших подчинённых, старшина Попов в 08.30 вывел их на дорогу город Кройцинген (он же до 1938 года – Гросс Скайсгиррен, а ныне – посёлок Большаково Славского района Калининградской области) – Биркен, где в 09.00 они дождались прибывшего на автомобиле подкрепления – 22 человека военнослужащих Красной Армии из Военной комендатуры восточнопрусского посёлка Гросс Бершкаллен (он же Биркен) во главе со старшим оперативным начальником в лице кадрового чекиста гвардии подполковника Ефимом Ивановичем Прангишвили и командиром внештатного ввода ПТР Учебной команды сержантского состава управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта лейтенантом Васильевым. С этого момента по приказу гвардии подполковника Е.И. Прангишвили «дальнейший розыск диверсионной группы проводился созданным для этого истребительным отрядом».
Как было установлено в ходе служебного расследования, проводившегося по факту выхода из строя в ходе боя одного автомата и двух винтовок СВТ, «не всё оружие было исправно».
Поскольку «наряд «секрет» задачу по ликвидации диверсионной группы не выполнил» и при этом он же вдобавок понёс неоправданные потери, неудачные действия взвода лейтенанта Василева стали предметом разбора аж со стороны Главного управления войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии, в результате чего в свою очередь появилось направленное в войска тем же Главком методическое наставление за Исходящим номером 15/10-002097 от 25/26 марта 1945 года. Правда, в последнем, было допущены искажение даты операции (вместо 13-14 марта – якобы 10-11 марта) и в ряде случаев – фамилии красноармейца А.И. Клюева (якобы это был некто Калита).
Остаётся добавить, что бойцы-курсанты Алексей Иванович Клюев и Николай Андреевич Семёнов были похоронены однополчанами на северо-восточной окраине восточнопрусского города Кройцинген. В настоящий момент их прах покоится на воинском мемориале посёлка Большаково Славского района Калининградского области, но только красноармейца Н.А. Семёнова как неизвестного солдата. При этом красноармеец А.И. Клюев увековечен здесь почему-то без указания даты рождения и с двумя искажениями: 1) как якобы Иван Алексеевич, а не Алексей Иванович по имени-отчеству; и 2) как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию.

Юрий РЖЕВЦЕВ.

Бойцы-курсанты, погибшие в бою 14 марта 1945 года:

КЛЮЕВ Алексей Иванович (1924-1945), де-юре номер расчёта противотанкового ружья манёвренной группы 33-го пограничного (впоследствии – Кёнигсбергский) ордена Красной Звезды полка войск НКВД СССР (в/ч «Полевая почта № 044460»), а де-факто – курсант внештатного взвода противотанковых ружей Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта, участник боёв за Восточную Пруссию, красноармеец.
Родился в 1924 году в селе Волчиха сельского поселения «Ломовский сельсовет» Арзамасского района Нижегородской области. Русский. Член ВЛКСМ. Колхозник из крестьян. Был холост. Родственники по состоянию на весну 1945 года: отец – Клюев Иван Алексеевич; проживал по месту рождения сына.
В армию призван по мобилизации в 1942 году Чернухинским РВК Горьковской (ныне – Нижегородская) области.
Погиб в начале восьмого утра 14 марта 1945 года в неравном бою с вражескими диверсантами. Вот подробности: вечером 13 марта 1945 года боец-курсант А.И. Клюев был назначен в секрет общей численностью в двенадцать человек под командованием старшины Попова. Задача секрета: совершив пятикилометровый марш из восточнопрусского посёлка Биркен (до 1938 года – Гросс Бершкаллен, а ныне посёлок Гремячье Каменского сельского поселения Черняховского района Калининградской области), прибыть в восточнопрусский посёлок Патимберн (ныне не существует, представлял из себя россыпь хуторов; находился вблизи современного посёлка Малиновка Большаковского сельского поселения Славского района Калининградской области), где укрывалась вражеская диверсионно-разведывательная группы численностью около девятнадцати человек, затаиться «в одном из строений по опушке леса д. ПОТИМВЕРН [правильно – Патимберн] и при появлении немцев пропустить их в дом и уничтожить. При численном превосходстве немцев дом блокировать и [посредством посыльных] вызвать поддержку».
Поскольку немцы ночью так и не появились, старшина Попов в 07.00 14 марта 1945 года отправил к подозрительному дому досмотровую группу в составе младшего сержанта Дмитриева (он – старший, был вооружён автоматом) и трёх курсантов (у всех троих – самозарядные винтовки системы Токарева) – Алексея Ивановича Клюева (из 33-го погранполка), Сафина и Николая Андреевича Семёнова (из 216-го погранполка).
Курсантов младший сержант Дмитриев оставил снаружи, а сам, взяв автомат на изготовь, вошёл в дом. Когда оказался внутри, услышал «шум от просыпающихся людей» и немедленно нажал на спусковой крючок, однако выстрелов не последовало, поскольку не проверенный перед убытием на боевое задание автомат заело. Тогда младший командир стремглав бросился на улицу с криком-командой: «Гранаты – в окна».
Выручая командира, курсант А.И. Клюев одну за другой умело метнул в окна дома две ручные гранаты – оборонительную «лимонку» Ф-1 и наступательную РГ-42.
Третью гранату бросил сам младший сержант Дмитриев, но она угодила в оконный переплёт и потому взорвалась наружи. А четвёртую метко в окно чердака – курсант Н.А. Семёнов.
Однако в эту же секунду гранатными разрывами и автоматным огнём огрызнулись и немцы. Одна из вражеских пуль ранила в живот курсанта Н.А. Семёнова, но последний нашёл в себе силы броском укрыться за сараем.
Одновременно с ним от боли ойкнул также метнувшейся к сараю курсант А.И. Клюев. Его зацепили очередь автоматчика, открывшего шквальный огонь с чердака.
Однако, несмотря на полученные ранения, ни Клюев, ни Семёнов поле боя не покинули, а продолжили «отважно и решительно действовать». И оба через несколько минут погибли. Источники – РГВА: ф. 32901, оп. 1, д. 218, лл. 31, 34 и 36; ф. 38752, оп. 1, д. 23, лл. 97-102.
Вместе с красноармейцем Н.А. Семёновым был похоронен однополчанами на северо-восточной окраине восточнопрусского города Кройцинген.
В настоящий момент официально значится похороненным на воинском мемориале посёлка Большаково Славского района, но увековечен здесь почему-то без указания даты рождения и с двумя искажениями: 1) как якобы Иван Алексеевич, а не Алексей Иванович по имени-отчеству; и 2) как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию.
Увековечен в:
- Книге Памяти Нижегородской области – трижды: 1) т. 3 стр. 293 – как уроженец деревни Волчиха Арзамасского района; 2) т. 3 с. 293 и 294 – как якобы Иван Алексеевич, а не Алексей Иванович по имени-отчеству; и 3) т. 8 стр. 466 – ошибочно как уроженец деревни Волчиха Работкинского района. При этом во всех трёх случаях почему-то без указания о ведомственной принадлежности к войскам правопорядка и безопасности и как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию;
- Книге Памяти пограничников – т. 2, стр. 81, но с тремя искажениями: 1) как якобы уроженец «д. Волчиха Кстовского р-на Нижегородской обл.», а не села Волчиха сельского поселения «Ломовский сельсовет» Арзамасского района всё той же Нижегородской области; 2) как якобы «курсант 33 ПП», а не де-юре номер расчёта противотанкового ружья манёвренной группы 33-го пограничного (впоследствии – Кёнигсбергский) ордена Красной Звезды полка войск НКВД СССР (в/ч «Полевая почта № 044460»), а де-факто – курсант внештатного взвода противотанковых ружей Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта; и 3) как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию;
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» – дважды: 1) т. 4 стр. 109 - как воин в/ч «Полевая почта № 044460»; но с двумя искажениями: как якобы Иван Алексеевич, а не Алексей Иванович по имени-отчеству и как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию; и 2) т. 15 стр. 426, но почему-то без указания места захоронения.

СЕМЁНОВ Николай Андреевич (1926-1945), де-юре – номер расчёта противотанкового ружья 1-й резервной заставы 1-го стрелкового батальона 216-го пограничного полка войск НКВД СССР, а де-факто – курсант внештатного взвода противотанковых ружей Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта, участник боёв за Восточную Пруссию, красноармеец.
Родился в 1926 году в селе Казанка сельского поселения «Казанский сельсовет» Шарлыкского района Оренбургской области. Беспартийный. Родственники по состоянию на весну 1945 года: мать – Семёнова Прасковья Сергеевна; проживала по месту рождения сына.
В армию призван по мобилизации в 1944 году Белозёрским РВК Чкаловской (ныне – Оренбургская) области.
Погиб в начале восьмого утра 14 марта 1945 года в неравном бою с вражескими диверсантами. Вот подробности: вечером 13 марта 1945 года боец-курсант Н.А. Семёнов был назначен в секрет общей численностью в двенадцать человек под командованием старшины Попова. Задача секрета: совершив пятикилометровый марш из восточнопрусского посёлка Биркен (до 1938 года – Гросс Бершкаллен, а ныне посёлок Гремячье Каменского сельского поселения Черняховского района Калининградской области), прибыть в восточнопрусский посёлок Патимберн (ныне не существует, представлял из себя россыпь хуторов; находился вблизи современного посёлка Малиновка Большаковского сельского поселения Славского района Калининградской области), где укрывалась вражеская диверсионно-разведывательная группы численностью около девятнадцати человек, затаиться «в одном из строений по опушке леса д. ПОТИМВЕРН [правильно – Патимберн] и при появлении немцев пропустить их в дом и уничтожить. При численном превосходстве немцев дом блокировать и [посредством посыльных] вызвать поддержку».
Поскольку немцы ночью так и не появились, старшина Попов в 07.00 14 марта 1945 года отправил к подозрительному дому досмотровую группу в составе младшего сержанта Дмитриева (он – старший, был вооружён автоматом) и трёх курсантов (у всех троих – самозарядные винтовки системы Токарева) – Алексея Ивановича Клюева (из 33-го погранполка), Сафина и Николая Андреевича Семёнова (из 216-го погранполка).
Курсантов младший сержант Дмитриев оставил снаружи, а сам, взяв автомат на изготовь, вошёл в дом. Когда оказался внутри, услышал «шум от просыпающихся людей» и немедленно нажал на спусковой крючок, однако выстрелов не последовало, поскольку не проверенный перед убытием на боевое задание автомат заело. Тогда младший командир стремглав бросился на улицу с криком-командой: «Гранаты – в окна».
Выручая командира, курсант А.И. Клюев одну за другой умело метнул в окна дома две ручные гранаты – оборонительную «лимонку» Ф-1 и наступательную РГ-42.
Третью гранату бросил сам младший сержант Дмитриев, но она угодила в оконный переплёт и потому взорвалась наружи. А четвёртую метко в окно чердака – курсант Н.А. Семёнов.
Однако в эту же секунду гранатными разрывами и автоматным огнём огрызнулись и немцы. Одна из вражеских пуль ранила в живот курсанта Н.А. Семёнова, но последний нашёл в себе силы броском укрыться за сараем.
Одновременно с ним от боли ойкнул также метнувшейся к сараю курсант А.И. Клюев. Его зацепили очередь автоматчика, открывшего шквальный огонь с чердака.
Однако, несмотря на полученные ранения, ни Клюев, ни Семёнов поле боя не покинули, а продолжили «отважно и решительно действовать». И оба через несколько минут погибли, при этом курсант Семёнов – от пистолетных пуль, выпущенных с чердака, когда «выдвинулся из-за каменного сарая для наблюдения». Источники – РГВА: ф. 32939, оп. 1, д. 220, л. 45; ф. 32943, оп. 1, д. 82, л. 5; ф. 32943, оп. 1, д. 83, л. 6; ф. 32943, оп. 1, д. 113, л. 9; ф. 38752, оп. 1, д. 23, лл. 97-102.
Вместе с красноармейцем А.И. Клюевым был похоронен однополчанами на северо-восточной окраине восточнопрусского города Кройцинген.
В настоящий момент прах красноармейца Н.А. Семёнова, вероятней всего, покоится на воинском мемориале посёлка Большаково Славского района Калининградского области, но как неизвестного солдата.
Увековечен в:
- Книге Памяти Оренбургской области – т. 5, стр. 426, но с тремя искажениями: 1) как якобы уроженец села Казанка Александровского, а не Шарлыкского района Оренбургской области; 2) и 3) как якобы «ряд. [рядовой] 216 пп», а не красноармеец по воинскому званию, а по занимаемой должности – де-юре номер расчёта противотанкового ружья 1-й резервной заставы 1-го стрелкового батальона 216-го пограничного полка войск НКВД СССР, а де-факто – курсант внештатного взвода противотанковых ружей Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта;
- Книге Памяти пограничников – т. 3, стр. 49, но почему-то без указания, что на момент своей героической гибели в бою являлся курсантом внештатного взвода противотанковых ружей Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта и с двумя искажениями: 1) как якобы села Казанка Октябрьского, а не Шарлыкского района Оренбургской области; 2) как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию.
В Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» не значится.

Юрий РЖЕВЦЕВ.


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 21 авг 2017, 15:57

ДАНЬШИН Иван Иванович (1926-1944), де-юре – автоматчик 9-й линейной заставы 2-го стрелкового батальона 216-го пограничного полка войск НКВД СССР, а де-факто – курсант стрелкового взвода Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта, участник боёв за Восточную Пруссию, красноармеец.
Родился в 1926 году в селе Нижняя Павловка сельского поселения «Нижнепавловский сельсовет» Оренбургского района Оренбургской области. Член ВЛКСМ. Родственники по состоянию на конец 1944 года: отец – Даньшин Иван Осипович; проживал по месту рождения сына.
В армию призван по мобилизации в январе 1944 года.
Погиб 16 декабря 1944 года в Литве в бою «по ликвидации бандгруппы» и был похоронен в «14 км восточнее м. Ветигола Расейняйского уезда Литовской ССР». Источники – РГВА: ф. 32939, оп. 1, д. 220, л. 46; ф. 32943, оп. 1, д. 82, л. 5; ф. 32943, оп. 1, д. 83, л. 6; ф. 32943, оп. 1, д. 113, л. 9.
Увековечен в:
- Книге Памяти Оренбургской области – т. 5, стр. 464, но почему без указания воинского звания и места захоронения и с искажением места служба – как якобы воин некого мифического «216 «пп», а не автоматчик 9-й линейной заставы 2-го стрелкового батальона 216-го пограничного полка войск НКВД СССР, а де-факто – курсант стрелкового взвода Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта, участник боёв за Восточную Пруссию;
- Книге Памяти пограничников – т. 1, стр. 373, но почему-то без указания, что на момент своей героической гибели в бою являлся курсантом Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта и с одним искажением – как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию.

Юрий РЖЕВЦЕВ.


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 22 авг 2017, 16:58

По состоянию первую половину марта 1945 года старшим оперативным начальником по линии НКВД-НКГБ-«Смерш» в прифронтовой полосе Земландской оперативной группы войск 3-го Белорусского фронта с эпицентром в восточнопрусском посёлке Биркен (до 1938 года – Гросс Бершкаллен, а ныне посёлок Гремячье Каменского сельского поселения Черняховского района Калининградской области) являлся кадровый чекист гвардии подполковник Ефим Иванович Прангишвили.
О нём известно пока немного: родился в 1902 году в Грузии – в городе Самтредиа.
На службе в силовых структурах СССР с 1921 года, при этом к началу 1936 года – в структурах госбезопасности Закавказской СФСР.
Приказом НКВД СССР за № 31 от 13 января 1936 года в качестве первичного удостоен специального звания «лейтенант госбезопасности», что условно соответствовало, армейскому капитану. А приказом НКВД СССР № 1504 от 19 июля 1939 года – очередного звания «старший лейтенант госбезопасности», что условно соответствовало армейскому майору.
С 7 февраля 1942 года и по 7 февраля 1943 года – начальник Особого отдела НКВД СССР 52-й отдельной танковой (13 декабря 1942 года – Краснознамённая) бригады – соединения, которое до августа 1942 года дислоцировалось в столице Грузии городе Тбилиси и которое в состав действующей армии вошло только 5 августа 1942 года (с этого момента – в горниле битвы за Кавказ).
С 7 февраля 1943 года в связи с преобразованием 52-й отдельной танковой Краснознамённой бригады в гвардейскую – начальник Особого отдела НКВД СССР (но со второй половины апреля 1943 года – Отдела контрразведки «Смерш») 37-й отдельной гвардейской танковой Краснознамённой (впоследствии – вдобавок Витебская ордена Суворова) бригады, при этом к лету 1943 года – уже гвардии подполковник по воинскому званию.
Утром 14 марта 1945 года лично возглавил сводный истребительный отряд из военнослужащих Красной Армии, задачей которого были поиск и ликвидация в лесных окрестностях восточнопрусского посёлка Патимберн (ныне не существует, представлял из себя россыпь хуторов; находился вблизи современного посёлка Малиновка Большаковского сельского поселения Славского района Калининградской области) только что выявленной и уже частично уничтоженной секретом от внештатного учебного взвода противотанковых ружей Учебной команды сержантского состава управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта крупной вражеской диверсионно-разведывательной группы. Источник – РГВА: ф. 38752, оп. 1, д. 23, л. 99.
Являлся кавалером не менее пяти государственных наград:
- ордена Красного Знамени: награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1944 года – за выслугу в 20 и более лет;
- ордена Отечественной войны 1-й степени: награждён Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1943 года;
- ордена Отечественной войны 2-й степени: награждён Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 декабря 1944 года;
- медали «За оборону Кавказа»;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
К началу 1950-х гг. – номенклатурный работник Центрального совета промысловой кооперации, откуда уволился в 1951 году. Источник – РГАЭ: ф. 8101, оп. 2, д. 31, именное личное дело.
Дальнейшая судьба неизвестна.

Юрий РЖЕВЦЕВ.


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 06 сен 2017, 14:42

Спецоперация, осуществлённая 16-18 декабря 1944 года Сводным отрядом ОВТ 1-го Прибалтийского фронта в Полепском лесу Кедайнском уезда Литовской ССР против банды Побарчуса (по материалам РГВА: ф. 38752, оп. 1, д. 23, лл. 82-86)

Банда Побарчуса – не менее шестидесяти хорошо вооружённых (ручные пулемёты, автоматы, винтовки и ручные гранаты) человек. Преимущественно это были враждебно настроенные к Советской власти местные жители, многие из которых вдобавок являлись злостными уклонистами от призыва в Красную Армию. Сам Побарчус – бывший лейтенант вооружённых сил буржуазной Литвы, непримиримый враг советского строя, человек жестокий и беспощадный.
Место базирования банды – лесной массив, находившейся в окрестностях местечка Кроки Кедайнского уезда Литовской ССР – населённого пункта, который ныне является посёлком Кракес Кедайнского района Каунасского уезда Литовской Республики. Таким образом, уже только одним своим присутствием в данном районе банда Побарчуса создавала серьёзную угрозу безопасности движения на таких близкорасположенных к местечку Кроки рокадных фронтовых коммуникациях как шоссе Кедайняй – Шедува и железнодорожная ветка Кедайняй – Радвилишкис. И это без учёта зверств, которые Побарчус и его кровавые сподручные совершали в отношении земляков.
Свой лагерь банда расположила в лесной чаще, где укрывалась в четырёх тщательно замаскированных жилых бункерах, каждый из которых в свою очередь насчитывал по тридцать «койко-мест». Кроме того, ещё два не менее просторных бункера выполняли роль хозяйственных кладовых.
Для ликвидации банды Побарчуса руководство Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта в течение суток 15 декабря 1945 года сформировало Сводный отряд, поступивший в подчинение начальника Кедайского оперативного сектора по борьбе с бандитизмом подполковника госбезопасности Вениамина Залмановича Карлина (он же по штатной должности – начальник 2-го отдела ГУББ НКВД СССР).
Боевой состав данного отряда:
- от Учебной команды сержантского состава – 120 человек: 10 офицеров, 18 сержантов и старшин, 92 курсанта;
- от 1-го стрелкового батальона 31-го пограничного ордена Красной Звезды (впоследствии – вдобавок Кёнигсбергский) полка войск НКВД СССР – 110 человек: 20 офицеров, 25 сержантов и старшин, 55 бойцов;
- от 104-й отдельной манёвренной группы войск НКВД СССР – 32 человека: четыре офицера, шесть младших командиров, 22 бойца.
Всего от ОВТ 1-го Прибалтийского фронта – 252 штыка, в том числе: офицеров – 34, представителей младшего начсостава – 49, рядовых бойцов – 169.
На своём вооружении отряд имел: противотанковых ружей – 3, станковых пулемётов – 5, ручных пулемётов – 13, автоматов – 35, винтовок – 115. При этом у каждого из военнослужащих при себе – по одному боекомплекту патронов и ручных осколочных гранат.
Операция началась в 09.00 16 декабря 1944 года в условиях погодного ненастья: на улице – снегопад, пасмурно, морозно – около минус пяти градусов по Цельсию.
Основные силы сводного отряда выдвинулись со стороны литовской деревни Погинява (идентифицировать не удалось) и, развернувшись цепью, приступили к прочёске Полепского леса. Завидев превосходящие силы чекистов, бандиты попытались было оказать организованное сопротивление, но вскоре не выдержали напора и огневого давления наступающей стороны и, спасая свои шкуры, ударились в беспорядочное бегство, однако в конечном итоге основная масса удирающих с поля боя «лесных братьев» наскочила на заранее выставленную «зелёным фуражками» засаду…
Итог первого дня операции: банда полностью разгромлена, при этом двадцать шесть бандитов были уничтожены, а ещё тридцать три пленены и, в том числе: пятеро – в бою, а остальные двадцать восемь – при их попытке в одиночку ужом выскользнуть из леса. Трофеи: ручных пулемётов – 2, автоматов – 6, винтовок – 12.
Наши потери: шесть человек убиты (в том числе один офицер и один младший командир), а ещё восемь получили ранения различной степени тяжести.
В ходе главной фазы боестолкновения особенно отличился курсант Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта красноармеец Иванов: «Будучи раненым, боя не покинул и, выходя во фланг бандгруппе, погиб смертью храбрых». К сожалению, полные имя-отчество, а также соцданные героя в документе не указаны. А его ФИО почему-то отсутствует как в доступных списках безвозвратных потерь ОВТ 1-го Прибалтийского фронта за декабрь 1944 года, так и на страницах Книги Памяти пограничников.
17 и 18 декабря 1944 года операция была продолжена, но уже, главным образом, только силами усиленной разведывательно-поисковой группы под командованием помощника начальника 104-й отдельной манёвренной группы войск НКВД СССР лейтенанта Султана Валеуловича Немокаева: 17-го числа данная РПГ выявила и задержала в Полепском лесу трёх спрятавшихся там и уже безоружных бандитов, а 18-го – обнаружила все шесть бункеров банды (четыре жилых и два хозяйственного назначения) и уничтожила их методом подрыва. (В качестве справки: всего в ходе данной спецоперации «оперативной группой под руководством т. НЕМОКАЕВА было уничтожено 9 бандитов и 12 бандитов захвачено в плен. У бандитов было изъято: станковых пулемётов – 2, винтовок – 7, автоматов – 4». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2473, л. 318об.)
К сожалению, среди обезвреженных бандитов (как убитых, так и пленённых) не удалось опознать главаря. Как выяснилось чуть позже, Побарчусу каким-то чудом удалось выскользнуть из чекистской западни. Уже вскоре он сколотил новую банду, причём её численность несколько даже превосходила численность его прежней, уже уничтоженной банды – около семи десятков головорезов против былых шести десятков. При этом на правах военных советников он приблизил к себе трёх немецких офицеров-окруженцев. Однако и на сей раз лютовать в округе этому кровавому извергу выпало недолго: 15 июля 1945 года он со многими из своих приближённых был ликвидирован в первые же минуты чекистско-войсковой операции, которую в том же Кедайнском уезде (но только на сей раз у местечка Гравже, являющейся ныне деревней Пограуже Расейнского района Литовской Республики) блестяще осуществил 338-й пограничный полк войск НКВД СССР…

Юрий РЖЕВЦЕВ.

НЕМОКАЕВ Султан Валеулович, ветеран пограничных войск из числа участников боёв за Восточную Пруссию, полковник в отставке.
Родился 27 апреля 1919 года в районном городе Зима Иркутской области. Татарин. Служащий. По состоянию на весну был женат, однако ФИО супруги неизвестно, а только дата рождения – 1922 год.
Партийность: с 1938 года и как минимум, по лето 1945 года, – член ВЛКСМ (комсомольский билет образца 1938 года за № 686196), а впоследствии – член КПСС.
Образование (по неполным данным):
- общее – среднее;
- военное – предположительно, в 1943 году в тогдашней столице Казахстана городе Алма-Ате (ныне – Алматы) закончил Ленинградское военное пограничное училище, а в послевоенный период получил высшее военное образование.
В армию призван осенью 1939 года с направлением в ряды личного состава войск правопорядка и безопасности.
Непосредственный участник Великой Отечественной войны с 15 сентября 1943 года: с этой даты и по июль 1945 года – помощник начальника Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла последовательно Калининского, а с 20 октября 1944 года – 1-го Прибалтийского фронтов, при этом по состоянию на 1 января 1945 года – по прежнему лейтенант по воинскому званию, а по состоянию на май-июнь 1945 года – уже старший лейтенант. Источники – РГВА: ф. 32901, оп. 1, д. 216, лл. 11 и 774 ф. 33, оп. 686196, д. 2477, л. 314.
В течение Великой Отечественной войны ранений и контузий не имел.
Приказом по войскам 1-го Прибалтийского фронта за № 0898 от 3 октября 1944 года был удостоен ордена Красной Звезды и эта награда стала первой государственной в судьбе данного офицера.
Непосредственный участник чекистско-войсковой операции, проводившейся 16-18 декабря 1944 года в окрестностях местечка Кроки Кедайнского уезда Литовской ССР (ныне – посёлок Кракес Кедайнского района Каунасского уезда Литовской Республики) по ликвидации орудовавшей здесь крупной банды, возглавляемой бывшим лейтенантом вооружённых сил буржуазной Литвы по фамилии Побарчус: в составе сводного отряда Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта численностью в 252 штыка командовал эффективно действовавшей в течение всей той спецоперации усиленной разведывательно-поисковой группой в 32 штыка. Источники – РГВА: ф. 38752, оп. 1, д. 23, лл. 82-86; ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2473, л. 318об.
14 мая 1945 года начальником Учебной команды сержантского состава Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронтов капитаном П.Ф. Григорьевым представлен к награждению орденом Отечественной войны 2-й степени: «Партии ЛЕНИНА-СТАЛИНА и социалистической Родине предан. Идеологически выдержан. Морально устойчив. В действующей Красной Армии находится с сентября 1943 года. В составе Учебной команды сержантского состава войск НКВД ОТ 1 Прибалтийского фронта неоднократно участвовал в боевых операциях по ликвидации бандитских групп на освобождённой территории Литовской ССР. 3.12.44 г., действуя в составе разведывательно-поисковой группы в районе мест. Смилги [предположительно, речь идёт об одноимённой деревни современного Гудогайского сельсовета Островецкого района Гродненской области Республики Беларусь], тов. НЕМОКАЕВ наткнулся на вооружённую банду. При преследовании этой банды уничтожил трёх бандитов и шесть человек захватил в плен.
16.12.44 г. при ликвидации вооружённой бандгруппы в районе мест. Кроки [ныне – посёлок Кракес Кедайнского района Каунасского уезда Литовской Республики] оперативной группой под руководством т. НЕМОКАЕВА было уничтожено 9 бандитов и 12 бандитов захвачено в плен. У бандитов было изъято: станковых пулемётов – 2, винтовок – 7, автоматов – 4.
10 января 1945 г. в районе мест. Бербелишки [идентифицировать не удалось] Литовской ССР оперативной группой тов. НЕМОЛЯЕВА была обнаружена скрывавшаяся от преследования вооружённая банда численностью 9 чел., из которых 7 чел. было пленено и 2 убито.
В боях за Родину тов. НЕМОКАЕВ проявил умение руководить подразделением, решительность и мужество». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2473, лл. 318 и 318об.
Данное представление получило реализацию в строках приказа по войскам 1-го Прибалтийского фронта за № 0513 от 9 июня 1945 года: от имени Родны старший лейтенант С.В. Немокаев был удостоен своей второй по счёту государственной награды – ордена Отечественной войны 2-й степени. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2473, лл. 289 и 290.
В послевоенный период – офицер пограничных войск и, в частности, к началу 1970-х – полковник по воинскому званию, командир одной из в/ч Краснознамённого Северо-Западного пограничного округа КГБ при Совете Министров СССР.
После выхода в отставку жил и трудился в городе Ленинграде (ныне – Санкт-Петрбург), в том числе в 1975-1983 гг. являлся сотрудником такого крупного научно-исследовательского и конструкторского института монтажной технологии, как ГСПИ «Союзтрансмашпроект» (ныне – ОАО «Трансмашпроект»).
Дальнейшая судьба неизвестна.

Юрий РЖЕВЦЕВ.


Gear09
Посетитель
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 16 окт 2017, 08:19

Re:

Сообщение Gear09 » 17 окт 2017, 08:43

sobkor писал(а):
14 дек 2005, 15:09
Дыма без огня не бывает. Хотя не исключено и банальное дезертирство. Из нашей армии всегда бегали толпами - как в военный период, так и в мирный. И это - факт...
патриотов все же было больше, которые не сбегали

Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 27 окт 2017, 15:53

Изображение

ШЕЙНАУСКАС Стасис Козиевич (1917-1944), Герой Советского Союза (1945, посмертно) из числа воспитанников системы отечественного МВД, наводчик орудия 224-го артиллерийского полка 16-й стрелковой Литовской Краснознамённой (впоследствии – вдобавок Клайпедская) дивизии (II ф) 13-го гвардейского стрелкового (впоследствии – Кёнигсбергский) корпуса 2-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта, младший сержант.
Родился 2 мая 1917 года в Литве – в деревне Кандренеляй (ныне – не существует) Рокишкского района. Литовец. Из крестьян. Член ВКП(б) с января 1942 года. Родственники по состоянию на осень 1944 года: мать – Эмилия Шейнаускени (отчество в документе не указано); проживала по месту рождения сына.
До включения в июле 1940 года Литовского государства в состав СССР – крестьянин, а затем, – сотрудник литовской милиции в статусе оперуполномоченного уездного отдела НКВД и в данный период состоял или в званиях младшего начсостава милиции, или же в статусе представителя среднего начсостава милиции «без звания».
С началом Великой Отечественной войны – в рядах местного Истребительного батальона НКВД СССР. Летом 1941 года в течение нескольких недель в группе таких же, как сам, работников литовской милиции, пробирался по оккупированной немецко-фашистскими захватчиками советской Прибалтики к линии фронта. К своим вышел на участке обороны одной из частей Северо-Западного фронта.
К 1942 году – в эвакуации с местом постоянного проживания в районном посёлке Нея (с 1958 года – в статусе города) на тот момент времени Ярославской, а теперь современной Костромской области. Как надо полагать, к этому времени уже официально был уволен из органов внутренних дел.
Как гласит дело № 4 («Именной список призванных») Нейского РВК Костромской области «Шейнаускас Стасис Козиевич призван 6 января 1942 года Нейским РВК… и направлен в распоряжение Ярославского РВК», откуда в свою очередь, как надо полагать, – в город Балахна Горьковской (ныне – Нижегородская) области, к месту формирования в составе войск Московского военного округа 16-й стрелковой Литовской (впоследствии – Клайпедская Краснознамённая) дивизии (II ф). Должность, которую здесь потом занимал вплоть до своей гибели, – наводчик одного из орудийных расчётов 224-го артиллерийского полка. Знаков же различия «младший сержант», предположительно, был удостоен уже в ходе призыва в порядке переаттестации со специального звания сотрудника милиции на условно равное последнему воинское.
В действующей армии как военнослужащий НКО СССР дважды: в первый раз – с 27 декабря 1942 года и по 20 августа 1943 года и с 28 сентября 1943 года. При этом боевое крещение принял 21 февраля 1943 года в боях за село Алексеевка Покровского района Орловской области.
Приказом комполка-225 за № 25/н от 10 января 1944 года удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – медали «За отвагу».
25 августа 1944 года комполка-225 подполковником П.Й. Симонаитисом представлен к награждению орденом Красной Звезды: «1 августа 1944 года во время боя в районе Паитаицы Шауляйского уезда при отражении танков и пехоты противника наводчик младший сержант ШЕЙНАСКАС, стреляя прямой наводкой, подбил два бронетранспортёра, поджог одну автомашину с боеприпасами и убил 14 солдат противника, чем содействовал отражению немецкой атаки». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 6313, л. 102.
Данное представление получило реализацию в строках приказа комдива-16 за № 143/н от 7 сентября 1944 года: от имени Родины удостоился своей второй по счёту государственной награды – медали «За отвагу», которая также у него стала второй по счёту. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 6313, лл. 87 и 87об.
К 13 октября 1944 года ранений и контузий не имел.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 18002, д. 1214, л. 105об), погиб 13 октября 1944 года у посёлка Плайне [идентифицировать не удалось] Мемельского края (ныне – в составе Литвы) Восточно-Прусской провинции 3-го рейха и был похоронен недалеко от места гибели в братской воинской могиле: «На кладбище в дер. Ковален; уезд – Шилутский; край – Клайпедский». В качестве справки: место захоронения в документе указано согласно административно-территориальному делению Литвы до 22 марта 1939 года.
В настоящий момент официально значится похороненным на воинском мемориале современного города Пагегяй Шилутского района Литовской Республики.
18 октября 1944 года комполка-225 подполковником П.Й. Симонаитисом представлен к присвоению Звания Героя Советского Союза (посмертно): «Утром 13.10.1944 года пехота противника при поддержке 19 танков и артиллерии в районе деревни Плайне, что в 18 километрах северо-западнее города Тильзит [ныне – Советск Калининградской области РФ], начала атаковать 3 роту 167 стрелкового полка 16 Литовской стрелковой дивизии. Орудие, наводчиком которого был младший сержант ШЕЙНАУСКАС, стояло на прямой наводке в боевых порядках этой роты. Допустив танки противника на дистанцию в 300-400 метров, несмотря на сильный пушечный и пулемётный огонь из танков, младший сержант Шейнаускас быстро и точно наводил орудие на цель. Первыми же выстрелами поджёг 2 немецких танка. Но танки шли вперёд, они обрушили весь огонь на орудие и пехоту. Плотный артиллерийский огонь и огонь из танков вынудил нашу пехоту отойти на 200-300 метров назад, но орудие оставалось на месте и продолжало вест огонь по танкам. Снарядом была разбита панорама у орудия, тяжело ранен младший сержант Шейнаускас, все номера орудийные были убиты. Превозмогая боль раны, наводчик младший сержант Шейнаускас вместе с командиром орудия навёл его [то есть орудие] в цель по каналу ствола и выстрелил в немецкий танк, который [тем самым] был подбит. Но второй разорвавшейся вражеский снаряд оборвал жизнь младшего сержанта Шейнаускаса – Герой был убит». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 793756, д. 54, л. 254.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года младший сержант С.К. Шейнаускас посмертно был удостоен Звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина, но в тексте данного документа – с искажением отчества: как якобы Казиевич, а не Козиевич. Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 686046, д. 24, л. 15; ф. 33, оп. 686046, д. 626, л. 44; ф. 33, оп. 793756, д. 54, л. 254.
В послевоенный период имя Героя было присвоено одной из улиц родного для него города Рокишкиса, где в честь него тогда же была установлена и памятная мемориальная плита.
В 1985 году на месте родной для Героя деревни Кандренеляй (а этом между литовскими городами Рокишкис и Купишкис) был установлен камень-обелиск с мемориальной доской, гласящей на литовском языке, что уроженец деревни Кандренеляй Стасис Шейнаускас – Герой Советского Союза.
Увековечен в Книге Памяти Ярославской области – т. 3 (глава «Первомайский район»), стр. 567, но почему-то без указания, что перед нами Герой Советского Союза (посмертно) и с одним искажением – как якобы Кознович, а не Козиевич по отчеству.
Кроме того, внесён в официальный список Героев Советского Союза – сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск МВД России.
А вот в Книге Памяти Костромской области почему-то не значится. Однако в мае 2015 года, в дни празднования 70-летия Великой Победы, имя Героя Советского Союза С.К. Шейнаускаса было занесено на памятные доски, размещённые на Монументе Славы, что в Костроме на площади Мира.

Юрий РЖЕВЦЕВ.

Отсюда: http://novel.lt/users/emi/forums/replies/page/40/
Памятник-обелиск на месте литовской деревни Кандренеляй с именем Героя Советского Союза Стасиса Шейнаускаса.
Фото лета 2007 года.

Изображение

Изображение


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 22 янв 2018, 19:12

Изображение

ПОТАПОВА (в девичестве – Леонова) Анастасия Ивановна, ветеран органов военной контрразведки и внутренних дел.
Родилась 21 декабря 1922 года в селе Лукино Старорузского сельского поселения Рузского района Московской области.
В предвоенный период закончила курсы стенографисток.
В годы Великой Отечественной войны – последовательно сотрудник Особого отдела НКВД СССР/Отдела контрразведки «Смерш» 144-й стрелковой Виленской Краснознамённой орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского дивизии и Отдела контрразведки «Смерш» 33-й армии (в/ч «Полевая почта № 44360») младший лейтенант административной службы по воинскому званию.
По собственному признанию, по фронту была знакома с Маршалом Советского Союза Г.А. Жуковым, который её ласково называл «курносой Пятницей».
С лета 1945 года – в Смоленске, куда 33-я армия из Германии была выведена расформирование.
С 1947 года – замужем за офицером госбезопасности Александром Николаевичем Потаповым, который сначала был сотрудником УМГБ по Смоленской области, а с 1947 года – УМГБ/УКГБ по Калининградской области.
С 1947 года – сотрудник УМВД по Калининградской области-УВД Калининградского облисполкома.
Кавалер многочисленных государственных наград, в том числе:
- двух орденов Отечественной войны 1-й степени; 1) награждена 26 октября 1944 года; и 2) награждена 6 апреля 1985 года как здравствующая ветеран-фронтовик;
- ордена Красной Звезды;
- медалей: «За боевые заслуги» (с 26 ноября 1944 года), «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и других.
В настоящий момент некоторые из военных фотографий из семейного альбома четы Потаповых – часть экспозиции Историко-демонстрационного зала Управления ФСБ России по Калининградской области.

Юрий РЖЕВЦЕВ.

Изображение
Май 1945 года, Берлин, младший лейтенант административной службы Анастасия Ивановна Леонова (в замужестве – Потапова; на фото – она в центре) среди сослуживцев по Отделу контрразведки «Смерш» 33-й армии (в/ч «Полевая почта № 44360») на руинах рейхстага.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 11 фев 2018, 14:26

Изображение
Не ранее лета 1976 года, но и не позднее лета 1985 года, ветеран-фронтовик Александр Николаевич Потапов.

ПОТАПОВ Александр Николаевич (1921-1988), ветеран органов госбезопасности, в том числе и военной контрразведки, полковник в отставке, кандидат исторических наук, доцент.
Родился 28 августа 1921 года в селе Большая Царевщина городского поселения «Волжский» Красноярского района Самарской области. Русский. Партийность: с 1937 года член ВЛКСМ, а впоследствии – член ВКП(б)-КПСС.
Был женат с 1947 года: супруга – Потапова (в девичестве – Леонова) Анастасия Ивановна, ветеран органов военной контрразведки и внутренних дел. Чета Потаповых – родители троих дочерей.
Образование (по неполным данным):
- общее: в июле 1941 года – три курса Куйбышевского государственного педагогического и учительского института имени В.В. Куйбышева;
- военное: в апреле 1942 года – 1-е Ульяновское танковое Краснознамённое училище имени В.И. Ленина.
С осени 1938 года и по 1 июля 1941 года – студент Куйбышевского государственного педагогического и учительского института имени В.В. Куйбышева.
1 июля 1941 года через Красноармейский РВК города Куйбышева (ныне – Самара) добровольно вступил в ряды Красной Армии.
С июля 1941 года и по апрель 1942 года – курсант 1-го Ульяновского танкового Краснознамённого училища имени В.И. Ленина. По выпуску произведён в лейтенанты и направлен в город Сталинград – к месту формирования 174-й отдельной танковой бригады, где в свою очередь 28 апреля 1942 года принял должность командира взвода 381-го отдельного танкового батальона.
Непосредственный участник Великой Отечественной войны с 25 июня 1942 года: в рядах однополчан по 381-му отдельному танковому батальону – в боях по героической обороне Воронежа. Выбыл 14 июля 1942 года по причине полученного в бою ранения.
19 июля 1942 года командованием 381-го отдельного танкового батальона представлен к награждению орденом Ленина: «В боях под г. ВОРОНЕЖ в районе сельскохозяйственного института с 9.7.42 г. по 15.7.42 г. ходил в атаку 5 раз, при этом уничтожил одно орудие, 5 пушек с прислугой, 1 миномётную батарею, 14 пулемётных точек, 1 взвод автоматчик, 1 наблюдательный пункт, 2 склада с боеприпасами и выбил из рощи противника и этим самым дал возможность нашей пехоте продвинуться вперёд и занять рощу». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 1003, л. 96.
Данное представление получило реализацию в строках приказа по войскам Воронежского фронта за № 025/н от 30 сентября 1942 года: от имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – ордена Ленина. Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 1003, лл. 87 и 90.
Однако озвученной выше награды при жизни не получил, поскольку она его на фронте не нашла как выбывшего в госпиталь. Только уже после кончины Александра Николаевича наградные документы были вручены его вдове – Потаповой Анастасии Ивановне.
Со второй половины июля и по 16 сентября 1942 года – в городе Чкалов (ныне – Оренбург) как санбольной 4148-го эвакуационного госпиталя. После выписки – на службе в органах военной контрразведки, при этом к лету 1943 года – оперуполномоченный Отдела контрразведки «Смерш» 362-й стрелковой (впоследствии – Верхнеднепровская Краснознамённая ордена Суворова дивизии 25-го стрелкового корпуса (II ф) Брянского фронта (III ф), уже старший лейтенант по воинскому званию. При этом с августа 1943 года – старший оперуполномоченный по обслуживанию 1206-го стрелкового Краснознамённого полка. И в данном качестве приказом по войскам 3-й армии за № 98/н от 28 августа 1943 года был удостоен медали «За отвагу»: «Тов. Потапов, находясь на работе в Отделе контрразведки «Смерш» 362 сд [стрелковая дивизия], показал себя как один из лучших операт. работников. В августе м-це [месяце] с/г выдвинут на должность старшего опер. оперуполномоченного 1206 сп стрелковый полк].
Дисциплинирован. Все боевые и оперативные задания выполняет честно и добросовестно. По-деловому строит свои взаимоотношения с командованием. Своевременно информирует последнее об отдельных вражеских проявлениях. Правильной постановкой работы в обслуживаемых подразделениях не допустил ни одного случая измены Родине и дезертирства. В условиях боевой обстановки выполнял оперативную работу, одновременно выполнял ответственные боевые задания командира полка.
При освобождении ряда населённых пунктов лично разоблачил и задержал свыше 30 немецких пособников, а в одном пункте совместно с опер. группой, которую и возглавлял, захватил ценные оперативные документы волостного управления.
Среди рядового, сержантского и офицерского состава пользуется заслуженным деловым авторитетом.
Делу партии Ленина-Сталина и социалистической Родине предан». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682526, д. 1434, л. 107об.
Впоследствии был награждён:
- 19 октября 1943 года – орденом Красной Звезды;
- 30 декабря 1944 года – орденом Отечественной войны 2-й степени;
- 17 июня 1945 года – орденом Отечественной войны 1-й степени.
- во второй половине 1945 года – тремя медалями: «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За взятие Берлина».
Победу встретил в звании капитана.
В послевоенный период – сотрудник территориальных органов госбезопасности: сначала в УНКГБ/УМГБ по Смоленской области, а с 1947 года – в УМГБ/УКГБ по Калининградской области. Здесь вырос до полковника. И в данном качестве был удостоен:
- медали «За боевые заслуги» – предположительно, в ноябре 1951 года за выслугу в 10 и более лет;
- «XXX лет Советской Армии и Флота» – в 1948 году;
- «40 лет Советской Армии и Флота» – в 1958 году;
- «За безупречную службу» 2-й степени – в 1958 году.
С 1958 года – пенсионер органов госбезопасности с местом постоянного проживания в городе Калининграде, где, предположительно, с осени 1959 года трудился в стенах Калининградского технического института рыбной промышленности и хозяйства: сначала занимал пост секретаря партбюро данного вуза, а после того, как в 1964 году защитил кандидатскую диссертацию, вплоть до 1970 года заведовал кафедрой истории КПСС и философии в статусе доцента.
Как военный пенсионер и здравствующий ветеран-фронтовик был удостоен следующих государственных наград:
- ордена Отечественной войны 1-й степени – 6 апреля 1985 года;
- медали «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» – в 1965 году;
- медали «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» – в 1975 году;
- медали «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» – в 1985 году;
- медали «50 лет Вооружённых Сил СССР» – в 1968 году;
- медали «60 лет Вооружённых Сил СССР» – в 1978 году;
- медали «Ветеран Вооружённых Сил СССР» – не ранее лета 1976 года.
Был ли при жизни удостоен медали «70 лет Вооружённых Сил СССР» – неизвестно.
Скончался 29 марта 1988 года. Похоронен на городском кладбище Калининграда.
В настоящий момент некоторые из военных фотографий из семейного альбома полковника в отставке А.Н. Потапова – часть экспозиции Историко-демонстрационного зала Управления ФСБ России по Калининградской области.

Юрий РЖЕВЦЕВ.


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 24 фев 2018, 10:35

Из редакционного портфеля газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:

«ЕГИПЕТ: НЕИЗВЕСТНАЯ ВОЙНА СОВЕТСКИХ РАКЕТЧИКОВ В ПУСТЫНЕ

Изображение

С 2015 года в России 27 февраля отмечается новый профессиональный праздник – День сил специальных операций. Обычно эту памятную дату связывают с крымскими событиями 2014 года. Однако и задолго до того наши соотечественники принимали участие в секретных операциях далеко за пределами нашей страны. И в том числе – в египетской пустыне.

Дивизия ПВО особого назначения
Летом 1970 года 18-я дивизия ПВО Особого назначения под командованием генерал-майора Алексея Смирнова на весь мир прославила советское оружие, советское боевое искусство. Произошло это через три года после шестидневной войны, разразившейся в июне 1967 года н Ближнем Востоке между Израилем, с одной стороны, и Египтом, Сирией, Иорданией, Ираком и Алжиром, с другой. Всего за шесть дней израильтяне одержали в ней победу над арабскими армиями. Израилем вкупе с американцами был захвачен весь Синайский полуостров вместе с находившимися на нем советскими зенитными ракетными комплексами ПВО, а также множеством другой военной техники советского производства. На кораблях ее доставили в Америку, где она как якобы несовершенная, была выставлена на площадях американских городов на потеху скучающей публики.
Хотя причина здесь была не в технике – просто арабы оказались слабыми воинами. К тому же, во время обязательного для мусульман намаза, они зачастую на поле боя бросали оружие и начинали молиться, чем армия Израиля незамедлительно воспользовалась.
Но Советский Союз не смирился с таким положением дел. Для оказания военной помощи Объединенной Арабской Республики (ОАР) в войне с Израилем приказом министра обороны СССР от 13 января 1970 года была образована 8-я дивизия ПВО Особого назначения, в состав которой входили 24 зенитных ракетных дивизиона. В соответствие с планом секретной операции «Кавказ», разработанной Генеральным штабом и Главным штабом войск ПВО страны, дивизия должна была обеспечить прикрытие от ударов с воздуха стратегических объектов Египта в глубине страны.
Личный состав вновь формируемой дивизии прошел спецподготовку на ракетных полигонах Капустин Яр и Ашулук Астраханской области. Несмотря на высочайшую секретность, место предстоящей службы ни для кого из офицеров не было большим секретом – противостояние арабов и Израиля было в то время у всех на слуху. Одним из этих людей был ветеран Борис Соколов, отпраздновавший недавно свое семидесяти пятилетие.

В стране песка и пирамид

Изображение

Окончив Одесское высшее артиллерийское командное ордена Ленина училище им. М. В. Фрунзе, затем Высшую Краснознамённую школу КГБ СССР имени Ф.Э. Дзержинского (Москва), службу молодой офицер Борис Соколов проходил в должности оперуполномоченного Отдела военной контрразведки 15-й дивизии ПВО в Самарканде.
- В каждой советской ракетной бригаде, – вспоминает Борис Николаевич, – в то время должно было быть по два оперативных работника. Ведь независимо от места своей дислокации контрразведчики проводят постоянную работу по выявлению и нейтрализации разведывательных и иных подрывных устремлений иностранных спецслужб, зарубежных экстремистских организаций в отношении своих войск, ведут борьбу с незаконным оборотом оружия и наркотиков, оказывают помощь командованию в повышении боеготовности соединений и частей.
По решению руководства, – вспоминает Борис Николаевич, я был направлен в спецкомандировку в Египет под прикрытием помощника начальника штаба ракетной бригады. С портового города Николаева, на сухогрузных судах гражданского флота, мы прошли через черноморские проливы Босфор и Дарданеллы и высадились в египетском порту Александрия, в дельте Нила. Тут же гражданскую одежду сменили на бежевую форму египетских войск без каких-либо знаков различия. Впрочем, чтобы как-то отличать солдат от офицеров, кто-то придумал, чтобы офицеры и сверхсрочники носили куртку, не заправляя ее под ремень брюк.
А дальше начались тяготы и лишения воинской службы в условиях африканской пустыни. Ежедневно 20-30 солдат подвергались укусам скорпионов, которыми кишела местность. В блиндажах спасались от них тем, что привязывали банки с керосином к ножкам кровати. В мальге (блиндаж по-арабски) и так было душно, а тут еще испарения керосина. Простыни из-за жары обязательно смачивали перед сном, месяцами спали в сырой постели.
Привыкать пришлось не только к этому. Некоторые, к примеру, тяжело переносили климат. Прибыли в Египет весной, когда подул хамсин. Хамсин по-арабски «пятьдесят». То есть столько примерно дней с небольшими перерывами свирепствует пыльная буря. Адская жара и песок, бьющий в лицо, вызывают слабость, повышают раздражаемость. Скачет давление, скачет сердце. Со временем акклиматизировались, однако до конца так и не смогли привыкнуть. До сих пор ветеранам вспоминается хрустящий песок: на зубах, в каше, компоте...

«Отберите орден у Насера!»
Тогда в Египте во главе страны был президент Гамаль Абдель Насер. Он считал себя марксистом, говорил: «Держа Коран в одной руке, марксизм и ленинизм – в другой, мы приведем арабов к счастью!». Египет Насера был большим другом СССР и его главным союзником на Ближнем Востоке. Поэтому не случайно в мае 1964 года туда совершил триумфальный визит 1-й секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, где был награжден орденом «Ожерелье Нила».
В ответ на награждение советский лидер, инициировал присвоение Насеру высшей степени отличия СССР – Героя Советского Союза (с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»). Это вызвало неодобрение у большинства советского народа. «Потеряю истинную веру, больно мне за наш СССР. Отберите орден у Насера – не подходит к ордену Насер!» – пел об этом в то время народный глашатай Владимир Высоцкий.
Насера во время его ответного визита в СССР впервые в жизни попарили в русской бане. После этого советские специалисты вылетели в Египет – строить ему там личную парную. Но существует версия, что политическая разведка Израиля «Моссад», одна из самых сильных в мире разведок, завербовала тогда массажиста президента, и он втирал в его яд, ослабляющий мышечную ткань сердца, которая составляет основную часть его массы. Так или иначе, но довольно скоро после этого Насер скоропостижно скончался, что вызвало широкий отклик в арабском мире: на его похоронах в Каире присутствовало около 5 миллионов человек. К власти в Египте пришел Анвар Садат, симпатизировавший американцам. И в 1972 году советские войска были выдворены из Египта.

«Нева» против «Фантомов»

Изображение

Американские «Фантомы», считавшиеся тогда лучшими военными самолетами в мире, летали в те дни над Египтом на малых, до 400 метров, высотах, как только было угодно их летчикам, и творили сплошной беспредел, нанося ракетно-бомбовые удары по центральным египетским районам и по пригородам Каира с множеством жертв среди мирного населения.
В свое время, в пору войны во Вьетнаме, советские войска ПВО сбивали над Индокитаем американские «летающие крепости» – бомбардировщики В-17. Там работали наши высотные зенитные комплексы С-75. В Египте же были развернуты комплексы С-125 «Нева», предназначенные для поражения воздушных целей на малых и средних высотах. В ходе противостояния израильских штурмовиков «Скайхок» насшибали много, но никак не удавалось достать хоть один «Фантом». И вот 30 июня дивизион под командованием капитана В. Маляуки обнаружил атакующую пару F-4E. Командир дал команду на пуск и ведомый F-4E был сбит первой ракетой на дальности 11,5 километров. Летчики катапультировались и попали в плен. Второй самолет с большими повреждениями с трудом ушел за Суэцкий канал…
Через неделю, 6 июля, там же был сбит еще один «Фантом». А еще через несколько дней были уничтожены сразу два «Фантома», а также и «летающий револьвер» – штурмовик «Скайхок». Затем были сбиты сбросившие бомбы на ложные цели «Фантом» и французский многоцелевой истребитель «Мираж», шедшие на сверхнизких высотах.
Вскоре, вслед за советскими, начали уничтожать хваленую американскую военно-воздушную технику и египетские ракетчики. Никогда ранее начиная с 1967-го – года агрессии – израильтяне не несли таких ощутимых потерь в воздухе. И 5 августа правительство Израиля обратилось к египетскому правительству с предложением начать переговоры о перемирии…
- Всего мы сбили тогда над Египтом, – вспоминает Борис Соколов, – девять американских «Фантомов», четыре «Скайхока», три истребителя «Мираж». Взяли в плен шестерых американских летчиков, которых позже доставляли в Москву.

Признание через 40 лет

Изображение

Спецкомандировка в Египте Бориса Соколова продолжалась год и два месяца. После этого он вернулся на прежнее место службы в Самарканд, за которым последовали приграничный белорусский город Брест, самый западный областной центр страны – Калининград, и «город, где рождается ветер», из-за постоянного морского бриза – Лиепае.
До середины 1990-х «египтяне» не считались участниками боевых действий, на них не распространялись льготы и пенсии. Справедливость отчасти восторжествовала только после распада СССР. Но до этого некоторые «египтяне» просто не дожили.
Отмечая принципиально важную роль советских военных советников в становлении Вооружённых сил Египта, известный египетский журналист и политический деятель М. Хейкал, друг и доверенное лицо президента Насера, – писал о том, что Советский Союз в отличие от других стран Европы, имел целью не колонизацию Египта, а по-настоящему ставил целью оказание помощи. Деятельность советских военных советников получила высокую оценку и со стороны официальных египетских властей.
А подполковник в отставке Борис Соколов, переехавший после увольнения из армии на постоянное место жительства в город – герой на Волге, сегодня является заместителем председателя Волгоградского областного комитета ветеранов войны и военной службы, активно занимается военно-патриотической работой.

Александр ЛИТВИНОВ».


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 25 фев 2018, 14:58

Из редакционного портфеля газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
«ДОРОГА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ
Изображение
Майор в отставке Валерий Новиков – участник боевых действий в Афганистане из рядов личного состава 47-го Керкинского пограничного отряда.

Там, за далекой, усталой рекой
…Валерий Новиков резко открыл глаза и попытался понять, что его разбудило. Внешне за те три с четвертью часа, что он провалился в сон, ничего не изменилось. Все также тускло светила «итальянка» (мина в пластиковом корпусе) с вывернутым запалом вместо люстры под потолком, зеленели выкрашенные масляной краской доски от снарядных ящиков, которыми был обшит этот самый потолок землянки. Чуть вздрагивающая от легкого сквозняка ткань плащ-палатки, прикрывающая вход в их «нору». Тяжелый затхлый запах от сырых юфтевых офицерских сапог. Где им просохнуть, если снимать их приходится на три-четыре часа сна?
Валерий машинально поднес циферблат часов к воспаленным от постоянного недосыпания глазам. Через 15 минут нужно подняться, умыться, наскоро перекусить. И снова его ждёт «дом на колёсах» – гусеничная «санитарка» с бронированным кунгом. В него обычно загружается «десант» – 8-10 крепких парней, хорошо вооружённых.
Что делать эти четверть часа до подъема? Снова заснуть – хуже не придумаешь, голова будет тяжелой весь день. Просто полежать уже лучше. Что же его разбудило? Очевидно какой-то звук. Мерные, короткие удары. Тук-тук. Раз примерно в пять секунд.
Валерий снова поднял глаза к потолку. Увидел, как в одном месте набухает темная точка, которая за эти пять секунд превращается в каплю и срывается вниз. А дальше глухой звук удара. Значит за ночь снова выпал снег, а теперь тает.
Снег. Валерий всегда относится к нему по-особенному. В памяти часто возникает одна и та же картинка – утопающий в снегу февральский Архангельск, бабушка, идущая размашистым шагом, санки, в которых «притаился» укутанный в небольшой ватник трехлетний Валерка, повязанный сверху темным оренбургским платком, чтобы не замерз по дороге в садик.
На душе у него весело. С серого неба роем сыплются снежинки. Он пытается поймать их розовым языком, чтобы попробовать на вкус. Снег – это хорошо. Значит, не прилетят серые самолеты с черными крестами и не станут сбрасывать бомбы. А дедушка Саша не крикнет громким голосом: «Всем – в укрытие!», и не побежит во двор, собирать свой отряд, который во время бомбёжки всегда с баграми дежурит на крыше. Упадет сверху зажигательная бомба, а они ее – раз и сбросят вниз. И тогда дом не загорится.
Бабушка сказала, что война с немцами скоро закончится: не этой весной, так следующей. Скорее бы уже…

Звезда любви приветная
Теплая волна детских воспоминаний повернула ход мыслей в иное русло. А как его собственные дети? Доченька Наташенька и не по-детски серьёзный Дениска? «Мужичок» как иногда улыбаясь, называли его они с женой. Внезапный шум на пороге бункера вернул Валерия к действительности. Судя по всему, «под раздачу» попал их почтальон, на которого замполит не пожалел «добрых» слов.
- Представляете, Валерий Германович, у нашего почтальона Печкина с десяток писем завалился за тумбочку, где они и лежали никем не замеченные. В основном письма из Светлогорска, от вашей супруги, – с этими словами офицер протянул Новикову увесистую стопку конвертов.
Все они были отправлены на адрес Керкинского погранотряда, расквартированного на юге Туркмении. За то время, пока Валерий находился здесь и готовился к отправке за кордон, он написал несколько десятков писем супруге, причем датировал письма так, чтобы в месяц выходило по три-четыре конверта. А далее, по замыслу Новикова, весточки должны были опускать в почтовый ящик с периодичностью раз в неделю, чтобы у Стеллы сложилось впечатление, что он Керки не покидает и проходит службу в Туркмении.
- Из всей этой полусотни писем до меня дошли только два, – поясняет Стелла Николаевна. – Я, конечно, догадалась, что муж давно уже покинул Среднюю Азию и находится в Афганистане. Я начала звонить в эти самые Керки, но ни разу Валеру к телефону не пригласили, каждый раз на что-то ссылаясь. Конечно, только жена офицера, знает, сколько бессонных ночей и волнительных дней пришлось пережить, пока наши мужья были «за речкой», за Амударьей. И дети тоже не скрывали тревоги. Успокаивала их как могла.
А сама писала мужу каждый день. Приду с дежурства, а они всегда нелегкие, я ведь кардиологом работала, покормлю детей, проверю уроки, уложу их спать, и сажусь за письмо. Рассказываю Валере, как прошёл день, что нового у детей. Я полагала, что чем больше будет весточек с родины, тем Валере будет легче там, на войне…

Праздник свадьбы золотой
В послужном списке Валерия Германовича действительная срочная военная служба в рядах Советской Армии, учёба в сельскохозяйственной академии, служба в 23-м (Клайпедском) дважды Краснознамённом пограничном отряде.
За период военной службы была еще учеба в Москве и Киеве, длительные служебные командировки. А в 1984 году офицера Новикова направили для дальнейшего прохождения службы в город Керки Туркменской ССР, а затем в Афганистан.
После выхода в отставку работал главным инженером в военном совхозе, руководил базой отдыха судостроительного завода «Янтарь», избирался депутатом местного Совета народных депутатов в Пионерском и Светлогорске. Были у Валерия Германовича на «граждаке» и сложные времена, в «награду» от которых достался инфаркт миокарда – одна из клинических форм ишемической болезни сердца.
- Самая дорогая награда в моей жизни, – с гордостью отметил в конце нашего разговора ветеран, – это моя супруга Стелла Николаевна. Мы многое пережили вместе и многое сделали, доказав за полвека взаимную любовь, уважение, доверие и преданность. А недавно в кругу взрослых детей и внуков отметили золотую свадьбу.

Сергей БЕРДЯЕВ».


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 25 фев 2018, 15:14

Из редакционного портфеля газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
«БОЕВАЯ» ЕЛКА
Изображение

Подполковник запаса Александр Голоколосенко – участник боевых действий в Афганистане с февраля 1986 по март 1988 года в должности начальника штаба 2-й ММГ «Шибарган» 47-го Керкинского пограничного отряда. За успешное выполнение специальных заданий командования, проявленную при этом личную храбрость и самоотверженность, награжден орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За отличие в охране государственной границы СССР», медалью Суворова, медалью Жукова и медалью ДРА «За хорошую охрану границы». Ему слово:
- Под Новый 1987 год нашей 2-й ММГ «Шибарган» в провинции Джаузджан, как всегда «повезло». 511-й национальный полк ДРА, а проще говоря, бывшее бандформирование Расула Пахлавона, поднял мятеж с последующим переходом в горы на сторону моджахедов.
Чтобы искупить свою вину перед Аллахом и уйти не с пустыми руками, повстанцы решили захватить нашу 1-ю заставу, которая располагалась возле кишлака Файзабад. А ведь за несколько дней до этого командир полка Расул помогал нам в проводке колонны через зеленую зону на Меймене, пил чай, кушал плов и клялся в верности и дружбе. Но, как говаривал небезызвестный товарищ Сухов – «восток дело тонкое». Получив доклад об обстреле, была у расуловцев небольшая горная пушка, командование опергруппы подняло ММГ по тревоге, усилило заставу группой ДШМГ, а мне с шестью единицами бронетехники приказали выдвинуться им на помощь.
Ранним утром 18 декабря мы были готовы к выходу, но поступила команда – количество бронетехники довести до 15-ти единиц, взять минометную батарею, так как «драка» предстояла, судя по всему большая. Даже армейский усиленный батальон со своими «Градами» и гаубицами прикатил. Мы по сравнению с ним по огневой мощи смотрелись бедновато, но по подготовке, отношению к своим обязанностям, настроению, я уж не говорю о внешнем виде, мы их личный состав заметно превосходили. Погранцы они и в Афгане погранцы.
Такими силами к заставе мы прорвались без особых усилий, блокировали кишлак, разогнав любителей легкой наживы расуловцев, провели несколько транспортных колонн к заставе и обратно. После этого армейцы убыли восвояси, встречать всеми любимый праздник – Новый год, предоставив нам самим решать свои проблемы. 31 декабря наше командование сделало всем нам царский подарок, организовав на заставе баню в палатке. За две недели первый раз раздеться, да еще помыться горячей водой – это много стоит.
Торт из печенья и сгущенки приготовленный в минбате, был необыкновенно вкусным. Душевные песни, которые пел под гитару Миша Денищик, фирменные минбатовские бутерброды (гурманы записывайте рецепт – берется одна половинка разрезанной вдоль булки черного хлеба и на слой сливочного масла, посыпанного луком, укладывается разрезанная вдоль хребта и очищенная от костей половинка селедки) – просто сказка. Знаменитый бутерброд Гоши из фильма «Москва слезам не верит»: на кусочек черного хлеба кладем балтийскую килечку, просто меркнет.
Освещение местности в эту новогоднюю ночь проводилось по всем правилам военной науки, правда, как-то странно. Ровно в 24. 00 по ашхабадскому, московскому и кабульскому времени в воздухе висели осветительные мины, обстреливались трассерами близлежащие сопки, срабатывали сигнальные мины. Всем сразу показалось, что где-то притаились недобитые расуловцы.
Утром 1 января мы с замполитом С. Степановым по кличке «Папа» пошли по блоку поздравить всех с уже наступившим Новым годом, а заодно проверить боеготовность подразделения. В ходе поздравлений не отказываясь от традиционного угощения, а поскольку обижать никого не хотелось, в животе у нас булькало, по меньшей мере, по полтора литра чая с разными кулинарными изысками, на которые наши ребята были непревзойденные мастера.
Возле крайней БМП я увидел рядом с ней… елочку. В средней полосе России, наверное, это дело обычное, но в голой долине, где не то, что деревца, верблюжьей колючки зимой не было, все это вызывало неподдельный интерес. Да, кашу из топора мог сварить только русский солдат. К деревянному основанию от сохи, которую нашли здесь же на поле, умельцы прибили вместо веток тонкие щепки из ящиков от мин, местами подкрасив их зеленкой, вата из ИПП была вместо снега, из вощеной бумаги сделаны снежинки, Не обошлось, конечно, без гильз от разных видов оружия, все таки обстановка боевая.
На корме БМП к удовольствию замполита висели праздничные номера боевого листка и молнии. Отказаться от радушного угощения мы не могли. Сели в окоп пить чай, воспоминали о доме, о родных близких. А я, всматривался в солдатские лица с красными от недосыпа, пороховой гари и дыма не по-юношески взрослыми глазами думал: пацаны, пацаны, вернуть бы вас к мамам и папам живыми и по возможности здоровыми...
Файзабадская операция прошла для нас без потерь. А новый 1988 год я встречал уже на госпитальной койке»
.

Изображение

Изображение


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 25 фев 2018, 15:27

Из редакционного портфеля газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
«О НИХ НЕ УПОМИНАЛОСЬ В СВОДКАХ

Майор в отставке Валерьян Рыгаев – один из тех, кто занимался подготовкой и беспрепятственным вводом советских войск в Афганистан, а затем контрразведывательным обеспечением пограничных подразделений и оперативно-боевой группы «Север-1» в составе отряда Особого назначения КГБ СССР «Каскад». Ему слово:
- Возможно, не всем нашим читателям известно, что вопрос о вводе советских войск в Демократическую Республику Афганистан решался правительством СССР еще с лидером правящей партии (НДПА) Нур Мохаммад Тараки. Основная причина – попытки руководства страны провести новые реформы, которые позволили бы преодолеть отставание Афганистана, натолкнулись на сопротивление исламской оппозиции, переросшее в гражданскую войну. Тогда нашим командованием были предприняты практические шаги в порядке подготовки частей и подразделений Советской Армии к переправе через пограничную реку Амударья.
В то время я, старший оперуполномоченный Особого отдела КГБ СССР по Термезскому пограничному отряду в Узбекской ССР, был свидетелем передислокации частей и подразделений 68-й мотострелковой дивизии дислоцированной в н.п. Сарыозек Талды-Курганской области и рекогносцировки по наведению понтонной переправы через Амударью. Однако председатель Революционного совета и премьер-министр Афганистана Тараки в последний момент отказался от прямого военного вмешательства и попросил помощи оружием, боеприпасами и боевой техникой. Эта помощь была оказана: тяжелогруженные самолёты ИЛ-76 и Ан-12 (до 50-ти единиц) пролетали над Термезом через каждые 2-3 минуты.
Но это не помогло. Тараки был арестован и затем убит по приказу отстранившего его от власти члена ЦК НДПА Хафизуллы Амина, а количество казненных новой властью за короткое время достигло 50 тысяч человек. Репрессии коснулись и армии, главной опоры НДПА, что привело к падению её и без того низкого морального боевого духа, вызвало массовое дезертирство и мятежи. Оппозиция развернула боевые действия против нового правительства в 12 провинциях республики.
В марте 1979 года я принимал активное участие в обеспечении безопасной переправы Группы советских специалистов геологов-нефтяников из Афганистана на территорию СССР. Дело в том, что с конца 50-х годов специалисты Советского Союза посещали эту страну, и к началу 70-х при их определяющем участии там было открыто пять средних по запасам газовых и газоконденсатных месторождений. На этой базе был построен и работал завод азотных удобрений. Часть газа шла по газопроводу в нашу страну. В связи с резким обострением обстановки, когда возникла угроза жизни советским специалистам и членам их семей, аппарат Советника по экономическим вопросам при Посольстве СССР связался с Москвой и, получив соответствующие указания, распорядился немедленно эвакуировать их из древнейшего и красивейшего афганского города Мазари-Шариф в самый южный город Узбекистана – Термез.
По окончании рабочего дня, персонал Группы неожиданно получил команду в течение одного часа собрать все самое необходимое из личных вещей и погрузиться в поданные автобусы для отъезда на хайратонскую переправу. Через час колонна автобусов стартовала. Все прошло достаточно организованно, без паники. Афганцы были, возможно, были удивлены подобными действиями, но не вмешивались. Ключи от занимаемых квартир были оставлены в дверях. В Хайратоне к нашему приезду стояли две армейские баржи, на которые эвакуируемые погрузили свое имущество и разместились сами. На баржах под звездным вечерним небом их доставили на советский берег и без таможенного досмотра вывезли в гостиницу.
В июле 1980 года меня включили в состав специально созданной оперативно-боевой группы «Север-1» в составе отряда Особого назначения КГБ СССР «Каскад». Уникальность этого отряда состояла в том, что это были люди, подготовленные к действиям в условиях полной автономности пребывания на чужой территории. Это была команда, способная самостоятельно осмыслить любую поставленную задачу в климатических условиях любой страны, принять единственно правильное решение и воплотить его в жизнь, нередко ценою собственной. Отрадно отметить, что ни до, ни после него создать столь успешно действовавшее подразделение такого характера и масштаба не удалось ни в одной стране мира.
«Север-1» включал 11 оперативно-боевых групп, рассредоточенных в пяти провинциях Афганистана. В мои обязанности входило их контрразведывательное обеспечение. Мелочей в этом не было, недоработки, порой, стоили жизни. В ходе агентурно-оперативной работы нами в городе Мазари-Шериф был выявлен и задержан агент пакистанской разведки, прошедший годичную подготовку в столице приграничного Пакистана – Пешавар.
Свои задачи небольшие по численности оперативно-боевые группы выполняли в сложных условиях. Так, две из них, находившиеся в городе Меймене на севере Афганистана (почти 300 километров от основной базы Мазари-Шариф), длительное время из-за неблагоприятных погодных условий и сложной обстановки в провинции, не могли своевременно получить продовольствие, боеприпасы к штатному вооружению, предметы обмундирования. Частично разрешил проблему с продуктами питания начальник местного царандоя – народной милиции, который ранее учился в СССР. Он организовал доставку кукурузы и моркови в советские подразделения. Из кукурузной муки бойцы выпекали на сковороде пресные лепешки. Чай морковный готовили из высушенных корнеплодов.
Для доставки необходимого груза в Меймене, была сформирована автоколонна с боевым охранением, в состав которого вошел и я. Зная, что пути доставки перекрывали несколько боеспособных бандформирований, привлекли к операции афганский полк. На маршруте движения колонны через кишлаки Файзабад и Рахматабад, моджахеды организовали засады. Под ожесточенным огнем афганский полк развернулся в боевые порядки и при поддержке трех многоцелевых вертолетов Ми-8, вступил в бой, который длился пять часов. Лишь после его окончания нашей колонне удалось пробиться к месту дислокации оперативно-боевых групп.
27 января 1981 года моя «командировка» в Афганистан закончилась, и я по «Мосту дружбы» вернулся в узбекский город Термез. Сейчас много пишут о той войне, иногда с явными популистскими искажениями. Однако я твердо знаю: наша миссия была особой. Тех целей и задач, ради которых нас отправляли в Афганистан, мы достигли. И звание «Воин-интернационалист», как и нагрудный знак, я ношу с достоинством и честью»
.

Изображение

Изображение
20 декабря 1980 года, Мазари-Шариф. На обратной стороне афганской открытки боевые друзья Валерьяна Рыгаева в честь дня его рождения оставили свои автографы под текстом пожелания.


Аватара пользователя
sobkor
Форумчанин
Сообщения: 7124
Зарегистрирован: 08 авг 2005, 19:04
Откуда: Калининград
Контактная информация:

Re: "Досье" спецслужб...

Сообщение sobkor » 25 фев 2018, 17:06

Из редакционного портфеля газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
«ШТУРМАН ПО… ЖИЗНЕННОМУ ПРИЗВАНИЮ!

Изображение

Недавно в музейном образовании Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области чествовали юбиляра, капитана 2-го ранга в отставке Александра Бугакова. Почти три десятка лет морской офицер добросовестно занимался обеспечением обороноспособности морских рубежей нашей страны. Он прошел нелегкую штурманскую службу на кораблях Балтийского флота, в морской пограничной охране. Штурманская служба морского отдела Калининградской группы Пограничных войск, которую Александр Сергеевич продолжительное время возглавлял, всегда завоевывала первые места среди морских отделов управлений Пограничной службы.
Выросший в семье рабочих, Александр выбрал для себя путь военного моряка, поступив в Калининградское высшее военно-морское училище. В 1980 года начался его тернистый и славный путь офицера-моряка. Через два года штурманская боевая часть сторожевого корабля противолодочной бригады Балтийского флота, командиром которой он был, по итогам боевой подготовки была объявлена лучшей в соединении. Сегодня об этом свидетельствует фоторепортаж в старейшем в мире ежемесячном журнале по военно-морской тематике «Морской сборник» № 11 за 1982 год.
Молодой офицер участвовал в крупных учениях СССР и стран Варшавского Договора «Запад-81» и «Атлантика-84», которые проходили с участием кораблей Северного, Черноморского и Балтийского флотов. За время службы прошел ряд ответственных должностей и после развала СССР, из-за сокращений офицерских должностей на флоте перевелся в Пограничные войска. Службу начал с должности дивизионного штурмана – дивизионного артиллериста дивизиона пограничных сторожевых катеров, позже назначается флагманским штурманом дивизии, флагманским штурманом морского отдела Калининградского регионального управления ФПС РФ. За образцовое исполнение воинского долга, обеспечение обороноспособности морских рубежей Российской Федерации награжден орденом «За военные заслуги».
После увольнения в запас работал инспектором охраны в ОАО «Лукойл», слесарем механосборочных работ на «Автоторе» по сборке автомобилей KIA, механиком контрольно-кассовых машин в группе «Вестер-Сервис». Затем трудился капитаном судна на воздушной подушке в Скоростных водных линиях, инженером в ООО «Гидротексе» (межевание и картография), 3-м помощником капитана на морском танкере «Лена» вспомогательного флота Балтийского флота. Участвовал в тыловом обеспечении кораблей ВМФ России в Атлантике и боевых службах в составе объединённой группировки кораблей ВМФ России в восточной части Средиземного моря в районе Сирии.
В 2014 году Александру Сергеевичу была предложена ответственная должность старшего инспектора государственного портового контроля филиала ФГБУ «АМП Балтийского моря» в морском порту Калининград. Опыт работы, приобретенный за время военной службы, помогает ему в современных условиях успешно разрешать возникающие трудности, связанные с судоходством по морскому участку, который входит в зону ответственности Береговой охраны Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.
Совет ветеранов поздравляет Александра Сергеевича с юбилеем и желает доброго флотского здоровья, бодрости духа, успехов во всех делах и безаварийной жизни!
Семь футов под килем!

Капитан 1 ранга в отставке Владимир ПАЗЕХА
Фото Бориса ПАСТУШЕНКО
».

Изображение

Изображение


Ответить